О делах с ДТП и экспериментах над правосудием

Правила дорожной опасности 7 июня, 17:13 Распечатать Выпуск №21, 8 июня-14 июня Решит ли Украина задачу по сокращению травм и смертей от ДТП в рамках Целей устойчивого развития. © depositphotos / photographee.eu

Уголовные дела ДТП справедливо считаются проблемными. Речь идет и о сложностях с соблюдением процедур отбора образцов (ст. 241 УПК), и о проведении должным образом организованного следственного эксперимента, и о получении правдивых исходных данных для экспертиз.

Доказательствами по делам ДТП являются: протокол осмотра места происшествия, фото, схема дорожно-транспортного происшествия, заключение экспертиз, показания свидетелей и т. п. Если в ходе судебного заседания устанавливается, что обвиняемый не нарушал Правил дорожного движения, аварийная ситуация вызвана не его действиями и действия обвиняемого были вынужденными, то столкновение вменяться ему не может.

ДТП с участием нескольких водителей требует установления причинной связи между действием (нарушением правил безопасности дорожного движения) каждого из них и наступившими последствиями; исследования характера и очередности нарушений, совершенных каждым из водителей; выяснения, кто именно создал аварийную ситуацию, то есть степени участия каждого. Если такая связь в действиях обвиняемого отсутствует, то имеет место недоказанность его вины и оправдание.

В адвокатской среде бытует не лишенное правдивости мнение о наличии в делах ДТП коррупционной составляющей, особенно на этапе досудебного следствия. Характерным для таких дел является и давление общественности на судебную систему. Сохранять в таких условиях беспристрастность и объективность судьям трудно. От судьи требуется большой опыт и высокий профессионализм, чего непросто достичь в условиях постоянной перетасовки судей и отсутствия их специализации.

Дела ДТП. Фото: Pixabay

Дела ДТП. Фото: Pixabay

Самое проблемное уголовное дело по ДТП

Известное дело З. является одним из самых проблемных среди дел ДТП. Не исключено, что на приговор повлиял резонанс и давление на судей общественного мнения. Во всяком случае, одинаковый приговор обоим фигурантам дела вызывает серьезные сомнения в правильности такого решения, где один человек искренне раскаялся, многое сделал, чтобы по крайней мере компенсировать материальные потери, а второй не признавал своей вины.

Для установления вины нужно исследовать причинно-следственные связи, которые привели к трагедии. Известно, что авто З. столкнулось с автомашиной Д. За основу взяты причинно-следственные связи исходя из того, что действия Д. были неправильными. Тогда, гипотетически, действия З., даже если она нарушила правила дорожного движения, не находятся в прямой причинной связи с трагедией. После столкновения с автомашиной Д. она уже не могла ничего изменить и предотвратить тяжкие последствия.

С помощью следственного эксперимента можно было бы установить точную скорость автомобиля З. и задать экспертам вопрос, насколько превышение скорости могло способствовать тяжким последствиям. Но в любом случае именно неправильные действия Д. (если верить утверждению обвинения) находились в прямой причинной связи с последствиями трагедии. В такой ситуации можно было ставить перед судом вопрос о полном оправдании З.

Прокурор договорился со свидетелями в судебном деле ДТП

В делах ДТП слишком высока вероятность фальсификаций и злоупотреблений. Так, по делу Н. последний наехал на телегу, не увидев ручку плуга, которая выступала за пределы телеги и не была должным образом обозначена. Телега не была оборудована светоотражателями и выехала на трассу, где движение гужевого транспорта запрещено. Дело было возбуждено по ч. 2 ст. 286 УК. При этом прокурор договорился со свидетелями, и те дали показания, что никакого плуга на телеге не было. При таких условиях, согласно исходным данным, у водителя автомашины было достаточно времени, чтобы среагировать на телегу, которую он обгонял. Таким образом, у водителя авто в наличии вина, что и было подтверждено заключением эксперта.

Ситуацию спас допрос извозчика. При этом адвокат использовал приемы из арсенала адвокатов Великобритании и США — то есть принцип петли и наводящие вопросы на перекрестном допросе. Не давая извозчику уклониться от основной темы, адвокат включал ответ извозчика в начало нового вопроса, связанного с предыдущим (принцип петли), а затем, отвлекая внимание, начал расспрашивать о бутылке с недопитым спиртным, которую нашли в телеге, высказывая предположение, что извозчик был в нетрезвом состоянии.

Это встревожило извозчика, который решил, что адвокат хочет доказать, что он был в состоянии алкогольного опьянения. Активно отрицая это предположение, извозчик потерял бдительность, и тогда адвокат, не в связи с предыдущими вопросами, спросил: «А куда вы дели плуг, который был на телеге?». И извозчик признал, что от удара плуг вылетел посреди трассы и мешал движению. Поэтому он его оттащил на обочину. В результате удалось нейтрализовать указания прокурора насчет показаний и успешно завершить дело путем примирения участников ДТП.

Очевидные фальсификации в делах о ДТП

Иногда досудебное следствие не брезгует очевидной фальсификацией и от адвоката требуется немало выдержки и профессиональной работы, чтобы вывести дело ДТП на чистую воду. Так, в деле Т. потерпевшая получила легкие телесные повреждения. Тем не менее, дело квалифицировали по ч. 1 ст. 286 УК. В госпитале указали диагноз — перелом бедра, то есть телесные повреждения средней тяжести, что и подтвердил эксперт на базе записей в истории болезни.

Кроме того, показаниями свидетелей пытались доказать, что водитель был в нетрезвом состоянии, о чем был составлен протокол по ст. 130 Кодекса об административных правонарушениях. Согласно ст. 286 УК, состояние алкогольного опьянения водителя не влияет на квалификацию преступления, однако является отягчающим обстоятельством при назначении наказания и должно указываться в приговоре (ВСУ по делу №5-368кс(15)16 от 1 декабря 2016 года).

Ведь, согласно ч. 4 ст. 67 УК, «если любое из обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотрено в статье Особой части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, влияет на его квалификацию, суд не может еще раз учитывать его при назначении наказания как отягощающее».

В Апелляционном суде адвокату удалось добиться решения о закрытии данного дела о ДТП по ст. 130 КУоАП за отсутствием и события, и состава административного правонарушения. Таким образом, отягчающее обстоятельство отпало.

Дела ДТП. Фото: Pixabay

Дела ДТП. Фото: Pixabay

Адвокатским расследованием было установлено, что медицинская помощь не оказывалась в соответствии со стандартом (Приложение к приказу Минздрава №226 от 27 июля 1998 года). Стандарт предусматривает обязательную рентгенографию поврежденного участка в двух проекциях, общий анализ крови, ЭКГ и консультацию терапевта. Далее следует медикаментозная подготовка, хирургическая операция, сращение отломков, восстановление формы и функции конечности.

Однако потерпевшей не делали ни рентгенограмму, ни анализ крови, ни операцию. После того как адвокат начал настаивать на проведении рентгенограммы и повторной экспертизы, было достигнуто соглашение о примирении. Водитель, не желая встревать в длительный процесс с проведением экспертиз и следственных экспериментов, согласился заключить такое соглашение с потерпевшей.

Оставление преступником места ДТП и неоказание помощи потерпевшему, который впоследствии погиб, не считаются тяжкими последствиями, отягчающими наказание, в соответствии со ст. 135 и 286 УК Украины (ВС/ККС, №566/606/15-к от 20 июня 2018 года). Такую позицию можно считать недостатком ст. 286 УК.

Спасти обвинительный приговор

В делах по ДТП важно допросить всех свидетелей, в первую очередь очевидцев. Это обстоятельство иногда не учитывают даже в Верховном суде. Так, по делу Б., которое тянулось более шести лет, ни суд первой, ни суд второй инстанции не допросили свидетеля, который был единственным очевидцем. Его показания прямо опровергали исходные данные, представленные эксперту, а следственный эксперимент, несмотря на все усилия адвокатов, проведен не был. В этом деле, спасая обвинительный приговор, судьи Верховного суда заявили, что свидетель был допрошен в первой инстанции, что не соответствовало действительности. С верховными судами такое бывает, и не только в Украине.

Здесь можно вспомнить судью Верховного суда Франции. Его спросили: «Как вы относитесь к тому, что суд первой инстанции допустил ошибку, апелляционный суд не исправил ее, а Верховный суд Франции эту ошибку проигнорировал?». «Ну что же, — ответил судья, — значит, так решил французский народ». В таких случаях остается надеяться только на Европейский суд по правам человека.

Помню, что в СССР во времена генерального секретаря Андропова от судей требовали обязательных обвинительных приговоров, даже если доказательная база была слабой. Это называлось «волевым» решением. Сегодняшняя власть, видимо, тоже ждет от судов таких «волевых» решений. Отсюда и бесконечные эксперименты над правосудием.

Дела ДТП (ст. 286 УК) продолжают оставаться делами особой сложности, и практика их рассмотрения весьма неоднозначна. И если эти дела попадут под фильтры, которые готовит Верховная Рада, и конечной инстанцией будет только апелляционный суд, то это значительно усложнит ситуацию с рассмотрением таких дел и приведет к увеличению количества обращений в Европейский суд. Ведь Верховный суд является тем ситом, которое страхует государство Украина от увеличения количества дел в ЕСПЧ.

Автор: ; РАКУРС

Читайте также: