Все коррупционные расклады на таможне Украины — откровения судебного эксперта

Вопрос на засыпку: знаете ли вы, по каким ценам завозятся в страну плазменные телевизоры? По ГОСТАм 1975 года, когда этой самой «плазмы» и в помине не было. Вот и считайте, сколько можно наварить на товаре с учетом разницы ценовой политики с диапазоном в 40 лет. Как завозят контрабанду в Украину, и о чем давно знают на таможне.

 Знаете ли, сколько можно «отбить» на одной фуре с секонд-хендом? Приблизительно миллион долларов. И это при условии, что еще минимум 150 тысяч «зеленых» осядет в качестве «мзды» на границе.

А ведомо ли вам, какой нынче самый прибыльный бизнес? Пищевые добавки!

Да-да, те самые, без которых не обходятся ни чипсы, ни кетчупы, ни всякие «тархуны».

Так вот на добавках можно озолотиться похлеще, чем на секонд-хенде.

С Юрием Стецыком беседовали за чашкой эспрессо в  ресторанчике маленького львовского отеля.  Фото Вячеслава БЕРЛОГА
С Юрием Стецыком беседовали за чашкой эспрессо в  ресторанчике маленького львовского отеля.  Фото Вячеслава БЕРЛОГА

Вообще-то поговорить с львовским предпринимателем Юрием Стецыком, дипломированным судэкспертом, собиралась исключительно по теме, волнующей тех, кто только собирается открыть собственное дело: что-то отправлять за границу, а оттуда нечто ввозить сюда.

По статистике это и есть самый популярный вид предпринимательской деятельности.

Так вот в цепочке «товар — деньги — товар» самым уязвимым местом оказывается промежуточное звено — таможня. Юрий Стецык занимается в основном делами, связанными с растаможкой грузов.

К экспертам в общем-то клиенты обращаются только в случае крайней необходимости. Чаще действуют по старинке: взятка, чтоб товар без мороки пропустили.

Кстати, кроме 7 тысяч, оказалось, что еще 25 000 долларов чиновник получил в тот же день от своих подчиненных — начальников подразделений таможни. За эти дела должностному лицу дали 5 лет условно.

Случаются и массовые отставки: года полтора назад уволили сразу 55 должностных лиц Львовской таможни по обвинению в коррупции. А в новогоднюю ночь 2012-го еще 30 сотрудников лишились работы. Но там больше за «возлияния»… К ним с проверкой приехал руководитель департамента по борьбе с коррупцией Государственной таможенной службы. А львовские работники наотмечались, дойдя до такой кондиции, что вообще не узнали своего начальника.

Свидетели происшествия из числа проверяющих сожалели лишь о том, что не смогли в тот момент инкриминировать проштрафившимся таможенникам еще и взяточничество, поскольку сигналы были.

Но, как заверил меня Юрий, сейчас даже самый мелкий чиновник нал уже не берет. То есть схватить за руку нынче очень трудно.

Теперь сообразительный таможенник открывает смс-ку на мобильном, где значатся цифры — номер счета, на который и следует перевести определенную сумму (читай — взятку). Цифры клиент запоминает. Дальше — дело техники. Перевел сумму, отзвонился. Вот и все.

Парикмахер-оценщик

«Учиться в вузе я начал с 1997-го — сначала это был факультет по компьютерным системам, затем поступил в ЛКА — Львовскую коммерческую академию на товароведение, получил бакалавра. После — в той же академии — получил диплом специалиста по таможенному делу, — перечисляет Юрий. — Стажировался на судебного эксперта во Львовском научно-исследовательском институте. В Минюсте сдал экзамены квалификационной комиссии. Стал членом союза экспертов Украины…»

У него есть семья, маленький ребенок. Говорит, просто так учиться, — то есть исключительно в свое удовольствие, — нет, не стал бы. Академии ему нужны были для того, чтоб иметь возможность нормально работать и, соответственно, зарабатывать.

«С 2007 года я стал работать экспертом-товароведом в одной частной кампании, — продолжает собеседник. — Взяли меня по рекомендации. Можно сказать, по знакомству… С улицы в фирмы не берут. Как правило, там сидят эдакие «бугры», которые никого чужого к делам, что нужно решать с таможней, не подпустят.

Платили мне 200 — 300 долларов. Их это устраивало. Меня — нет. Хотя 5 лет честно трудился на таких условиях: звякнули — приезжай, и я тут как тут. С 8 утра и до часу ночи. И так — в выходные и на праздники…»

Идея уйти и заняться своим бизнесом возникла у меня давно. Но решился на этот шаг буквально несколько месяцев назад. А «буграм» в фирме сказал: люди добрые, я сдал экзамены на эксперта и теперь хочу попробовать работать самостоятельно. «Да подожди, Юрко, — отвечали мне, — еще успеешь».

Но я ослушался и ушел в никуда. Единственное, что точно знал: в области, как в сущности и в стране, — полнейший дефицит экспертов-товароведов, действительно разбирающихся в теме. Например, на всю Львовщину — лишь один специалист, который работает в НИИ, и к нему толпами обращаются за консультациями.

Эксперт — это не оценщик. Чтоб читателю было понятно: оценщиков, что подписывают выводы по поводу растаможенного товара, — их расплодилось море! А подписывают, как правило, то, что им дают. Не они пишут выводы, не они оценивают. А то, что им скажут, они и подтверждают подписью.

Вот и земли под стадион во Львове «подписали»: по 2 грн. 14 коп. за квадратный метр. Даже если и за сотку, то посчитайте, сколько получили те, у кого эти самые площади скупали в экстренном порядке. Не поспоришь же. Вот тебе бумага с подписью оценщика! Все по закону… И будь здоров! Отель «Львів» тоже такие же специалисты оценили: в результате продали всего за 10 млн. грн.

А на таможне роль оценщиков еще более впечатляющая. Даже если клиент провозит черную икру, но в документах значится «древесная стружка», — тот, не задумываясь, подпись поставит. И получит за работу 100 — 200 гривен.

Кто идет в оценщики? Да кто угодно — хоть учителя физкультуры, хоть уборщицы, хоть парикмахеры! 10 дней походил на курсы — и получил «корочку»…

В общем, решил я открыть свое частное предприятие. Юрист, с которым свел мой же одногруппник, помогал в этом деле. Отнес копию моего паспорта, идентификационный код и заявление в облисполком. Там внесли данные в единый госреестр предпринимателей. От меня требовалось только две вещи: подпись и выбрать сферы по кведу — классификатору видов деятельности.

Фактически открытие предприятия мне обошлось в 100 гривен. Это я заплатил юристу. Так он мне в подарок еще и печать сделал».

«Институт» — звучит гордо

Судэксперт на таможне: вот так проверяются контейнеры. Фото: 2000

— Ну а название-то у вашего предприятия есть?

— Пока нет. Потому что назвать фирму «Стецык» — не звучит. А вот, например, «Институт товароведческих исследований» — другое дело.

— Почему обязательно «институт»?

— Потому что звучит гордо. Заказчик — он ведь частника боится. Он же так рассуждает: сидит какой-то товарищ дома и щелкает на компьютере… Никакого к нему доверия. А вот если «центр» или «институт» — сразу впечатляет, поскольку там явно должны быть специалисты, способные грамотно оформить документы.

— А теперь объясните: с какими проблемами прежде всего обращаются клиенты к экспертам? Их интерес в чем? Чтоб побыстрее растаможить товар или чтоб написали, к примеру, «носки» вместо партии плазменных телевизоров, дабы налоги поменьше платить?

— Чаще всего второе.

— И как быть эксперту, если он все-таки намерен работать по закону и не обманывать государство?

— Выход всегда находится, — говорит Юрий, и дальше следует небольшой монолог.

«Когда речь идет о растаможке, то клиенты чаще всего сталкиваются со «специалистами» в кавычках, которые, образно говоря, сидят на ящиках и ждут, что им дадут уйму денег, которых хватит на машину и квартиру.

Этих кадров в принципе не интересует, кто и что везет, как оценивать товар, где он сделан.

И вот представьте: таможня — орган государственный, который, естественно, заинтересован в том, чтоб с клиента взять побольше и вот это «побольше» перечислить в казну. Я говорю не о взятках, а о простой и понятной логике…

Так вот для того, чтобы взять больше, зачастую практикуются «истории с кодами». Клиент может и не знать подробности: какой там правильный код у такого-то товара. Но если он подозревает, что ему начислили явно больший налог, то обращается к эксперту. И хочет установить справедливость.

Задача эксперта — документально подтвердить, что такой-то товар был произведен там-то и там-то, стоит столько-то и столько-то. И так далее. Таким образом выясняется настоящий код. Это все передается на таможню. А та уже вбивает в свою базу таможенных платежей.

И в следующий раз, когда клиент будет перевозить такой же товар, ему будет очень легко убедить таможню брать с него налог тот, который надо, а не иной, по «неправильному» коду».

— Разве не бывало случаев, когда невозможно вычислить код? Допустим, надо оценить то, что доселе не ввозилось…

— Был такой случай, правда, не со мной… Таможня задержала контейнеры, принадлежащие одному из предприятий, под веским предлогом: контрабанда. Везут непонятно что, и непонятно, как с них за это брать налоги. Предприятие обращается к экспертам: дайте, мол, нам официальный ответ — какая рыночная стоимость «пустотілої порожнини». А это были кегли для выплавки металлов. В общем-то — действительно «порожнина» и на самом деле «пустотіла». Эксперты дают ответ: «Вона коштує нуль». Вот такие у нас бывают безграмотные специалисты.

Карден в мешке

Казалось бы: просто секонд-хенд, а в мешках с тряпьем можно найти...

Казалось бы: просто секонд-хенд, а в мешках с тряпьем можно найти…

— «То, что не сделано господом Богом, сделано в Китае» — есть такая присказка. Это я к тому, что на нашем рынке товар в основном произведен в КНР. Он проходит через Львовскую таможню?

— Конечно. В Польше в порту контейнеры разгружаются, а в Украину легче машинами доставлять. Причем растаможивать ничего ж не надо! Машины маленькими партиями потихоньку перевозят.

... хоть брендовую обувь...

… хоть брендовую обувь…

— Во Львове уйма магазинов, которые называются «Одяг з Європи»…

— Секонд-хенд. Очень выгодно этим заниматься! Там же в мешках с тряпьем все то, что вы покупаете в брендовых магазинах по бешеным ценам. Там и Шанель, и Пьер Карден, и Версаче, и Прада, и Гуччи, не говоря уж о Луи Виттоне. Причем бирки везут отдельно. И пришивают, так сказать, на месте.

— А вы хоть раз видали новенького Кардена в мешке с секонд-хендом?

— Да постоянно! Но вся загвоздка в том, чтобы разобраться: это действительно бренд или товар 2-го сорта? Впрочем, я вам могу показать экспертные снимки, сделанные на таможне… Сами убедитесь.

... хоть дорогие украшения

http://copybrand.com.ua/

Серьги Tiffany. Фото: copybrand.com.ua

… хоть дорогие украшения

— Куда идет конфискат? Раньше, помнится, были магазины…

— Сейчас уже этого нет. Зато создаются фирмы, которые покупают товар лотом. Если конфискована фура секонд-хенда, то и продается все полностью. Такой лот стоит где-то 2 млн. грн. Заплати и ройся в мешках, «вылавливай» оттуда и Версаче, и Гуччи. В принципе это выгодно.

— Перевозить айфоны тоже выгодно?

— Айфоны Apple — хоть четвертые, хоть пятые, хоть какие угодно — они все у нас нелегальны. Их нельзя завозить на территорию Украины, поскольку Госчастотнадзор не дал разрешения на использование этих аппаратов. Поэтому в магазинах их и не продают.

— Официальная версия — почему комиссия «по частотам» не дала разрешения — в общем-то так и не прозвучала. Просто не дала и не дала. Может, вы знаете причину, хотя бы неофициальную? А то странно получается: вся страна ходит с айфонами, но нелегальными.

— Одна из причин, которая мне известна, это то, что Apple не дал нашим эксперт-службам разрешение на прослушивание. То есть — по крайней мере пока — айфоны не могут слушать.

— Но у нас в интернет-магазинах и пятую версию запросто покупают, причем с сертификатом.

— Сертификаты можно сделать и за 100 гривен. На плазменные телевизоры есть же сертификаты? Хотя ГОСТов на этот вид товара в природе не существует! Вот такое у нас замечательное законодательство…

... хоть фирменного «Кардена»...

… хоть фирменного «Кардена»…

— А без ГОСТа нельзя?

— Для каждого ввозимого товара должно это быть. И четкие разъяснения: как правильно использовать, перевозить, хранить и т.д.

— Экспертное дело выгодное? Можете ли сказать, сколько стали зарабатывать, когда открыли свое предприятие?

— В десятки раз больше, чем в фирме, в которой сидели «бугры».

— Рэкет не угрожает? Может, кто-то предлагает с ним «поделиться»?

— У меня таких случаев не было. И надеюсь, не будет. Потому что я ж не ворую, а своей головой зарабатываю. Так почему я должен делиться?

Слонов пока не возят

А это — те самые добавки, которые в несметном количестве пересекают украинский кордон

А это — те самые добавки, которые в несметном количестве пересекают украинский кордон

— Любого предпринимателя спроси — он сразу начнет жаловаться: налоговая давит, пожарные донимают, санстанция и т.д. Кто вас донимает?

— Никто! В налоговую пишу финансовый отчет поквартально. А пожарные и санэпидемстанция — это ни к чему, так как пока нет у меня никакого офиса. Работаю дома.

— Отчеты отправляете по электронной почте? Сейчас везде это рекламируется.

— Нет, сам прихожу в налоговую и отдаю. Очередей нет. Вся процедура занимает максимум минут пять. А насчет электронных версий. Мне рассказывали знакомые предприниматели, что вот так отправляли, а потом им штрафы приходили, потому что налоговики уверяли, мол, ничего не получали. И я решил не рисковать.

— Когда в Киеве проходили протестные акции под названием «Налоговый майдан», предприниматели уверяли: они в кабальных условиях, с них требуют налоги чуть ли не по 100 позициям. Это так?

— Я плачу два налога: 5% от прибыли в бюджет и 400 гривен в Пенсионный фонд ежемесячно. Вот с чем я не согласен, так это с Пенсионным фондом. Когда у предпринимателя нет заработка, например, в отпускной период, — откуда ему брать по 400 грн.? И вот все вынуждены как-то выкручиваться. А если б с дохода, то я б и 10% в Пенсионный перечислял… Когда у меня есть прибыль, то я, например, обязательно детям помогаю.

— Каким детям?

— Сиротам. В интернете много таких объявлений. Мне детей жалко, время от времени по 100, по 200, по 300 гривен им перечисляю. А что тут удивительного?

— Нет, ничего. Просто мы как-то отвыкли от благотворительности… Но мы отвлеклись от темы. Возвращаемся к таможне. Итак, чтоб завоевать клиентуру, вам надо каким-то образом себя популяризировать. Каким же?

— Работой. Вот такой пример. Ко мне обращаются из Киева предприниматели с весьма запутанным делом. Оно к тому времени уже рассматривалось в Апелляционном суде. Речь шла о продукции — какие-то журналы, которые оказались бракованными: текст неправильно отпечатали, он «съехал» на страницах, и вообще печать получилась размытой. Предпринимателям нужно было вычислить сумму ущерба. А этого никто из экспертов не мог сделать. Я две недели разбирался и все-таки написал вывод. И хоть мне заплатили копейки, я был доволен, что свои профессиональные навыки реализовал в полной мере. Мою работу стали упоминать всюду в рецензиях.

Вот из такой тары и черпают — прямом  смысле слова — ингредиенты для чипсов  и разных «тархунов»
Вот из такой тары и черпают — прямом  смысле слова — ингредиенты для чипсов  и разных «тархунов»

— Сейчас пошла мода на экзотику Слонов через таможню еще не возят?

— Слонов нет. Но возят нефть, а пишут «зеленый горошек».

— Допустим, тут есть все-таки — со стороны предпринимателей — подлог. А если б по-честному: чем, на ваш взгляд, выгоднее всего заниматься? Дайте совет начинающим бизнесменам.

— Секонд-хендом. И я уже объяснил, почему. Сигареты, особенно те, что на фабриках продают «россыпью» или там на вес, — выгодно. Фуру загрузил, завез в ту же Молдову или Беларусь — и считай прибыль… Мне дважды попадались грузы с пищевыми добавками. Везут их в бочках, на которых предупреждение: руками не трогать, токсично, опасно для здоровья!.. За границу предприниматель, допустим, везет скипидар, а назад — ту отраву, которую вкладывают в чипсы, квас и т.д.

Я, кстати, после экспертиз и смотреть не могу ни на чипсы, ни на квас.

 Юрий Михайлович Стецык, судебный эксперт-товаровед, аттестованный Центральной экспертной квалификационной комиссией Министерства юстиции Украины, частный предприниматель.

ОПЕРАТИВНЫЕ СНИМКИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ЮРИЕМ СТЕЦЫКОМ

Автор: Светлана ВАСИЛЬЕВА, газета 2000

Читайте также: