Как воруют в «Борисполе»

Гендиректор аэропорта рассказал «Газете…», какие чемоданы — самые привлекательные для преступнков
– Истории с пропажами случаются чуть ли не каждый день, – признался нам Борис Рафаилович Шахсуваров, гендиректор «Борисполя». – Но вынести чемодан невозможно, вытащить могут только из чемодана. Да, иногда багаж теряется. Во многих аэропортах мира действуют автоматизированные системы сортировки. И в системах бывают сбои, от чемоданов отрываются бирки – опознать, чей багаж, становится очень трудно. Как часто летающий пассажир советую на спецвкладышах записывать свой адрес и телефон. 

 – Когда в «Борисполе» перестанут потрошить сумки?

– Мы далеки от того, чтобы искоренить кражи окончательно. Но количество жалоб на хищения из багажа пассажиров в 2009 году сократилось на 40%. Это результат комплексных мер, разработанных администрацией аэропорта и линейным отделением милиции аэропорта «Борисполь». В частности, это – проверка содержимого карманов персонала на наличие предметов, не связанных с работой. Под видеоконтролем – зоны обработки багажа, перрон. То есть – все, кроме багажника самолета, где вероятность краж самая высокая.

 

– Как же контролировать грузчиков в этих местах?

– Аэропорт приобретет специальные широкоформатные переносные видеокамеры, которые позволят стопроцентно контролировать действия персонала. Цена вопроса – 25 тысяч евро. Мы идем на эти расходы, понимая, что имидж аэропорта стоит намного дороже.

– А какое-то новое оборудование, помогающее предотвратить кражи, в аэропорту уже появилось?

– Разбирая отдельные случаи краж, мы пришли к выводу: не исключена «связка» между оператором систем контроля авиабезопасности (сотрудники аэропорта, которые «просвечивают» сумки и чемоданы. – Ред.) и грузчиками. Поскольку один видит все, что есть в багаже, а другой имеет к нему доступ. В настоящее время у нас смонтирована первая очередь системы досмотра багажа, позволяющей контролировать без участия оператора до 75% от общего количества багажа. Сотрудники проверяют багаж, когда прибор показывает, что внутри находятся запрещенные предметы. В этих случаях привлекаются и кинологи. В строящемся терминале D (начнет прием пассажиров в 2012-м. – Авт.) это влияние будет ограничено еще больше – предусмотрена четырехуровневая система безопасности.

– Когда в последний раз пропадали вещи пассажиров?

– Да буквально несколько дней назад. У нас установлен жесткий порядок: все работники, обслуживающие воздушные суда, по окончании смены проходят через контрольно-пропускной пункт, и при этом допускается проверка через рентген-аппарат содержимого личных вещей. Это делается для выявления мелких хищений имущества аэропорта и краж из багажа пассажиров. Во время очередной проверки работник охраны обнаружил сверток, а там – видеокамера, фотоаппарат и мужская туалетная вода. В милиции сейчас снимают отпечатки, расследуют.

Мы вообще запретили грузчикам носить с собой ножнички, отвертки, ножи и другие инструменты. Если у человека находят такие предметы, премии лишают без разговора.

– А выгодно работать грузчиком? Сколько они зарабатывают, легко ли устроиться на эту работу?

– Сейчас в аэропорту трудятся 273 грузчика, за прошлый год сменилась пятая часть сотрудников. Устроиться к нам стало сложно: когда мы берем на работу грузчика, просим принести справку, что не имел судимостей, проверяем предыдущие места работы. Что касается зарплаты, то цифры зависят от сезонности и выработки – в среднем это около 3 тыс. грн.

– Допустим, вы поймали вора «на горячем». Что дальше: увольнение, возбуждение уголовного дела и показательный суд?

– Материалы по фактам краж передаются в милицию. Но, к сожалению, если заявления пострадавшего нет – ведь в это время он уже может быть в Буэнос-Айресе, к примеру, – то и оснований для возбуждения уголовного дела тоже нет. Мы тогда убеждаем сотрудника уходить по собственному желанию. За полтора года уволили не меньше 50 человек, а вот уголовных дел возбудили только 12. И по этим делам до сих пор нет ни одного судебного решения.

– В декабре из-за непогоды отменили и перенесли множество рейсов, люди часами сидели в терминале… Можно сказать, что в таких условиях у недобросовестных грузчиков появляются благоприятные условия для краж?

– Во время задержки рейсов багаж находится в зоне сортировки, которая все время под видеонаблюдением. Если кто-то начнет лезть в сумки, это сразу же увидят сотрудники оперативного центра, которые на экранах наблюдают за этими зонами. Наиболее благоприятные условия для воров – в багажнике самолета при загрузке и разгрузке, ведь там пока нет видеокамер. Те, кто этим занимается, делают все очень тонко. Вот вы летите через Франкфурт в Нью-Йорк. Они смотрят на бирку багажа «пункт назначения: Нью-Йорк», а рейс на Франкфурт, тогда могут залезть и вытащить что-то. Вы в Нью-Йорке обнаружили пропажу, а потом попробуйте, докажите, где украли: во Франкфурте или в Борисполе.

– В последние дни декабря аэропорт дважды закрывался из-за снегопада. В аэропорту одновременно находилось около 3 тыс. человек. Люди сидели на полу – места для всех не хватало…

– Наш терминал В оставляет желать лучшего. Сегодня его пропускная способность – 1 тыс. 200 человек в час. С весны откроется новый терминал F, который разгрузит терминал В на 50%. В терминале В весной заканчивается реконструкция третей очереди галереи. Будет установлено 30 стоек регистрации, откроются бизнес-залы.

Что касается непогоды 28–29 декабря, то высота снежного покрова была 30 см – 35 часов непрерывно мело. Метеоусловия вынудили нас временно закрыть аэропорт в целях безопасности. То же самое было и во многих других аэропортах Европы. Но там другой менталитет, поэтому длительные ожидания воспринимаются пассажирами спокойно, как неизбежное зло.

– А когда самолет «Wizz Air» 30 декабря соскользнул со взлетной полосы и перегородил почти на 12 часов взлет и посадку другим, тоже менталитет виноват?

– Виновных найдет специальная комиссия. Но я уверен, что полоса была в полном порядке. Перед этим самолетом за полчаса сели 11 других.

http://mycityua.com/news/country/2010/01/29/140651.html

Читайте также: