Когда «креатив» переходит в криминал. Неожиданный поворот в секс-скандале с Нацполицией

Tinder-скандал

Скандал вокруг Александра Варченко, мужа замглавы Государственного бюро расследований (ГБР) Ольги Варченко, в социальной сети Tinder (сеть для романтических знакомств) обернулся совершенно неожиданно.

Полиция арестовала политтехнолога Владимира Петрова и блогера Александра Барабошко, причастных, по мнению правоохранителей, к делу. Причем Барабошко суд избрал меру пресечения – содержание под стражей сроком на два месяца с возможностью внесения залога в более чем 3 миллиона гривен. А Петров “отделался” домашним арестом.

Как передает УкринформПетрову инкриминируют нарушение ст. 383 (заведомо ложное сообщение о совершении преступления), ст.162 (нарушение неприкосновенности жилья), ст. 182 (нарушение неприкосновенности частной жизни) и ст.343 (вмешательство в деятельность работника правоохранительного органа) Уголовного кодекса Украины. А блогеру Барабошко сообщили о подозрении в нарушении ст. 368 (получение взятки), ст. 162 (нарушение неприкосновенности жилья), ст. 182. (нарушение неприкосновенности частной жизни), ст. 343 (вмешательство в деятельность работника правоохранительного органа) УК.

По большому счету обоих обвиняют в организации компрометирующей “спецоперации” против человека в названной соцсети. С привлечением подставных лиц и фальшивых аккаунтов.

Володимир Петров
Владимир Петров // Фото: facebook

Между тем, Владимира Петрова не первый раз ловят на таких грязных делах. В 2009 году Петров вел блог Арсения Яценюка, позволяя себе откровенно оскорбительные комментарии в отношении читателей. Также Петрову инкриминируют “вброс” 2009 года – обвинение отдельных нардепов от БЮТ в педофилии. В 2013 году произошла пожалуй одна из самых известных его выходок – друг и коллега Петрова, Алексей Дурнев вручил тому же Яценюку морковь, намекая на его внешность. Для политтехнолога подобные пиар-технологии на грани “фола” – обычное дело.

Если же окажется, что весь этот скандал действительно “заварили” Владимир Петров и Александр Барабошко, то мы имеем уникальный прецедент – впервые в Украине за откровенную “чернуху” авторам предъявлены реальные обвинения, и они имеют все шансы понести наказание. Раньше черный пиар и преступлением вообще-то не считался.

Олександр Барабошко
Александр Барабошко

Хотя в Уголовном кодексе соответствующая классификация подобным действиям предусматривалась. Так интересно, о чем свидетельствует нынешний “разворот” правоохранителей в оценке таких преступлений? Учитывая то, что жертвой скандала стал глава департамента защиты экономики Нацполиции Украины, не банальная ли это месть со стороны правоохранителей за своего коллегу?

Куриные лапки, Tinder и семья чиновников: все, что известно о скандале

Напомним, скандал начался с поста в Facebook студентки 3 курса Киевского политехнического института Натальи Бурейко, в котором она рассказала о домогательствах и угрозах со стороны Александра Варченко. «Сначала он казался галантным мужчиной и джентльменом, осыпал комплиментами и присылал открытки, хвастался своими связями и положением в обществе. Потом начал навязчиво и агрессивно настаивать на сближении, за которое обещал меня «озолотить». После того, как я отказалась и дала понять, что дальнейшее общение нежелательно, он начал писать оскорбления и угрожать мне расправой, писать, что я его собственность, что я никто, что он может делать со мной все, что достанет меня везде», – писала в посте Бурейко. По ее словам, когда она заблокировала мужа в Tinder’е, начались угрозы от неизвестных людей ей и ее родственникам. А потом Варченко якобы прислал ей букет цветов и коробку… птичьих лап. Этот пост моментально разлетелся по социальной сети (его уже удалили. – Авт.), и также его распространили ряд украинских СМИ. На следующий день Бурейко подала жалобу в прокуратуру.

Наталя Бурейко і Олександр Варченко // Колаж: kp.ua
Наталья Бурейко и Александр Варченко // Коллаж: kp.ua

Александр Варченко отреагировал на обвинения отрицанием, мол никогда не был знаком и не вел никаких переписок ни в каких мессенджерах. “Не исключаю, что хакерами был создан аккаунт с использованием моих фотографий, и с него велась это провокационная переписка с Натальей Бурейко. Думаю, что эта информационная атака связана с тем, что моя гражданская жена, Ольга Варченко занимает должность первого заместителя председателя Госбюро расследований и многим стала костью в горле”, – писал Варченко.

Сразу же после этого студентка удалила со своей facebook-страницы все сообщения с обвинениями Варченко и опубликовала извинения. Мол, она стала жертвой циничной провокации, о чем очень сожалеет и приносит извинения семье Варченко. После этого студентка исчезла не только из поля зрения СМИ, но и из вуза. И вот только недавно появилась информация, что Бурейко находится под действием программы защиты свидетелей.

Не замедлил с комментариями и советник министра внутренних дел, народный депутат Антон Геращенко, назвав эту ситуацию обычным фейком и добавив, что Варченко и Бурейко стали жертвами хорошо продуманной и циничной провокации. По его словам, она имела две цели: во-первых, втоптать в грязь семью Варченко, а во-вторых, поднять в обществе очередную волну ненависти к Национальной полиции.

Скандал утих, но оставил много вопросов. Например, если это действительно была провокация, то кто заказчик? Кого пытались дискредитировать – саму Ольгу Варченко или ее мужа Александра? Кому это было выгодно? Ответы на эти вопросы, надеемся, теперь даст следствие, которое подозревает, что авторами “спецоперации” были известные сетевые провокаторы Барабошко и Петров.

Политтехнологи должны четко чувствовать грань между политическим креативом и откровенным криминалом

Интересно было пообщаться с коллегами “по цеху” о рисках этого прецедента. Политтехнолог Дмитрий Бачевский в комментарии Укринформу, например, пояснил, что политтехнологов высокого уровня, по неписаным правилам их сообщества, обычно не трогают. По крайней мере никогда не впутывают в это правоохранителей.

Дмитро Бачевський
Дмитрий Бачевский

“Политтехнологи – просто инструмент политиков, их оружие, наемники, которые сегодня работают против тебя, а завтра – за тебя против конкурента. Ничего личного, только бизнес. Единственная карательная мера, котораяк ним применяется, – это репутационная дискредитация, которая направлена в конечном счете больше против “работодателей”, чем против исполнителей”, – пояснил Бачевский.

В то же время, ситуация со скандалом вокруг чиновника МВД Александра Варченко, по мнению политтехнолога, неординарная. Поскольку, скорее всего, она касается не борьбы за голоса электората, а контроля над ГБР, в котором работает его жена. Хотя нельзя исключать и версию личной мести Александру Варченко за его профессиональную деятельность. “Ни Александр Варченко, ни его жена Ольга не являются политиками, которые борются за голоса избирателей, поэтому этот случай не имеет политической окраски – никто не станет в позу, мол, это политическое преследование. В этой ситуации правоохранители смогут без помех со стороны общественности и СМИ провести следственные действия и довести дело до логического конца”, – пояснил политтехнолог.

По мнению Дмитрия Бачевского, общих “правил игры” на властном Олимпе эта ситуация не изменит, поскольку в ней очень мало публичной политики и слишком много грязи. “Это – отдельный случай, который вряд ли станет прецедентом для дальнейших преследований пиарщиков из разных политических сил. С другой стороны, история станет хорошим уроком для политтехнологов, которые должны наконец научиться чувствовать ту грань, где заканчивается политический креатив и начинается откровенный криминал”, – резюмирует Бачевский.

Позволим себе добавить к словам эксперта и собственные замечания. Учитывая, что Ольга Варченко – заместитель председателя украинского “ФБР” – органа, который теоретически должен расследовать дела сильных мира сего, в том числе, и лиц, непосредственно контактирующих с избирателями, то дискредитацию можно рассматривать и как политизированную. Опять же ответ на этот вопрос должен дать суд.

Автор:  Александр Карпенко, Киев; Укринформ

Читайте также: