Как я искал работу в Киеве и попадал на треш-вакансии и мошенников-рекрутеров

Тут-то и оказалось, что фирма занимается продажами металлопластиковых окон в переходах и возле станций метро. Вы же все видели этих ребят с неестественно счастливыми лицами? Тут мы и поняли, что все указанные должности и уровень оплаты труда были фикцией.

Корреспондент киевского информагентства Степан Крьока в материале рубрики «Самиздат» в издании  MC Today рассказывает, как после переезда в Киев из Закарпатья работал за 500 грн в месяц, общался с рекрутерами-мошенниками и пытался продавать спутниковые тарелки крымчанам во время Майдана.

Переезд в столицу

В 2013 году у меня возникла идея переехать в большой город. В родном Мукачево, где я работал в местной мэрии, перспектив было немного. План был простым: используя взятые с собой «подъемные», быстро устроиться куда-то с низкой зарплатой, а затем искать работу мечты. Но задача оказалась сложнее, чем я думал.

На дворе стоял февраль 2014 года. Впереди были аннексия Крыма, война на Донбассе и все связанные с этими вещами последствия для экономики. Сложностей добавляли мошенники на рынке труда и попытки столичных кадровиков обмануть соискателя.

Степан Крьока

Степан Крьока

Как я продавал крымчанам спутниковые тарелки во время революции

Моя первая столичная работа обернулась провалом в финансовом плане. Но обо всем по порядку. Это был отдел продаж в колл-центре филиала одной крупной западной телекоммуникационной компании. В вакансии кандидатам обещали ставку 3 тыс. грн и  5-7 тыс. грн с бонусами.

На собеседовании выяснилось, что все не так: оплата труда зависит от выработки. За шесть часов непрерывных звонков случайным людям я должен был продать им оборудование для спутникового телевидения от этой компании плюс подписку. Выработка состояла из закрытых продаж.

Теперь самое интересное. На дворе был февраль-март 2014 года, а все мои собеседники как назло жили в тогда уже аннексируемом Крыму и на Донбассе. Спутниковые тарелки не были нужны ни там, ни там. К тому же многие из абонентов-крымчан, услышав, что я звоню из Киева, слали меня ко всем чертям, желали сгореть в аду вместе с Майданом и даже угрожали.

Кодекс морального поведения работника колл-центра и перспективы штрафа не позволяли мне ни ответить абонентам взаимностью, ни просто положить трубку. Еще бы. Клиент всегда прав. Даже если этот клиент в настоящее время стоит в очереди в военторге за российским вооружением и обмундированием или захватывает административные здания с целью провозгласить непризнанную пророссийскую республику.

Но это было не самое печальное. «Звонящий и продающий» оператор колл-центра должен был отработать шестичасовую смену. Именно отработать. На результат. Из шести часов личного времени ему выделялось всего минут 40 на поесть, туалет и покурить. Если время, потраченное на личные дела, превышало 40 минут – штраф. Не знаю, кто все это придумал, но уверен, что этот человек был фанатом чистого капитализма образца XIX века и ни о профсоюзах, ни об официальном оформлении он ничего не слышал. Печенек тоже не было.

Спустя месяц такой работы мне так и не удалось раскрутить на подписку жителей Донбасса и аннексированного Россией Крыма. Наверное, потому что и у тех, и у других все новости находились прямо за окном и ни в каком телевидении они не нуждались. А моя первая киевская зарплата составила чуть больше 500 грн, которые были заботливо упакованы в конверт мелкими купюрами.

На вопрос: «Что за х**нь?» мне, как в Одессе, ответили вопросом: «А что ты сделал для компании?» На этом моя работа там и завершилась.Неприятно удивившись уровню оплаты, я решил оттуда уйти. Хотя уходить было некуда, да и подъемные, скопленные на госслужбе, быстро таяли.

Видя приближающегося полярного лиса, я готов был идти работать куда угодно. Одной из таких вакансий была работа упаковщика игрушек за 100 грн в день. Что ж, упаковщик так упаковщик. После звонка мне предложили посетить офис фирмы для собеседования.

Итак, представьте: тихий киевский дворик, девять утра, апрель. Перед бронированной дверью офиса собралось человек семь. Все они ждут собеседования на разные вакансии. Люди тоже разные. Больше всех запомнились бывший заместитель директора птицефабрики, бухгалтер с большим опытом работы, а также парень лет 25, который никогда нигде не работал, но всем своим видом выражал тлен и обездоленность.

Примерно в 9:15 дверь офиса открылась, и нас пригласили войти. Встречал парень лет 27 в потрепанном костюме и с обветренным лицом, а также девочка неопределенного возраста, но однозначно моложе 30. Парень попросил нас построиться в некое подобие шеренги и подождать менеджера. Он упоминал эту должность с особым уважением, подобно тому как священнослужители отзываются о божестве.

Мы построились в шеренгу и стали ждать это самое божество. Оно явилось нам в виде паренька лет 20, но в костюме получше, чем у встречавшего нас почитателя. Менеджер прошел мимо шеренги, осмотрел нас, как сержант осматривает новобранцев. Он сказал нам, что встречавшие нас парень с девушкой – самые лучшие и самые подающие надежду сотрудники компании, а также изрек свой вердикт: «Все в поле!»

Тут-то и оказалось, что фирма занимается продажами металлопластиковых окон в переходах и возле станций метро. Вы же все видели этих ребят с неестественно счастливыми лицами? Тут мы и поняли, что все указанные должности и уровень оплаты труда были фикцией. А главной задачей было заманить в контору побольше народу и убедить их продавать металлопластиковые окна. Где платят от выработки. Как, собственно, и на прошлой работе.

Попытка устроиться на работу номер два. Снова неудачная

Вторая похожая вакансия – что-то вроде техподдержки в компании по продаже автомобилей. Собеседование вела 20-летняя девочка. Весь ее вид говорил о том, что у нее это 30-е собеседование за день, а очередь на собеседование в коридоре – что на мое место претендует еще несколько десятков человек. Сама беседа выглядела примерно так:

– Мы компания, которая занимается продажей автомобилей. Вам же интересны автомобили?
– Конечно.
– Вот! Ваши должностные обязанности предполагают консультацию людей, которые будут продавать свои машины у нас и не знают, как проехать к нашим автостоянкам. Оплата еженедельная, 7 тыс. грн в месяц. Вам интересно?
– Допустим.
– Замечательно! Вы в этой сфере человек новый, и если вы пройдете это собеседование, мы вас отправим на тренинг. Тренинг платный, 300 грн. По результатам тренинга мы решим, брать ли вас на работу.
– До свидания…

Не знаю, кто придумал такую вещь, как мошенничество с трудоустройством, но это явно один из самых мерзких и неэтичных видов заработка. Лица, которые таким занимаются, – однозначно клиентура правоохранителей. Хотя я никогда не слышал, чтобы какую-нибудь из таких контор прикрыли.

Вместо эпилога

Походив на ряд таких собеседований, на третий месяц после переезда в столице работу я все-таки нашел. Но не перебирая вакансии, а используя теорию шести рукопожатий. Я обратился к знакомому из Запорожья. Он год перед этим посетил Мукачево, и я провел ему экскурсию по местным пабам. Знакомый работал региональным корреспондентом столичного информагентства и устроил мне собеседование. Так я и стал столичным журналистом.

Но это уже совсем другая история.

Автор:   MC Today 

Читайте также: