ТЕХНОЛОГИИ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОБЪЕКТ: КАК ЗАМАРАТЬ И ОПОРОЧИТЬ

Мы продолжаем публикацию небезынтересного исследования, обнаруженного в интернете, касающегося такой сферы деятельности спецслужб, как «активные мероприятия». Эти методы сегодня широко применяются в бизнесе и политике (что на наш взгляд одно и то же). В частности, для дискредитации конкурентов. Здесь же находим анализ методов использования СМИ для распространения недостоверной информации. Статья на наш взгляд не бесспорна, посему размещена в рубрике «Мение».В работе спецслужб наиболее распространенной технологией легендирования источника поступления компрматериалов является его анонимная передача или продажа в один из многочисленных «независимых» информационно-аналитических центров. Центр «совершенно секретно» информирует еще один объект, который в свою очередь передает ее в небольшую газету или местную теле- или радиостанцию, это значительно удлиняет цепь посредников и делает невозможным достоверно установить первоисточник информации. После определенной легализации на информационном рынке подключаются журналисты, которые уже готовят «заказную» статью, ссылаясь на легализовавший ее источник. Информация получает надежность в силу того, что все ее повторяют, но никто не знает, откуда она взялась. Наиболее часто в этих целях используются российские газеты «Сегодня», «Московский комсомолец» и «Совершенно секретно». Иногда при проведении подобных акций имеет место откровенная фабрикация внутренних документов спецслужб и правоохранительных органов. В Украине также четко просматривается использование газет “Сегодня”, “Вечерние вести”, “Киевские ведомости”, “Киевский телеграф”, газета “2000”, телекомпании “Интер”, “ТЕТ”, “ICTV”, “Эра”.

В большинстве случаев журналистам за публикации «выгодной» информации выплачивается довольно значительное вознаграждение. Также имеет место и установление прямых контактов со СМИ путем прямого финансирования отдельных изданий и программ, оказания им «спонсорской» помощи или же непосредственного вовлечения работников СМИ в хозяйственную деятельность.

Данный раздел в первую очередь призван помочь разобраться с самим понятием «активные мероприятия» и помочь найти формы и методы защиты от враждебного информационного воздействия на хозяйствующий субъект или на его руководство. Это может выражаться в усилении мер информационной безопасности, организации контрнаблюдения и так далее по полной программе. Так, например, подразделения безопасности некоторых структур ведут постоянный мониторинг на предмет наличия компрометирующих материалов на своих сотрудников с целью подготовки упреждающих заказных статей или передач в СМИ.

Если обратиться к советскому периоду нашей истории то, в качестве примера творческого подхода по противодействию «активным мероприятиям» оппонентов можно привести историю, которая произошла в конце восьмидесятых годов в Москве. Редакция одной газеты, славившейся своей патологической ненавистью к органам госбезопасности, разместила на своих страницах объявление от имени несуществующей школы по подготовке рыцарей плаща и кинжала. Данное учебное заведение якобы предлагало свои услуги по подготовке профессиональных диверсантов, в качестве контактного телефона для желающих был дан телефонный номер одного из подразделений КГБ СССР. Естественно, что когда чекистов стали одолевать звонки от желающих повысить свою квалификацию, то они без труда установили откуда в их сторону дует ветер, но самое интересное не это.

К ответной акции подошли с юмором. На «засвеченный» телефон повесили автоответчик, который милым женским голосом извинялся, что с данного адреса фирма переехала и просил перезвонить по новому номеру телефона. Новый номер — был домашним телефоном главного редактора «шутливой» газеты.

К сожалению, многие руководители различного уровня до сих пор недооценивают разрушительные возможности этих технологий. Как пример можно привести следующий случай из практики российских спецслужб.

Предприятие К. выпускает спортивно-охотничьи боеприпасы, пользующиеся большим спросом на внешнем рынке. Предприятие имеет форму открытого акционерного общества. Пакет акций в размере 30% сосредоточен в руках фирмы П, которая занимается поставкой на предприятие сырья. 35% акций принадлежит фирме В, которая реализует продукцию предприятия на внешнем рынке. 15% акций принадлежит фирме К. Остальные акции распределены между членами трудового коллектива предприятия. Золотая акция принадлежит Миноборонпрому.

После 17 августа усиливается конфликт между частью акционеров и дирекцией предприятия. Фирма П, владеющая около 30% акций предприятия и обеспечивающая предприятие сырьем, оказывается в достаточно затруднительном положении из-за того, что цены на закупку сырья у поставщиков заключены в долларовом эквиваленте, а на поставку сырья предприятию — в рублях.

Эмиссарами фирмы П начинается активная скупка акций у работников предприятия, а также формируется теневой аппарат управления предприятием, который, в случае, если контроль над предприятием после собрания акционеров перейдет в руки данной фирмы, должен будет заменить команду действующего директора. В теневой аппарат входят в большинстве своем лица, имеющие достаточный опыт работы на предприятии, но по различным причинам недовольные сложившимся положением дел.

В данном случае применяется типовая схема действий разведывательных органов по дестабилизации хозяйствующего субъекта:

1. Подрывная деятельность. Тактические действия, рассчитанные на подрыв единства команды управления изнутри, создание атмосферы недоверия и подозрительности. Раздувание конфликтных ситуаций. Создание в команде управления предприятия конфликта интересов.

Политические, экономические, социальные и идеологические разногласия между различными группировками в команде управления. Возможное соперничество между ними. Недовольство распределением материальных средств. Корыстные устремления отдельных руководителей. Недовольство трудового коллектива командой управления. Изучается история возникновения команды управления и сложившийся баланс интересов, причины, побудившие того или иного руководителя поддерживать ту или иную группировку в руководстве.

Разжигание противоречий осуществляется с целью углубления и доведения до «точки кипения» имеющихся различий между различными социальными группами и производственными кланами на предприятии. При этом используется недовольство людей действующим руководителем и его командой управления, их неудовлетворенность своим положением на предприятии (уровень заработной платы, распределение социальных льгот и т.д.), а также специально организуемые гонения, притеснения и провокации. В результате формируется своеобразная «пятая колонна», т.е категория лиц, враждебно настроенная к руководству предприятия и готовая помогать их оппонентам. Создаются условия для перехода наиболее перспективных кадров в стан оппонентов. Цель данных мероприятий — углубить имеющиеся противоречия до критического уровня и посредством этого максимально снизить способность к сопротивлению в отношении захвата предприятия. Внимание сотрудников предприятия привлекается к фактам коррупции и казнокрадства среди высшего и среднего звеньев менеджмента, их неспособности эффективно управлять предприятием. Такая пропаганда должна вызвать у рабочих и служащих чувство ущемленности, недовольство привилегированным положением высших менеджеров, их высокомерным отношением к подчиненным. Это, в свою очередь, снижает их готовность организованно выступить в защиту действующей команды управления.

2. Проникновение. Вербовка агентуры влияния в команде управления.

3. Дискредитация руководства и ведущих сотрудников предприятия. (Дискредитация руководства хозяйствующего субъекта бывает эффективна только в том случае, если их популярность и авторитет снизились. В противном случае реакция на подобные акции бывает прямо противоположной.

Самый большой пропагандистский характер имеют материалы, не содержащие прямых оскорблений в отношении руководства, так как объекты воздействия могут воспринять данные оскорбления, как личные.)

4. Вмешательство. Координирование и организованные усилия с тем, чтобы усложнить деятельность команды управления, тем самым снижая прибыль предприятия и увеличивая его расходы.

5. Информационно-психологическое воздействие (промывание мозгов). Осуществление широкой пропагандистской компании с целью формирования негативного мнения о предприятии и его руководстве. Заказные газетные статьи, теле- и радиопередачи о критическом положении на предприятии, рассчитанные на охват широкой аудитории, очень эффективно формируют негативное общественное мнение в отношении предприятия и его руководства. Одновременно происходит формирование положительного отношения работников предприятия, местных властей и населения к оппонентам действующей команды управления. Основная цель этих действий — сформировать в возможно более широких кругах установку на положительное восприятие своих намерений в отношении предприятия.

6. Систематическое распространение слухов, особенно правдоподобных. Слухи — это специфический вид информации, появляющийся спонтанно в силу информационного вакуума среди определенных слоев населения, либо специально кем-то распространяемый для воздействия на общественное сознание.

Очень часто с целью создания у общественности неблагоприятного впечатления о предприятии, используются лжесвидетели какого-либо события, реально произошедшего на данном хозяйствующем субъекте. Слухи, как метод активного воздействия, наиболее опасны в критические для предприятия моменты, особенно, когда правду о реальном положении дел выяснить достаточно сложно, и в связи с этим общественное мнение становится очень восприимчиво к любой новости.

Распространение компрометирующих слухов с целью подрыва авторитета руководства хозяйствующих субъектов является достаточно сложной технологией воздействия, состоящей в составлении и распространении единого, по своей направленности, блока слухов. В него обычно входит информация как явно порочащая объект дискредитации, так и якобы «прославляющая», «защищающая» и «соболезнующая».

«Порочащие» слухи. Конкретные факты коррупции, связи с криминальными структурами, протекционистской кадровой политики. Все обвинения должны соответствовать действительности.

«Прославляющие» слухи. «Умелое» управление предприятием — за время руководства данной командой сокращено всего 70% сотрудников предприятия, оставшиеся 30% должны благодарить за то, что у них такое руководство.

«Защищающие» слухи. Да, предприятие долгое время было убыточным, но директор просто не смог ориентироваться в рыночной экономике.

«Соболезнующие» слухи. Новые акционеры хотят привлечь к ответственности за хищения на предприятии. Но команда управления слишком слаба, чтобы навести там порядок.

Инсинуации, намеки и разоблачения — вот типичный набор информационной войны, к которому прибегает противник. Его стремление сводится к подрыву доверия к доводам оппонента.

При этом используются различные обличительные характеристики, сплетни, недобросовестная информация, сенсационные разоблачения. В разоблачениях упор делается на принцип: «чем невероятнее, тем правдоподобнее «. При этой методике акцент сознательно делается на невероятность информации, во-первых, потому, что именно такая информация вызывает чувство шока, оторопи, и, во-вторых, невероятное правдоподобие так же трудно опровергнуть, как и подтвердить. Как любил говаривать доктор Геббельс: «Чем громаднее ложь, тем охотнее в нее верят «.

Fнализируя опыт избирательных компаний в местные органы власти можно с уверенностью утверждать о наличии во многих избирательных штабах групп по распространению слухов: откровенно прославляющих «своего» кандидата, взятых с потолка и легко дезавуируемых.

Распространение второго вида слухов решает сразу две задачи, первая — это создание повода еще раз напомнить о кандидате и попутно пнуть неразборчивых в средствах оппонентов, свалив на них ответственность за попытку опорочить светлый образ кандидата. Эти слухи словно своеобразные прививки позволяют увеличить барьер критичности электората по отношению к «активным мероприятиям» конкурентов.

Возвращаясь к выше сказанному — слухи представляют собой форму альтернативного распространения информации. Известна следующая формулировка «закона» распространения слухов: С=Ф (В*Д), т.е. слух есть функция от произведения важности события на его двусмысленность.

По этому «закону» противодействие слухам, их опровержение, объяснение, запоздалая исчерпывающая информация будут лишь способствовать реанимации слухов, ибо все указанные средства ориентированы на устранение одной из составляющих данной формулы — двусмысленности. Но чем больше будет рвение в устранении двусмысленности, тем больше будет внимания привлекаться к самому факту, т.е. компенсаторно будет работать второй сомножитель — критерий важности события. Поэтому устранение слухов заключается в устранении двусмысленности. Полная (и своевременная недвусмысленная) информация о событии превращает второй сомножитель в величину, близкую или равную нулю. Это делает функцию от произведения двух сомножителей предельно мизерной. Говоря простым языком — слухов не будет, если не будет поводов к ним.

Система безопасности предприятия, состоящая из отдела режима и охраны, не в состоянии справиться с нависшей угрозой. Директор предприятия был вынужден обратиться за помощью в консалтинговое агентство. Отсутствие системы комплексной безопасности предприятия вылилось в круглую сумму непредвиденных расходов на скупку акций, на оплату услуг консалтингового агентства, на мероприятия информационного противодействия, штрафы антимонопольному комитету и федеральной комиссии по ценным бумагам, а также нанесло существенный моральный ущерб имиджу и престижу предприятия.

ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПОД ЗАКАЗ

Если говорить о проведении заказных «активных мероприятий» то, с определенной долей обобщения можно выделить следующие категории их направленности:

·

  • информационные войны между государствами;

    ·

  • информационные войны между финансово-промышленными группами;

    ·

  • информационные войны между властью и финансово-промышленными группами; информационные войны между властью и оппозицией, которую в свою очередь поддерживают определенные финансово-промышленные группы (иностранные государства);

    ·

  • информационные войны, инспирированные противостоянием разных сегментов власти, поддерживающих различные финансово-промышленные группы (иностранные государства).

Еще В.И.Ленин в своих трудах отмечал, что политика является концентрированным продолжением экономики. Если же попытаться построить причинно-следственные связи исследуемых политических событий, то это становится очевидным.

«Активные мероприятия» могут быть направлены на нанесение прямого экономического ущерба, так например в июле 1997 года Дж. Сорос предпринял успешную информационную атаку против национальной валюты ряда стран Азиатско-Тихоокеанского региона — Малайзии, Индонезии, Сингапура и Филиппин.

В итоге произошел скачок цен, национальные экономики этих стран были отброшены в своем развитии на 10-15 лет, а в Индонезии к маю 1998 года начался хаос.

Журнал «Эксперт» № 42 от 03.11.1997 г. так описывает эту ситуацию: «Еще осенью 1996 года появлялись сообщения, что группа фондов Дж.Сороса мобилизует ресурсы для атаки на гонконгский доллар. Глава финансового ведомства Гонконга Дональд Цан вызвал к себе представителей Сороса и ознакомил их с планами защиты гонконгского доллара в случае атак на него. Планы эти произвели на гостей такое впечатление, что они дали обещание не нападать на гонконгскую валюту. Но атаки на гонконгский доллар все же состоялись, и их эффект оказался оглушительным превыше ожиданий: кризис затронул не только Гонконг, но и весь мир.»

Следующим объектом воздействия, впавшего в головокружение от успехов господина Сороса, был Китай. И вот тут-то, как говорил всенародно любимый киногерой Глеб Жеглов, «промашка у вас, граждане, вышла»…

Учтя печальный опыт стран Юго-Восточной Азии, Китай серьезно готовился к предстоящему кавалерийскому наскоку Сороса и встретил его во всеоружии.

В ходе информационного противоборства с США китайским специалистам удалось правильно определить точное время нападения Сороса на китайский фондовый рынок и полностью «переиграть» американцев в ходе информационного противоборства в финансовой сфере в ходе азиатского кризиса 1997-1998 гг.

Проведение китайскими специалистами контрмер заключалось в нейтрализации финансовых атак Сороса на китайском фондовом рынке (поочередной игре на «повышение» или «понижение» путем скупки или, наоборот, экстренной продажи ценных бумаг). Полностью блокировались специально распространяемые Соросом слухи в мировой информационной среде о неустойчивости китайского юаня.

Была предпринята и информационная атака на крупнейшую американскую фондовую биржу. Нью-Йоркская фондовая биржа осуществляет более 70% всех операций с акциями в США и является крупнейшей в мире. Тревожный сигнал об ответном китайском ударе прозвучал для США 27 октября 1997 года, когда курс акций на Нью-Йоркской фондовой бирже обрушился на 554,6 пункта. Это было наибольшее в истории падение акций американских компаний со времен «великой депрессии» 1929 года. В итоге акции американских «голубых фишек» значительно обесценились.

Вскоре китайцы практически полностью разорили Сороса. Его ведущий фонд был просто ликвидирован, а два мелких объединены.

Поэтому когда кто-то говорит, что все «это чистая политика», он по меньшей мере лукавит, ну а если не лукавит, то …

Сакраментальный вопрос: » А кому же это экономически выгодно ?» помогает с большой степенью уверенности, выявить истинных заказчиков того или иного политического явления. Вот по этому и гремят информационные войны, отодвигая от кормушки одних и приближая к ней столь же «хороших» других. В Украине, России, Беларуси, как и во всем мире, информационные войны имеют под собой в первую очередь экономические основания — установление своего контроля над сектором экономики или финансового рынка. Или наоборот защита своего места под солнцем от слишком уж шустрого конкурента.

Конечно, бывают скандалы, которые возникают самопроизвольно. Иногда преследуя свой узкокорыстный интерес, их поднимают на щит и развивают по нарастающей, но в большинстве случаев они заканчиваются так и не начавшись. Катализатором подобных явлений является в основном финансовая подпитка, а так как говорить о самоокупаемости многих СМИ было бы весьма опрометчиво, то вывода делайте сами.

Кстати, в последнее время российская общественность настолько привыкла к тому, что практически все скандалы заказные, что даже то, что не является рукотворным, часто воспринимают как «заказуху».

В регионах информационные конфликты очень редко бывают масштабными и затяжными. Это и понятно, финансовые ресурсы заказчиков весьма ограничены, да и цели в них преследуются в основном оперативно-тактические. «Бои местного значения» становятся всегосударственным и даже международным достоянием, только в том случае если куски делимой собственности настолько значительны, что вызывают интерес у определенных клановых структур, включая столичные.

В основном «активные мероприятия» в регионах решают две типовые задачи. От объекта информационной атаки требуется выполнение определенных действий в интересах инициатора «активки». Объект просто хотят убрать с дороги без применения силовых методов. В последнем случае самой благодарной аудиторией этой информации являются, как правило, местные правоохранительные органы и спецслужбы.

Если попытаться проследить историческую перспективу «активных мероприятий», то без труда можно отметить, что попытки переломить ход событий в свою пользу с помощью различных информационных технологий предпринимались с самого момента зарождения человеческого общества. Для того чтобы подтвердить этот тезис достаточно просто перелистать Библию или нетленное произведение китайского философа Сунь Дзы «Искусство войны». Очень детально и весьма квалифицированно методики информационной войны описаны в » Протоколах сионских мудрецов «.

В практическом плане стоит отметить профессионально подготовленные и квалифицированно исполненные «активные мероприятия» американской разведки против СССР: «вброс» на заседание ООН смонтированной в нужном русле записи переговоров центра управления полетами и пилота истребителя, сбившего в 1993 году южнокорейский «Боинг»; компания по обвинению болгарских, и соответственно советских спецслужб в покушении на Папу Римского и многое, многое другое.

Справедливости ради, в качестве весьма эффективного аппарата «активных мероприятий» так же можно привести Службу «А» («активные мероприятия») Первого главного управления КГБ СССР. Не смотря на свою малочисленность (ее аппарат составлял около ста человек), эта служба добивалась значительных успехов, в отличии от огромного и неповоротливого отдела внешнеполитической пропаганды ЦК КПСС. Основные действия Службы «А» были направлены на дискредитацию всех аспектов американской политики, создание условий для конфликтов между США и их союзниками по НАТО, одним из направлений работы была и всесторонняя информационная поддержка западных движений сторонников мира. В качестве наиболее успешных акций ПГУ можно привести распространение информации о том, что вирус СПИДА имел непосредственное отношение к американским военным биолабораториям, а также активное муссирование версий о причастности ЦРУ к убийству Патриса Лумумбы, Мартина Лютера Кинга и Улофе Пальме.

Кстати, в усилении интенсивности скандала о применении американцами на территории бывшей республики Югославия боеприпасов с низкообогащенным ураном явно чувствуются умелые руки и светлые головы сотрудников соответствующих подразделений российской внешней разведки.

Да и случай с опубликованием именно в России мемуаров бывшего сотрудника английской разведки MI-6 Ричарда Томлинсона «Большой провал», скорее всего можно расценивать как «наш ответ Чемберлену» на книгу К.Эндрю и О.Гордиевского по истории советской разведки. У ребят из Ясенева в этом отношении всегда была очень хорошая память.

К тому же в связи с ростом профессионализма российской организованной преступности многие специалисты, в частности, ныне к сожалению покойный С.С.Овчинский, открыто ставят вопрос об использовании методик «активных мероприятий» (ранее свойственных в основном спецслужбам) органами Министерства внутренних дел и Федеральной службы налоговой полиции.

АКТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

В последнее время в связи с развитием технического прогресса технологии «активных мероприятий» становятся все более и более изощренными. И если раннее шекспировскому Яго, для компрометации Дездемоны, в глазах объекта информационной атаки Отелло, достаточно было просто шепнуть ему об этом на ухо, то сегодня скорее всего эти сведения были бы размещены на одном из интернетовских сайтов.

Первым догадался использовать «мировую паутину» для «активных мероприятий» американский прокурор Кеннет Старр: именно благодаря ему весь мир смог детально ознакомиться с трогательной историей любви практикантки Белого дома Моники Левински, а также тщательно изучить отдельные моменты анатомического строения Президента Соединенных штатов Б.Клинтона.

Днем рождения российского сетевого компромата можно считать 26 ноября 1998 года, именно в этот пасмурный день и появился сайт «Коготь», в тот же самый день оперативно закрытый российскими спецслужбами. Информационное наполнение сайта состояло из восемнадцати файлов, содержащих в себе сводки прослушивания телефонных переговоров чиновников и политиков высокого ранга.

По информации Интернет-провайдеров российские информационные узлы политической и экономической направленности, а также сайты средств массовой информации посещает более 1.000.000 человек. Это говорит о том, что уже сегодня число русскоязычных пользователей Интернета, позволяет серьезно использовать его возможности для ведения масштабных информационных войн.

Для российских технологов «активных мероприятий» Интернет интересен еще и тем, что он является входным информационным каналом для определенной целевой аудиторией. Каждый пользователь сети в процессе общения со своим окружением становится передатчиком (транслятором) полученной информации. Отдельные категории интернетовской аудитории, такие например как журналисты, способны многократно усилить волну от брошенного в информационное море камешка. Как пример, можно привести все тот же «Коготь», число его посетителей было невелико, но широким читательским массам он стал доступен благодаря публикациям его данных в газетах «Московский комсомолец» и «Московские новости».

Это еще раз подтверждает тезис о том, что в кризисных ситуациях даже небольшие информационные выбросы способны привести к весьма серьезным результатам. В качестве еще одного высокоэффективного «активного мероприятия» можно привести сайт «Коготь-2». Размещенная на нем информация, была посвящена различным деяниям тогдашнего хозяина Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова. Но вот, что показательно, если для широкой российской публики этот была лишь очередная сенсация, быстро вытесненная новыми скандалами, то в Красноярском крае акция дала совершенно определенный политический и экономический результат.

Читайте также: