Никаких мер безопасности. Что можно подхватить в тату-салоне? (журналистское расследование)

Анализы: сахар — в норме, на ВИЧ — отрицательный, на антитела гепатита С — позитивный. На третьем месяце беременности Марина узнала, что больна. Муж здоров, случайного секса не было, кровь не переливали, операций не делали. Только маленькая бабочка на шее, сделанная себе несколько лет назад в подарок на двадцатилетие… 

Что можно подхватить в тату-салоне?

«В любом случае, сразу после того, как кожу прокололи, можно ставить диагноз «дерматит», — говорит Павел Бардов, доцент кафедры дерматовенерологии Национального медицинского университета имени Богомольца.

— У одних он проходит без осложнений, у других — с ними. Возможно развитие экземы, аллергического дерматита, синдромов Стивенса-Джонса и Лайелла, смертность от которого 25%. Следует помнить и о сильной канцерогенности некоторых красителей».

Но самая большая опасность в тату-салонах — гепатит! Об этом в первую очередь говорили все опрошенные врачи и общественные организации, противостоящие этой болезни — «Гепатит С в Украине» и «Остановим гепатит!»
Игорь Анастасий, кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней университета Богомольца, уже много лет лечит больных гепатитом. Он показывает презентацию, привезенную несколько недель из Вены, со съезда Европейской ассоциации по изучению заболеваний печени. В презентации — последние данные по заболеваемости в мире.

«Гепатит В и С легко передаются через повторное использование игл и красок и недостаточную стерилизацию инструментов, —
говорит врач Анастасий. — Вот видите, для передачи гепатита В — достаточно одного десятитысячного миллиграмма крови, для гепатита С и ВИЧ — по одной сотой миллиграмма!»

Администрация по контролю за продовольственными товарами и медикаментами США на своем сайте предупреждает: татуировки опасны для здоровья.

В их журнале «Медицина» было исследование: шансы обладателей татуировок получить опасный вирус — в 9 раз выше. 33% людей с татуировкой больны гепатитом С. Среди людей без рисунков их значительно меньше — всего 3,5%.

Американская ассоциация банков крови и Американский Красный Крест не принимают кровь от доноров, чьим татуировкам — меньше года. Ровно столько времени необходимо для выявления всех возможных негативных последствий тату.

Чтобы уберечься от инфицирования гепатитом, инструменты надо либо выбрасывать, либо долго стерилизовать.

При 60°С вирус умирает через 10 часов; при 98-100°С — через 45 минут; автоклавирование (то есть стерилизации паром под давлением) тоже убивает гепатит через 45 мин.; дезинфицировать инструменты растворами нужно не меньше часа.

А как у нас? Никаких правил, регулирующих татуировки, в Украине нет. Их относят к парикмахерским и косметологическим услугам. То есть протыкание кожи у нас приравнено к… подстриганию волос!

«Свідомо» обратилось в Государственную санитарно-эпидемиологическую службу Украины.

Ответ был таков: «…Отдельных санитарных правил для такого вида объектов не существует. Чтобы предоставлять услуги, тату-салон должен получить Вывод Госсанэпидэкспертизы на материалы и оборудование… В случае нарушений — это штраф, постановление о временном прекращении функционирования, постановление о запрете эксплуатации, передача материалов в следственные органы».

В этом же письме добавили: «Регистрация и учет заболеваний вирусными гепатитами В и С, связанных с заражением в тату-салонах, не проводится».

«Никаких, просто никаких мер безопасности у нас не соблюдается!» — убирая со стола бумаги, рассказывает Оксана, бывшая сотрудница одного салона. Четыре месяца назад она родила и теперь делает татуировки на дому.

«Никто и никогда не выдерживает полного цикла стерилизации инструментов! Так, для вида засовывают в автоклав машинку, а исправно он работает или нет — никого не волнует. Перчатки — это тоже одно название. Их используют по нескольку раз. Логика такая: они должны защищать того, КТО ДЕЛАЕТ тату, а не того, КОМУ ДЕЛАЮТ. Да там никто и не думает не то чтобы о безопасности клиентов, но и о своей собственной! Больше всего меня раздражает, когда проверяют остроту иглы, коля себе ладонь.

Только я каждые полгода проходила обследование на СПИД и гепатит, тогда как в салоне нас работало шестеро!» — выпаливает Оксана. Она также утверждает, что, хотя и работает дома, предохраняется лучше, чем в салоне! Для работы выделила отдельную комнату, которую сразу после клиентов кварцует и стерилизует, а инструмент вываривает несколько часов.

«Свідомо» решило произвольно выбрать салон и посмотреть, как там с техникой безопасности.

Как я нашла иглы с кровью

«Мастер сделает тату на любой вкус», — просматриваю объявления. Звоню. Иду.

У входа в старенькую пятиэтажку — невысокий, наголо бритый парень лет 25-ти.

— А где же ваш салон?

— Студия здесь — на втором этаже, — показывает рукой на лестницу.

«Студия» оказывается маленькой съемной комнаткой в коммуналке.

— Я не только этим зарабатываю, я этим живу! — с гордостью комментирует «мастер». Не обманул — живет. Рядом с кроватью с тигровым покрывалом, на которой «мастер» спит — кушетка, на которой «мастер» работает.

Дмитрий называет себя по призванию музыкантом. Работал на стройке. За полгода понял, что это не его. Начал рисовать тату.
— Мы же почти что хирурги, работаем с кровью.

— А сам с медициной связан, может, курсы проходил? — переспрашиваю.

Смеется: — Нашатырь есть — почему я не врач?

— А аптечка?

— Ага. Только далеко, — отрезает он — понимает, что могу попросить показать. Зато вытягивает из шкафа коробку с одноразовыми иглами. — Работаем с одноразовыми приборами и в перчатках.

— А перчатки где? — не прекращаю допрашивать Дмитрия.

— Нет. Сегодня нет… Закончились.

Минут десять убеждает, что зато есть всё для стерилизации инструментов. Но не показывает и автоклава в комнатке нигде не видно.

— Знаешь, в салонах все иглы выбрасывают в специальные боксы. У тебя такие есть?

«Мастер» смотрит на меня все с большим подозрением.

— Нет, — на минуту задумывается. — Я их не выбрасываю. Собираю сюда, — ставит на стол передо мной литровую банку использованных иголок. — Хочу, когда много соберу, из них что-то сделать. Может, фигурку какую-то…

— А можно чая? — мне надо остаться с иглами наедине.

— А может, вино? — уже на выходе из комнаты предлагает Дмитрий.

Отказываюсь. Пока он идет на совместную с соседями кухню, осторожно хватаю иглу, торчащую из банки.

На ней — засохшая кровь и краска. Крови для анализа на инфекции маловато. Но она таки есть!

«Наиболее опасно исполнение татуировок с помощью многоразовых машинок. Ведь если машинку плохо или вообще не продезинфицировать, то в случае нанесения тату человеку, больному гепатитом, инфицированная кровь попадает на иглу и, соответственно, может остаться на машинке. И достаточно вероятно, что следующий клиент такого тату-салона получит не только желанную татуировку, но и гепатит», — объяснял инфекционист Игорь Анастасий.

— Спасибо! — отказываюсь от чая. — Засиделись мы… До свидания!

Если бы не анализ перед родами, Марина могла бы и не узнать о гепатите, годами убивавшем ее печень. Гепатит С протекает без симптомов — печень не болит до тех пор, пока не откажет.

Марине еще повезло, что Никита родился здоровым. И хотя ему всего четыре месяца, он уже спас маме жизнь!

Марина Землянская, Бюро Журналістських Розслідувань «Свідомо», «Кременчугский Телеграф»

Читайте также: