Американская атомная индустрия упадочна и порочна

Расследование агентства Ассошиэйтед Пресс показало — американские энергетические компании завышают плановые сроки службы атомных реакторов и манипулируют проверяющими организациями.

В 1960–1970-х годах, когда в США появились первые атомные электростанции, представители индустрии и государственных регулирующих органов совершенно определённо заявляли, что ресурс реакторов равен 40 годам.

Вид на АЭС Тримайл-Айленд через двое суток после аварии 28 марта 1979 гjlf (фото Bettmann / Corbis).

Вид на АЭС Тримайл-Айленд через двое суток после аварии 28 марта 1979 гjlf (фото Bettmann / Corbis).

Теперь же, как утверждают участники проводившегося в течение года журналистского расследования Ассошиэйтед Пресс под названием The Aging Nukes, энергетические компании пытаются переписать историю — они говорят, что реакторы могут работать около века, а ограничение срока работы 40 годами не то было вызвано требованиями антитрестовского законодательства, не то являлось сроком окупаемости реакторов.
 
Старые реакторы невероятно прибыльны по сравнению с новыми (чтобы построить последние, нужно не только понести большие издержки, но и преодолеть сопротивление экологов и местных жителей). Владельцы атомных электростанций продлевают срок эксплуатации реакторов с помощью государственного лицензирования. Как утверждают журналисты АП, исследовавшие тысячи документов, лицензирование сводится к штемпелеванию бумаг — проверки на самих станциях поверхностны и краткосрочны.
Зачастую NRC (Nuclear Regulatory Commission, государственный надзорный орган при оценке безопасности атомной станции) полностью полагается на экспертизу, проведённую владельцем. Не принимается в расчёт износ реакторов: старое оборудование обследуется по той же методике, что и новое. Действует так называемое backfit rule: отработавшее оборудование АЭС не обязательно менять на новое, если новое не даёт значительного увеличения безопасности.
 
Команда АП, занимавшаяся проектом The Aging Nukes, приводит свидетельства и мнения экспертов и конструкторов атомных реакторов. В 1982 году председатель комиссии по лицензированию и безопасности, действующей в составе ассоциации, занимавшейся саморегуляцией атомной энергоиндустрии, писал в NRC о 40-летнем сроке службы работавших и проектировавшихся на тот момент реакторов. В 1985-м представители Illinois Power Co. сообщали NRC, что во все оценки безопасности новой АЭС в Клинтоне заложен 40-летний срок службы реакторов.
 
Наконец, профессор Политехнического института Ренсселира Ричард Лэйхи, в начале 1970-х конструировавший реакторы в General Electric, сообщил (в наше время) журналистам АП, что утверждения о длительном или неограниченном ресурсе атомных реакторов — откровенная ложь. (По полученной АП в Департаменте энергетики информации, 90% ТЭС, гораздо менее опасных, чем АЭС, закрываются по достижении их оборудованием 50-летнего срока службы.) 
 
Тем не менее, по состоянию на июнь 2011 года, для продолжения работы были лицензированы 66 из 104 действующих в США реакторов (процесс начался в 2000-м). NRC пока не отклонила ни одной заявки; лицензии выдаются на 20 лет, но компании не стесняются закладывать в свои стратегические планы ещё по 1–2 продления. АЭС дают 20% производимой в США энергии; потребности в электричестве увеличатся на 30% к 2035 году.
 
Катастрофа в Фукусиме отозвалась в американской атомной индустрии дополнительными экспертизами NRC (результат — признание всех станций готовыми к землетрясению и цунами). Кроме того, создана рабочая группа, которая в июле завершит осмотр станций и даст дополнительные рекомендации по ужесточению мер безопасности.
 
Сумеет ли расследование АП всколыхнуть боящееся прежде всего безработицы американское общество — большой вопрос. В России положение дел в принципе то же самое — сроки службы реакторов продлеваются, разрабатывающиеся для новых реакторов материалы предлагается применять для модернизации старых (и продления их срока службы), парламентарии-кивалы благодушествуют, а Росатом осваивает средства на повышение безопасности.
 

Иногда кажется, что «Симпсонов» финансируют энергетические компании, владеющие атомными станциями. Выбросы и утечки показываются как нечто обыденное. Кстати, после Фукусимы в Германии перестали показывать серии об авариях на атомной станции Спрингфилда.
 
Подготовлено Компьюлентой по материалам Ассошиэйтед Пресс.

Читайте также: