Пристрелка «русского мира» в Керчи

Пристрелка «русского мира» в КерчиПристрелка «русского мира» в Керчи

21 погибший и более 50 раненых — такова еще не окончательная статистика этой трагедии. Но получивших психологическую травму, наверное, не ошибусь, — миллионы. Потому что это первый «школьный расстрел» в Украине — на ее временно оккупированной Россией территории Крыма.

Случилось то, чего каждый из нас с начала войны с Россией опасается больше всего: терактов в школах, больницах или жилых домах. Словом, всего того, что для путинской России уже пройденный этап, закрепивший вседозволенность действий спецслужб и опыт преодоления боли населения. А для нас — впервые, причем где-то далеко, «под Россией», но погибли граждане Украины.

БОЙНЯ В КЕРЧИ

К сожалению, политическое руководство страны не до конца это осознало и ограничилось выражением сочувствия родным и близким погибших граждан Украины, но национальный траур, невзирая на логику, сочувствие и публичные призывы общественных деятелей, объявлять не стало, пишет ZN.UA .

«Если бы Россия не пришла, в Крыму было бы как на Донбассе», — говорят русские. Забывая сказать, что без их «прихода» посланцев Кремля и войны-то не было бы. Теперь в Крыму будет — как повсюду в России — небезопасно. Намного более небезопасно, чем в воюющей Украине, которая, по их словам, якобы failed state. Убедиться в засилии насилия в «сильной» России можно очень просто: посмотрите ленты новостей их информагентств, в том числе региональных, — они шокируют количеством насильственных преступлений с применением оружия всех видов.

В стране, где на уровне государственной политики создан культ силы; где само государство является преступником в отношении своих граждан, права и свободы которых оно ограничивает и системно нарушает; в стране, где ведется неприкрытая пропаганда военщины и оправдания агрессивной войны, наверное, иначе и быть не может.

Картинки по запросу дети с оружием в россии

Оккупированный Крым за четыре года аннексии хлебнул этой отравы сполна. Его главная поражающая составляющая — ненависть. Начиная с 2013 года, доморощенные технологи режима Януковича и приданные им из России силы ковали из патриота-украинца образ врага — бандеровца/фашиста/карателя.

Им на смену пришли росСМИ: сразу после захвата ВР и правительства АР Крым террористами-спецназовцами были заблокированы РТПЦ и передатчики украинских телерадиокомпаний, на частотах которых тут же стали выходить российские каналы с программами, созданными по классическим лекалам информационных спрецопераций, то есть — военных.

Героями были объявлены люди, совершившие тяжкие преступления — государственную измену, нарушение территориальной целостности и способствование военной агрессии. На «уроки мужества» в школы пошли «самообороновцы» Крыма, многие из которых еще вчера были известны как бездельники и мелкие жулики, на лечение потянулись раненые «ополченцы» Донбасса, щедро делясь «боевыми подвигами» с местными СМИ.

Пошла установка — открывать в общеобразовательных школах «кадетские классы». То есть вполне военизированные классы, со строевой, командирами и присягой. В нашей родной украденной Украинской гимназии (теперь это академическая гимназия) осталось всего три украинских класса. И создано три — кадетских, прикрепленых к МЧС. И ко всем политическим событиям.

Картинки по запросу «кадетские классы».

«18 марта. В жизни Крыма особая дата. Четвертая годовщина «Крымской весны» у кадетов 5 класса прошла под лозунгом: «Россия выбирает будущее». В день выборов президента Российской федерации кадеты 5 и 6 классов приняли участие во флеш-мобе для избирателей», — читаем на сайте уничтоженной Украинской гимназии.

В Севастополе есть кадетские классы… Следственного комитета РФ. Там же, вскоре после аннексии, появилось и первое кадетское училище — военная школа для подростков. Ее открытие буквально форсировали — министерство обороны построило здания этого учебного заведения всего за пять (!) месяцев.

И да, есть же еще и «крымские казаки», как же без них: «героям» оккупации разрешили открыть детский Казачий корпус (замечу, что он существовал и в период до аннексии Крыма — списать на издержки демократии не получается).

Картинки по запросу «крымские казаки»,

С лета 2017 года «детская» программа Следкома работает и в период каникул — в «Артеке» появилась специализированная смена «Юный следователь». Впрочем, огневая подготовка в некогда международном детском центре — теперь не только у юных следкомовцев, как можно судить по фотографиям, вызвавшим возмущение в соцсетях. Детей «попроще» в детском оздоровительном летнем лагере «Лесной» под Судаком обучали военному делу — стрельбе из различных видов вооружения и тактике ведения боя.

Перечислять еще можно долго, к сожалению. важно понимать: когда мы говорим о милитаризации Крыма, то речь идет не только о переброске новых военных кораблей и С-300 на полуостров, об увеличении личного состава и растворении в местном населении членов семей оккупантов и «колонизаторов». Милитаризация Крыма — это серьезный комплекс мер по влиянию на общественное сознание людей, поддержание состояния опасности (страха) и готовности «встать на защиту» — по команде, разумеется.

Картинки по запросу дети с оружием в артеке

Туда же — внедрение давно забытых советских традиций и рефлексий, отмечание всех советских праздников с их атрибутами (официальными и «народными»), порой доходящими до полного абсурда, Например, широко представленная в торговой сети (включая интернет-магазины) военная форма времен Второй мировой для детей — от грудничков до старшеклассников для празднеств в честь 9 Мая.

Теракты в России — независимо от того, кем проведенные и инспирированные — позволяют спецслужбам РФ и режиму, которому они являются опорой, решать серьезный перечень задач: от содержания населения в тонусе и страхе — до закручивания гаек прав и свобод в связи с угрозой. Но это никак не защищает простых граждан в случае реальной опасности.

Крым сегодня буквально зарешечен — все автостанции в решетках и с проходом через «рамку», все учебные заведения — в заборах и ограждениях. Высоких. Чтобы убежать от «стрелка», перепрыгнув решетку, студенты керченского колледжа подсаживали друг друга — девушки взбирались по спинам ребят. То есть, все эти «меры безопасности» — на самом деле либо фикция, создающая видимость без возможности для спасения, либо просто корм, швыряемый в пасть многомиллионных госзакупок, на которых греют руки заказчики; либо ловушка — ведь вырваться за ограду весьма проблематично.

Но вот что делается у русских продуманно и от души, так это борьба с инакомыслящими или потенциально неблагонадежными. За годы аннексии за решеткой по обвинениям в экстремистской или террористической деятельности оказалась почти сотня людей. Большинство — крымские татары, мусульмане. Проведены тысячи спецопераций, с блокированием населенных пунктов и дорог на время обысков и облав, Центр «Э» (по борьбе с экстремизмом) собрал, наверное, самую богатую коллекцию отпечатков пальцев крымчан. Правомерность такого действия на полуострове — по умолчанию.

При этом купить огнестрельное оружие в России можно с 18 лет. Справки-разрешения, с учетом коррупции в выдающих их органах, — дело наличия необходимой суммы, а не соответствия нормам/анализам. Поэтому не удивительно, что предполагаемый «керченский стрелок» Владислав Росляков смог приобрести орудие преступления вполне легально.

Воспроизвести картину трагедии полностью ни у журналистов, ни у следственных органов Украины, открывших уголовное производство по статье о терроризме, по понятным причинам нет возможности. Сделать это, опираясь на сообщение российских органов, СМИ и видеозаписей свидетельств жертв и очевидцев расстрела, пока что невозможно даже для выстраивания точной хронологии события. Сколько было взрывов заложенных взрывных устройств, сколько было «стрелков», кто они — вопросы открытые.

На информационной поверхности и в официальной версии российских органов следующее: 18-летний студент Владислав Росляков, придя в колледж, взорвал несколько бомб и расстрелял студентов и преподавателей из охотничьего помпового ружья, а затем поднялся в библиотеку и застрелился. В результате погиб 21 человек, из которых — пять преподавателей и шестеро — несовершеннолетних. Пострадали еще около 50 человек.

По всем формальным признакам, Росляков повторил сценарий бойни в американской школе «Колумбайн» в штате Колорадо в 1999 году. Тогда ученики Эрик Харрис и Дилан Клиболд застрелили 13 и ранили 23 школьников.

Следственный комитет РФ вначале возбудил уголовное дело по статье о теракте (ст. 205 УК РФ), однако на следующий день дело было переквалифицировано на статью ст.105 УК РФ — «Убийство двух и более лиц общеопасным способом».

В Сети есть немало видео, записанных студентами, но самые информативные выложены на канале Breaking Mash (проект прокремлевского телеканала Life). На них — съемки веб-камер колледжа, зафиксировавшие, как Владислав Росляков заходит в корпус, или магазина, где он покупает патроны.

В пятницу здесь же вдруг появились свидетельства выжившего студента Дени, который рассказывает, что после взрыва его выбросило в окно взрывной волной. Но потом он слышал, что стрелявших было то ли двое, то ли трое: «один открывал огонь по студентам, а второй, было слышно, заходил во все кабинеты, где были замдиректора и остальные, и открывал беспорядочную стрельбу». Он же слышал выстрелы вечером — в мастерских и на 4-м этаже, где «держали заложников».

Эти данные — просто невероятные. Либо все остальные свидетели и потерпевшие были так шокированы, что не заметили еще двух нападающих, либо мы имеем дело с каким-то вбросом.

В еще одном «сливном бачке» — «Московском комсомольце» — появилось интервью с неназванным партнером Владислава Рослякова по компьютерным играм — на 20 лет его старше, участником чеченской кампании. Он утверждает, что Владислав интересовался оружием, расспрашивал, где его можно купить, как применять. Причем, с 2012 года, т.е. с 12-летнего возраста. Убедительно.

В пятницу же в российских СМИ слили информацию о том, что «следователи начали проверку поездок Владислава Рослякова на Украину». Как сообщил «Известиям» близкий к следствию источник, за последний год «напавший 17 октября на Керченский политехнический колледж Росляков дважды ездил на выходные в Харьков. При этом близких родственников у него там нет».

Как удалось выяснить ZN.UA, гражданин с ФИО Росляков Владислав Игоревич действительно в 2015 году пересекал границу между РФ и Украиной в Харьковской области. Однако, год рождения этого Рослякова — 1996-й, а не 2000-й, как у так называемого «керченского стрелка». К тому же, как утверждают источники в правоохранительных органах, было это единожды, а не дважды, как утверждает российские источники.

То, что «компетентные органы» РФ в панике меняют версию за версией, особого удивления не вызывает. Им сейчас во что бы то ни стало надо нарисовать «украинский след». И тут причин несколько.

Во-первых, необходимо поддерживать версию, что только из Украины для крымчан может исходить опасность, а Россия — гарант их безопасности.

Во-вторых, надо прикрыть зады генералов, которые проморгали (если таки проморгали) «стрелка» Рослякова. Тут нелишним будет вспомнить, что буквально накануне трагедии в СМИ слили информацию о смене начальника ФСБ в Крыму.

В-третьих, нужно прикрыть зады всей спецслужбы, если речь идет об эксцессе исполнителя — в том случае, если с Росляковым, парнем из необеспеченной семьи, имевшим конфликты в коллективе и интересующимся оружием, и самодельными взрывными устройствами, спецслужбы поработали. Есть основания и для такой версии.

В-четвертых, шараханья могут ложиться в установку блокирования информации о подобных трагедиях. Напомню, что в самом начале года в России произошли две кровавые «школьные атаки».

15 января в Перми двое подростков ранили ножом 15 человек в школе №127. 19 января в один из классов школы №5 в военном городке Сосновый Бор в Улан-Удэ ворвался 9-классник с топором и «коктейлем Молотова». Он напал на учеников и учительницу, а затем поджег класс. Федеральные российские каналы фактически проигнорировали эти происшествия. И дело не только в том, что Путин в тот день в прорубь нырял, но и в том, что подобные «атаки на школы» — это, с точки зрения росгоспропаганды, не русская, а американская история. Поэтому после Улан-Удэ Песков в трагедии винил Интернет, а после Керчи Путин ругал глобализацию.

Но есть вопросы, на которые нет ответов ни у Трампа, ни у Пентагона, ни у корпораций: откуда у студента — сына разведенной санитарки — деньги на покупку помпового ружья, получение разрешения, покупку патронов, компонентов взрывчатки (якобы эквивалент 300 г)? Когда и где он приобрел навыки обращения с ними? Были или нет у него сообщники? И, наконец, каким был мотив? Просто подражание «Колумбайну»? Месть за плохое отношение в колледже?

Но искать ответы в связи с этой трагедией с признаками спецоперации нужно не только на эти вопросы. В неоккупированной части Украины формируются и накапливаются иные провоцирующие вызовы. Очередной может быть связан с вновь открывшимися обстоятельствами, вскрывшими всю «силу и мощь» наших спецслужб в свете дел генерала Семочко. Отсутствие адекватной реакции президента на обнаружение потенциальной дыры в броне безопасности уверенности в завтрашнем дне не прибавляет. Многие советуют в таких случаях сохранять спокойствие и чистить пулемет. У кого он есть, разумеется.

АВТОР: Валентина Самар,  ZN.UA  

Читайте также: