Моряк из Керчи, бывший узник «Абу-Грейб», осужден за… растление малолетних!

Моряк торгового судна, которому журналисты совместно с правозащитниками и дипломатами в 2004 году помогли выйти из иракской тюрьмы «Абу-Грейб», на днях приговорен Апелляционным судом Керчи к шести годам лишения свободы за… растление малолетних!В конце августа 70-летний Николай Мазуренко выслушал второй за последние четыре года приговор. Правда, если в 2003-м бравый украинский капитан панамского танкера «Навстар-1» во всеуслышание заявлял, что дело о контрабанде нефтепродуктов было сфабриковано против него американскими оккупационными властями в Ираке, то вердикт Апелляционного суда города Керчи выслушал с низко опущенной головой, проговорив при этом еле слышно: «Бес попутал».

Тут уж действительно не до поддержки прессы. Ведь статья, по которой был осужден бывший герой нескольких публикаций «ФАКТОВ», мягко говоря, не очень хорошая: «Растление несовершеннолетних».

«Как родина нас встречает? И кого? Ведь не уголовников, а нормальных людей»

Сказать, что 140-тысячный город Керчь в шоке от услышанного, значит ничего не сказать. Наша газета уже писала («ФАКТЫ» от 26 сентября) о том, что на протяжении нескольких последних лет в этом небольшом городке было выявлено шесть случаев, когда пожилые, уважаемые в обществе люди были задержаны или арестованы за, говоря языком протокола, «развратные действия, совершенные с малолетними детьми». Всем старичкам было под семьдесят.

С одним из осужденных, 70-летним Николаем Мазуренко, я был знаком лично. В свое время украинские журналисты встали на защиту своих соотечественников — капитана панамского танкера «Навстар-1» Николая Мазуренко и его старшего помощника Ивана Сощенко, которые в 2003 году были приговорены Криминальным судом Ирака к пожизненному заключению. Благодаря адвокатам мера наказания была снижена до семи с половиной лет, которые Мазуренко и Сощенко должны были провести в печально известной тюрьме «Абу-Грейб».

В иракской тюрьме Николаю Дмитриевичу и Ивану Ивановичу пришлось несладко. Украинские моряки на себе узнали, что такое изощренные пытки.

— Меня раздели догола и отправили под холодный душ, — рассказывал в одном из интервью «ФАКТАМ» Николай Мазуренко. — Пристегнули наручниками и оставили под холодной водой на целый час. После этого в камеру уже оттащили еле живого…

Украинских моряков травили газом, издевались над ними морально. Неизвестно, удалось ли бы им выжить, если бы не огромный резонанс в украинской прессе. Благодаря журналистам, правозащитникам и дипломатам Мазуренко и Сощенко десять месяцев спустя были депортированы на родину.

— Официальные лица сказали мне, что, как только мы прилетим в «Борисполь», нас встретят семьи и мы будем свободны, — рассказывал «ФАКТАМ» Николай Мазуренко. — Но, когда я увидел автозак и людей с наручниками, все стало понятно. Меня начало трясти. Правда, после вмешательства омбудсмена Нины Карпачевой нас решили везти в автобусе, а не в автозаке. Перед этим напоили чаем в депутатской комнате «Борисполя» и дали какие-то таблетки. Но, когда привезли в Лукьяновское СИЗО, мне стало плохо, и Иван вызвал врача. Я был потрясен: как родина нас встречает? И кого? Ведь не уголовников, а нормальных людей. Я же семь лет в заключении не выдержу! У меня бронхиальная астма, сахарный диабет. Британские врачи сказали, что мне осталось жить на воле от силы три года, а в заключении — и того меньше.

Вот так после тюрьмы «Абу-Грейб» моряки попали в отечественную. Украинский суд подтвердил приговор иракского, в соответствии с которым Мазуренко и Сощенко остаток срока должны были провести на родине в местах не столь отдаленных.

И вновь вмешались украинские журналисты. Приговор Апелляционного суда Киева казался слишком уж жестоким. Тем более что моряки постоянно отрицали свою вину, утверждая, что их подставили работодатели. После нескольких публикаций в центральной прессе правозащитникам удалось добиться освобождения капитана Мазуренко и его старшего помощника Сощенко.

В первом после освобождения интервью «ФАКТАМ» Николай Мазуренко сказал:

— Хотелось бы еще выйти в море. Но мне уже 67 лет. Да и как-то в разговоре мне посоветовали не приближаться к арабским странам. Мол, американцы очень недовольны тем, что нас так быстро выпустили. Если арестуют, то упрячут за решетку надолго. А мой десятилетний внучек, услышав этот разговор, заплакал: «Дедушка, родненький, тебя там убьют!» Поэтому пока привыкаю жить на суше.

«У меня много знакомых. Каждому хотелось бы подарить книгу о себе»

На основании рассказа Николая Мазуренко о его пребывании в иракской тюрьме я написал книгу «Абу-Грейб. Добро пожаловать в ад». Для этого мне неоднократно приходилось встречаться с бывшим капитаном «Навстара». Во время этих встреч Николай Дмитриевич сообщал все новые подробности об ужасах, которые он пережил на чужбине. Тогда, в 2004 году, никто и не подозревал, что Мазуренко вскоре вновь предстанет перед судом.

Книга о тюрьме «Абу-Грейб», которая позже станет одним из неожиданных вещественных доказательств вины Мазуренко, вышла зимой 2005 года. Николай Дмитриевич попросил меня, чтобы я выслал ему как можно больше экземпляров, ведь у него так много знакомых и надо каждому подарить. Выслать удалось всего пять книжек. «Может быть, я могу допечатать в керченской типографии еще несколько?» — спросил меня Мазуренко. Но я напомнил Николаю Дмитриевичу об авторских правах, которые по контракту принадлежат издательству.

Неожиданно, после того как Мазуренко прочитал книгу, он куда-то исчез. Понравился ли роман его главному персонажу, я так и не узнал. Дела бывшего заключенного неожиданно пошли на лад. Он получил солидную должность — главного специалиста по безопасности движения судов. Николай Дмитриевич пользовался в Керчи большим уважением. Ведь город, еще раз повторюсь, небольшой. Земляки Мазуренко гордились своим капитаном. Нередко в электронных СМИ Николая Дмитриевича называли «золотым фондом Украины»…

Два года спустя станет известно, что бывший капитан «Навстара» дарил книги о тюрьме «Абу-Грейб» маленьким девочкам, с которыми потом… занимался сексом. Так Мазуренко стал одним из главных фигурантов по делу керченских педофилов.

«Я не считаю себя очень уж виноватым. Девочки сами бегали за мной и просились ко мне в гараж»

— В ходе следствия мне пришлось прочитать и все статьи «ФАКТОВ» о Мазуренко, и вашу книгу, — рассказывает старший следователь Керченского городского управления внутренних дел Татьяна Сергеева. — Николай Дмитриевич был первым из тех, кого арестовали в 2006 году за растление малолетних.

— Мазуренко арестовали у него дома?

— Нет. Мы не хотели истерик и скандалов. Ведь в Керчи он человек известный. Взяли его возле офиса.

— Как Мазуренко воспринял свой арест?

— Он был в шоке, — продолжает Татьяна Сергеева. — Видимо, чувствовал свою безнаказанность. Сначала говорил, что не считает себя таким уж виноватым. Что, мол, девочки сами бегали за ним и просились в его гараж. Но чуть позже он осознал, что отпираться бесполезно, и начал сотрудничать со следствием. Хочу сказать, что из всех престарелых педофилов, против которых в последнее время в Керчи были возбуждены уголовные дела, Мазуренко вел себя наиболее корректно. Чувствовалось, что это человек интеллигентный и образованный. Он не хамил, не грубил. Полностью признавал свою вину.

— Как же Мазуренко объяснил то, что на старости лет его потянуло на маленьких девочек?

— Говорит, бес попутал. Можно подозревать, что эпизоды с растлением малолетних случались и раньше. Просто никто не обращался в органы с заявлением. Но утверждать это нельзя. А вообще я считаю, что педофилия — это болезнь, так же, как и зоофилия, некрофилия или наркомания. Однако это не уменьшает вины Мазуренко.

— В прессе сообщается о шестерых престарелых керченских педофилах, трое из которых уже осуждены. Они как-то связаны между собой?

— Они даже не знали друг друга. Все эти люди действовали поодиночке. Но, что интересно, девочки в возрасте от 6 до 13 лет, с которыми развлекались пожилые мужчины, были у всех одни и те же! Большую роль в этом сыграла 13-летняя девочка, бывшая любовница Мазуренко, с которой тот два года занимался сексом. Однажды Николай Дмитриевич сказал ей: «Тебе уже 13 лет. Ты для меня старая. Приведи кого-то помоложе». И Катя (назовем ее так) стала помогать Мазуренко искать новых девочек.

Катя, девочка из неблагополучной семьи, работала в местном парке: возила детей на пони. Там она и знакомилась с будущими жертвами педофилов. Скорее всего, Катя знала всех шестерых фигурантов по этому громкому делу. У нее были визитки многих из них. Старички знали ее телефон и часто звонили ей с просьбами привести для них новых девочек.

По делу Мазуренко доказано более ста эпизодов развратных действий с детьми

Своим маленьким наложницам за услуги Мазуренко давал через Катю от 10 до 30 гривен. Но юная сутенерша деньги зачастую оставляла себе, расплачиваясь с девочками конфетами и кока-колой.

— Если бы не возраст — 13 лет, Катя тоже стала бы фигурантом этого громкого уголовного дела, — говорит Татьяна Сергеева. — Ей могли бы предъявить обвинения в сводничестве. А так она остается потерпевшей.

С девочками Мазуренко часто развлекался в своем гараже, где висит его большой портрет в капитанской форме со всеми регалиями.

— Я обратила внимание, что Мазуренко по натуре нарцисс, — рассказывает Татьяна Сергеева. — Он любовался собой, стоя перед зеркалом, с упоением рассказывал о своих морских приключениях и подвигах. Именно этим и покорял, наверное, детские сердца. Для этого ему нужна была ваша книга, которую он дарил юным наложницам. Понимаете, дети, садясь в машину к импозантному дедушке в капитанской форме, рассказывающему столько всего интересного, не могли подумать, что с ними будут заниматься чем-то нехорошим. Такой человек, по их мнению, не мог сделать им ничего плохого. В силу своего маленького возраста многие жертвы педофила даже не могли объяснить, что с ними делал добрый дедушка. Ведь зачастую все начиналось с игры в доктора, который проводит медицинский осмотр.

В гараже Мазуренко проходили оргии. Иной раз в них принимали участие до шести девочек и один четырехлетний мальчик. Дело в том, что мама одной из жертв педофила отпускала свою дочку гулять только с младшим братиком. Мальчик не был предметом сексуальных утех бывшего капитана, но во время оргий вынужден был присутствовать.

Нередко Мазуренко привозил девочек и к себе в офис. Он чувствовал свою безнаказанность и дарил детям визитки. Так что его вину было несложно доказать.

Керченский городской суд определил Николаю Мазуренко наказание в виде 10 лет лишения свободы. Но Апелляционный суд уменьшил срок до шести лет. Мазуренко обвинили по нескольким статьям Уголовного кодекса Украины, в том числе «Насильственное удовлетворение половой страсти неестественным образом» и «Растление малолетних». Жертвами Мазуренко стали 15 девочек. Было доказано более ста эпизодов. Интересно, что некоторые из жертв педофила жалеют «доброго дедушку», которому придется доживать свой век в тюрьме. Приговор бывший капитан «Навстара» встретил спокойно, но с низко опущенной головой.

…После приговора по-другому начинаешь смотреть на некоторые эпизоды общения с Николаем Мазуренко. Например на то, с каким знанием дела бывший капитан «Навстара» помогал выбирать мне на День святого Николая куклу для моей в то время семилетней дочки.

Из досье «ФАКТОВ»

В 14 лет Николай Мазуренко пошел в школу юнг, потом служил на военном флоте. В свое время о нем даже написали книгу, которая называлась «За семь морей». Он был в Советском Союзе самым молодым, 28-летним, капитаном корабля. Всю жизнь проработал на флоте. Имеет 16 правительственных наград. В последнее время работал главным специалистом по безопасности движения судов в Керчи.

Михаил Сергушев, «ФАКТЫ»

Читайте также: