«Сокамерники так боятся моего сына, что спят по очереди»

«Мы все время пытаемся выяснить, что же ими двигало, — сообщил в интервью «ФАКТАМ» начальник следственного управления УМВД Украины в Днепропетровской области Вадим Фокин, — и пока не получаем ответа: обвиняемые только плечами пожимают, не проявляя ни раскаяния, ни жалости»С беспричинными, ничем не мотивированными преступлениями правоохранители сталкиваются чрезвычайно редко. А в данном случае такая ужасная «серия». По мнению психолога Днепропетровской областной психиатрической больницы Наума Шатайло, которому неоднократно приходилось изучать личности убийц, на расправу их толкает либо корысть, либо обида, либо ревность, либо месть. Сталкивался Наум Аронович даже с таким мотивом, как зависть. Но чтобы причины для убийства не было вообще, такого он не припоминает…

«Это были непримечательные, посредственные ученики»

10s25 garmach1.jpg (23167 bytes)После задержания на жилмассиве Красный Камень троих серийных убийц основной удар прессы обрушился в первые дни на днепропетровскую школу N96, где до восьмого класса вместе учились Александр Ганжа, Игорь Супрунюк и Виктор Саенко. Поскольку в одну компанию их свела именно школа (жили они хоть и в одном микрорайоне, но на разных улицах), учителей обвинили в первую очередь: неужели не видели, какие садисты растут?

— Облили нас грязью ни за что ни про что, — обескуражена директор школы Наталья Моргуль, — но в том-то и дело, что эти мальчики ничем особенно не выделялись — посредственные, непримечательные ученики. Лучше всего из них учился Саенко, но и у того самые высокие оценки были 7 и 8. Он один и поступил после школы в металлургическую академию, остальные ушли от нас после восьмого класса.

Словом, если бы не страшное известие, возможно, и не вспомнили бы здесь эту троицу середнячков. Вполне естественно, что педагоги запоминают либо отличников и активистов, либо отъявленных хулиганов. Им и уделяют основное внимание. А какие уж там черти водятся в тихом омуте, это до поры до времени мало кого интересует.

Игорь Супрунюк, к примеру, избил мальчика и забрал у него велосипед, который продал Виктору Саенко за 100 гривен. Когда Виктора задержали с ворованной машиной, дружков даже не поставили на учет в милицию. По сравнению со многими ровесниками, державшими в страхе окрестные улицы и дворы, эти подростки были относительно предсказуемы. Велосипед вернули хозяину, родителям выписали штраф.

— На этом история и закончилась, — вспоминает начальник криминальной милиции по делам несовершеннолетних Ленинского района Василий Труняков. — Больше они в наше поле зрения не попадали и на учете не стояли. Сейчас многие упрекают милицию: мол, Супрунюк именно тогда почувствовал безнаказанность. Но мы-то его наказали, причем в строгом соответствии с предусмотренными для несовершеннолетних правилами. Однако учитывая и то, что семья нормальная и ранее парень закон не нарушал.

Действительно, все познается в сравнении. Что ни день местные правоохранители выезжают на убийства, грабежи, другие жестокие преступления, на фоне которых украденный подростками велосипед мог показаться не таким уж тяжким грехом.

Идея убивать не могла возникнуть у всех приятелей одновременно

Отец Виктора Саенко, попавшегося с ворованным велосипедом, признался: он очень удивился, когда узнал, что сын простил другу эту подлость и продолжал с ним общаться, несмотря на запрет родителей. Между тем именно этот факт уже тогда должен был насторожить: что же так прочно связывает подростков? Скорее всего, серенькие и неприметные в школьных стенах, они мечтали хоть в чем-то самоутвердиться. Отняв велосипед, Игорь выглядел в глазах друзей героем. Все остальное было неважно.

— Маловероятно, что в одном классе, в одной школе сдружились трое подростков с одинаковыми садистскими наклонностями, — высказывает предположение психолог Днепропетровской областной психиатрической больницы Наум Шатайло. — А это значит, что их страшные планы зрели уже в процессе взаимного общения. О том, что было причиной их агрессивности, можно будет судить только после психолого-психиатрической экспертизы, но, скорее всего, в этой группке был лидер, который смог подчинить себе остальных. Впрочем, возможны и другие варианты. Это достаточно сложный случай, и нужно обследовать личность, ментальные особенности, состояние эмоционального напряжения каждого, чтобы ответить на все вопросы.

У следствия их тоже достаточно много, хотя подозреваемые охотно и подробно рассказывают о своих преступлениях.

— Я искал на лицах хотя бы тень сожаления или раскаяния, — не скрывает удивления начальник следственного управления УМВД Украины в Днепропетровской области Вадим Фокин. — Но у них равнодушное, а порой даже скучающее выражение лица. То же самое — на видеокадрах преступления, снятых с помощью мобильников. Они убивают людей так, словно делают рутинную, надоевшую работу. С милицейской точки зрения, их логика непонятна: нет ни злобы, ни аффекта. Поскольку они и сами не могут это толком объяснить, думаю, нужен какой-то новый подход к исследованию психики. У меня, например, создается впечатление, что реальную жизнь они воспринимают со стороны, словно все эти убийства — продолжение какого-то фильма ужасов, в котором они решили поучаствовать.

— Кстати, об опасности подобного зомбирования молодежи низкопробной кинопродукцией уже давно предупреждали психологи. Сцены жестокости, которые льются с телеэкранов, рано или поздно должны были повлиять на чью-то психику. Может быть, здесь именно такой случай? — спрашиваю у Вадима Олеговича.

— Не исключено. Хотя, если человек чем-то увлекается, от чего-то получает удовольствие, он это коллекционирует, просматривает, прослушивает. У этой же троицы никакой особой видеотеки с фильмами об убийствах и насилии не было. Правда, обнаружили немало игровых и документальных фильмов об афганской и чеченской войнах. Но сказать, что именно они так повлияли на этих парней, мы не можем.

Один из убийц очень любил свою кошечку, но чужим вспарывал животы и отрезал головы

Как известно, почти все свои преступления, в том числе убийства и грабежи, эта троица снимала на видео. Милиция изъяла и изучает десятки дисков, на которых вперемешку запечатлены трупы, позирующие рядом Виктор, Игорь и Александр, улыбающиеся девушки на морском берегу, могилы, на которых друзья стоят с надгробными крестами в руках… Все эти видеоматериалы еще должны пройти серьезную экспертизу, чтобы стать доказательствами. Но уже сегодня они порой ставят следственную группу в тупик. Зачем, к примеру, недоумевают правоохранители, в перерывах между убийствами парни собирались в гараже и живьем потрошили кошек? Даже сами убийцы не могут дать ответ на этот вопрос.

Впрочем, в криминалистике известны случаи подобного поведения, когда преступники увлекаются сатанизмом, оккультными науками, некоторыми философскими течениями.

— Нет, ребята они хоть и неглупые, — возражает мне Вадим Олегович, — но ничего, подтверждающего подобные увлечения (книги Ницше, к примеру, или сатанистские символы), у них при обыске не обнаружено. Так что религиозные мотивы преступлений мы не рассматриваем. Хотя какая-то своя философия у этих нелюдей, наверное, была.

Почему же ни родители, ни соседи не могут поверить в то, что тихие скромные ребята оказались способными на такие зверства? Сашина мама, к примеру, рассказывала корреспонденту «ФАКТОВ», как ее мальчик любил семимесячного котенка: буквально не спускал его с рук. А отца просто боготворил: когда тот заболел, Саша бросил учебу и пошел на стройку, чтобы заработать на лекарства. Смерть отца так его потрясла, что парень несколько дней не мог говорить. Подобные умилительные истории рассказывают сегодня и другие родители. Папа одного из задержанных считает, что убийцы просто использовали его сына, он, мол, их возил и снимал на видео, а сам не убивал.

Преступная троица начала зверствовать еще два года назад?

— Если родители так уверены в невиновности своих чад и ничего не знали об их преступлениях, — не скрывает возмущения Вадим Фокин, — почему в одной из квартир, куда позвонила милиция, мама стала топить в унитазе похищенные у жертв мобилки?

Кстати, один из родителей навзрыд плакал в эфире местного телеканала: «Сокамерники так боятся моего сына, что спят по очереди. Что им стоит его убить?» Не видел папа, как на кадрах видео его добрый и тихий мальчик убивает женщин и детей.

«ФАКТЫ» уже писали, что найдены подтверждения убийства, совершенного еще в апреле нынешнего года. Но правоохранители не исключают, что криминальное трио совершило свои первые преступления еще два года назад. Сейчас все видеозаписи убийств и грабежей систематизируются, «накладываются на места преступлений». Поэтому вполне возможно, что список жертв будет пополняться.

На днях к родственникам потерпевших обратились днепропетровские адвокаты: их интересы в ходе следствия и в суде они готовы представлять совершенно бесплатно. В то же время родителям убийц так и не удалось найти добровольных защитников — адвокатов им назначило государство.

Наталья Гармаш, Днепропетровск, «ФАКТЫ»

Читайте также: