Смертельная игра: свыше 250 тысяч детей воюют по всему миру

Более 250 тысяч детей сегодня воюют на стороне правительственных войск и в рядах повстанцев по всему миру. Средний возраст бойцов – 10–12 лет. Обращаться с АК-47 ребёнка можно научить за 40 минут. Сомалийские дети-солдаты рассказывают о тренировках на базах в Уганде под руководством американских военных

Сомалийская радиостанция, основанная радикальной исламистской группировкой «Аль-Шабаб», на днях устроила конкурс по общим знаниям ислама и чтению Корана. Для участия в состязании, приуроченном к священному месяцу Рамадан, пригласили ребят от 10 до 17 лет. Победителям в торжественной обстановке вручили призы: автоматы АК-47, ручные гранаты и несколько сотен долларов. «Ребёнок должен одной рукой тянуться к знаниям, а другой – к оружию, чтобы защищать ислам», – заявил на церемонии награждения представитель «Аль-Шабаба» Мухтар Робоу.

На войне как на войне.  Фото: daylife.com
На войне как на войне.  Фото: daylife.com

 

По числу воюющих детей лидером является Африка – в центральной и западной части континента солдатом является каждый десятый ребёнок. Их средний возраст составляет 10–12 лет, нередко в вооружённых формированиях можно встретить и восьмилетних. Чем ожесточённее конфликт, тем больше несовершеннолетних в него вовлечено.

А в Сомали, без преувеличения, дети воюют с детьми. Радикальные исламисты в этой стране годами вербуют в свои ряды мальчиков и девочек. Например, в группировке «Аль-Шабаб» (название которой в переводе означает «молодёжь») доля несовершеннолетних составляет 80%. Недалеко от исламистов ушло и правительство.

По словам вице-председателя Центра по защите прав человека в Могадишо Али Шейха Ясина, в рядах сомалийских правительственных войск количество детей достигает 20%. Многие бойцы настолько малы, что с трудом носят автомат, который весит около 5 кг. Правительство платит им по $1,5 доллара в день.

Но даже принадлежность к армии власти не гарантирует детям нормальную жизнь и питание. Многие знают наверняка только то, где они будут нести службу и на каком посту стоять. Сомалийские дети-солдаты не ходят в школу не потому, что военная служба отнимает много времени, просто во многих регионах страны нет учебных заведений.

Как свидетельствуют данные ООН, там, где сегодня идёт война, наравне со взрослыми солдатами сражаются за чужую победу и дети, хотя привлечение к участию в военных действиях лиц младше 15 лет считается военным преступлением. По информации ЮНИСЕФ, Международную конвенцию о правах ребёнка, в которой запрещается использовать в военных действиях детей младше 15 лет, не ратифицировали только две страны – США и Сомали.

Впрочем, подписание государством конвенции ещё не означает её безусловное выполнение. Так, планы по прекращению вербовки детей есть в 15 государствах, где не утихает война, но правительства попросту игнорируют международные договорённости. Чиновники берут детей в армию в Демократической Республике Конго, Чаде, Судане и Уганде. Не отстают от властей и повстанцы, которых не сдерживают никакие международные обязательства.

За годы военного конфликта на севере и востоке Уганды, который не утихает с 80-х годов прошлого века, повстанцы из «Армии сопротивления бога» похитили десятки тысяч детей. Чтобы спастись, мальчишкам и девчонкам приходится вместе с матерями каждый вечер уходить из деревень в города, где можно рассчитывать на относительную безопасность. Переночевав в парках, во дворах гостиниц и школах, они рано утром отправляются назад. Но «Армии освобождения бога» хватает призывников, 90% её бойцов – несовершеннолетние.

Операция «Демобилизация»

В зонах военных конфликтов дети воспринимают войну как привычное явление. Иногда для них присоединиться к вооруженной группировке – это значит получить законное право на улучшение своего положения в обществе. И всё же дети редко становятся солдатами по своей воле. Разве что когда хотят отомстить за родственника, убитого одной из воюющих сторон. Их также могут заставить уйти на передовую голод и нищета.

Иногда жители селений (это практикуется в Африке) вынуждены отдавать определённое число детей повстанцам, чтобы обезопасить себя от нападений. Но в основном ребят попросту похищают. В первые дни дети подвергаются жестокому обращению, а их надсмотрщиками часто становятся одногодки, завербованные раньше. Чтобы разорвать все связи с родным селением, ребёнка заставляют убить кого-то из родственников или соседа. После этого путь назад ему заказан. Количество девочек, по данным ООН, составляют 40% от общего числа детей-солдат. Их используют не только в качестве шпионов и убийц, но и превращают в наложниц.

Хотя международные организации призывают правительства рассматривать детей-солдат как жертв, а не пособников повстанцев, многие из тех, кто попадает в руки регулярной армии, проводят не один год в предварительном заключении, не имея юридической помощи. Большинство ребят даже не понимают, в чём их обвиняют.

В программы по реабилитации попадает всего несколько тысяч за год, а это ничтожно мало. По словам независимого журналиста Джимми Бриггса, который пишет о детях-солдатах с 1997 года, программы по реабилитации не учитывают особой уязвимости девочек, которые, как правило, подвергаются регулярному сексуальному насилию.

Он рассказывает историю Иды Кармелиты, 17-летней девушки из Шри-Ланки, которая сама вступила в ряды «Тигров освобождения Тамил Илама», чтобы отомстить за смерть брата. В Шри-Ланке идёт война между индусами из организации «Тигров освобождения» и поддерживаемыми правительством сингальскими буддистами. Пробыв три года на передовой, Ида захотела уйти из группы. Но поскольку она попала в список сообщников повстанцев, после задержания её подвергли групповому изнасилованию и пыткам.

Но даже те, кому удалось вырваться из рук повстанцев и посчастливилось избежать тюремного заключения, не понимают, как им жить дальше. Ведь всё, что они умеют, – это воевать. Шансов вернуться в семьи, пойти в школу и залечить психологические травмы, полученные на войне, у таких детей крайне мало.

Дети полков. В Чаде дети воюют в национальной армии, проправительственных формированиях и деревенских отрядах самообороны. Фото: AFP

В хозяйстве пригодится. В Сомали победителям конкурса на знание основ ислама дарили автоматы, гранаты и доллары США. Фото: daylife.com

Пустить в расход. В Афганистане, Ираке и Пакистане из детей зачастую делают шахидов. Фото: AFP

Всегда готов. Детей часто посылают на минные поля: они немного весят и быстро бегают, поэтому, по мнению военачальников, шансов выжить у них больше. Фото: AFP

Солдат спит. В Сомали ребята, несущие службу в правительственных войсках, не расстаются с оружием даже во сне. Фото: daylife.com

Недетская работа. Правительства стран, где военные конфликты не утихают десятилетиями, часто игнорируют призывы ЮНИСЕФ по демобилизации маленьких солдат. Фото: AFP

Без страха и упрёка. У детей практически отсутствует чувство страха перед смертью. Они идут в бой, не задумываясь о том, что их могут убить. Фото: AP

Братья по оружию. Во многих конфликтных регионах Африки до 80% солдат – дети, среди которых встречаются и восьмилетние бойцы. Фото: AP

Автор: Яна Седова, Фокус

*****

Кто ответит за страдания детей в вооруженных конфликтах?

Миллионы детей во всем мире становятся жертвами вооруженных конфликтов. Их убивают, калечат, насилуют, наносят им психологические травмы, от которых они не могут оправиться всю оставшуюся жизнь. Их призывают в правительственные армии и вовлекают в повстанческие группировки. Их вынуждают совершать зверские преступления, за которые впоследствии они зачастую несут наказание.

Есть ли у этих детей возможность добиться справедливости? В какой степени они могут нести ответственность за совершенные преступления? Эти проблемы попытались проанализировать авторы доклада ООН «Отношения детей и судебной системы в вооруженных конфликтах». Они же стали темой дискуссии экспертов, прошедшей в представительстве ООН в Женеве.

Война в Боснии-Герцеговине разразилась в 1992 году. Осада столицы Сараево длилась почти четыре года. За это время были убиты около 10 тысяч человек, в том числе 1500 детей.

Эти события навсегда остались в памяти посла Боснии в ООН Эмины Кечо-Исакович. Вновь и вновь она вспоминает о душевных страданиях, которые перенес ее сын.

«Каждый вечер над городом раздавались звуки канонады, – рассказывает она. – Мой 10-летний сын спрашивал, умрет ли он этой ночью. И каждую ночь я говорила: нет, ты не умрешь. Я говорила это и гладила его, пока он не засыпал. Все дети, пережившие осаду Сараево, до сих пор страдают от полученной психологической травмы – ожидания смерти».

В докладе ООН говорится, что дети должны иметь возможность получить компенсацию за нарушение своих прав. Однако по словам Кечо-Исакович, дети Сараево так и не получили компенсации за военные преступления, совершенные против них:

«Если по вашей вине в автомобильной аварии погибает гражданин европейской державы, вас отправляют в тюрьму на десять лет. А если вы убиваете тысячи людей на Балканах, в Азии или в Африке, то вы сидите в тюрьме пять-шесть лет. А потом вас выпускают за примерное поведение или в связи с возрастом».

Мессех Камара был ребенком во время гражданской войны в Сьерра-Леоне, которая продолжалась десять лет: «Я такой же, как миллионы детей, чьи голоса остаются неуслышанными, тех, кого мы не видим в этой маленькой комнате. Но они здесь и они страдают».

Во время войны Камара потерял своих родителей. Ему удалось выжить, и в конце концов он стал активистом, выступающим за права детей. Сейчас ему 24 года, он учится на международного адвоката в сфере прав человека.

По словам Камары, он и другие дети, которым довелось пережить эту страшную войну, хотят, чтобы развязавшие конфликт люди были привлечены к ответственности.

Хотя такие дети, несомненно, являются жертвами войны, в докладе ООН указывается, что в некоторых случаях они причастны к совершению преступлений. Руководитель авторской группы исследования, спецпредставитель ООН по делам детей и вооруженным конфликтам Радхика Кумарасвами говорит, что дети, которых военные командиры принудили к совершению зверских преступлений, не должны нести ответственность в той же мере, что и взрослые. Согласно международному праву, вербовка и использование детей моложе 15 лет в боевых действиях является военным преступлением, напомнила она.

Авторы доклада считают, что государства не должны применять административный арест против детей в возрасте до 15 лет, а если детей все же арестовывают, условия содержания задержанных должны соответствовать международным стандартам и отвечать судебным гарантиям. ООН должна иметь право проводить мониторинг центров содержания детей, говорится в докладе.

Автор: Лиса Шляйн, Женева, Голос Америки

Читайте также: