«Какое „этапирование“, пес смердящий?» Как Украина «двинула фуфло» Европе

Совет Европы обязал Украину передать все «хозяйство», связанное с лишением свободы граждан и не граждан страны, от МВД в подчинение Минюсту. Включая изоляторы временного содержания (ИВС) и подразделения внутренних войск, осуществляющие конвоирование заключенных и охрану подсудимых в суде. Но позорное государство не выполнило своих обещаний. Что имеем?

На днях «Украинская правда» разместила небольшой материал под заголовком «Тимошенко хочет, чтобы ее носили по суду на руках — тюремщики». В нем со ссылкой на пресс-службу Государственной пенитенциарной службы шла речь о готовящейся доставке Юлии Тимошенко в Киев на заседание суда по делу об убийстве Щербаня.

Если в СМИ имеется ссылка на эту «уважаемую» государственную службу, то никогда не стоит удивляться обилию в тексте признаков неграмотности и вопиющей некомпетентности ее сотрудников. Так и здесь. Ставшая уже привычной и как будто не режущей глаз аббревиатура службы — ГПтС «заложена» горе-лингвистами из Администрации Президента; похоже, каков поп, таков и приход.

Именно так в его указе о переименовании сокращено полное название органа. «Пт», надо думать, от слова «пенитенциарная». А почему после первой буквы идет пятая, а не вторая, третья или десятая?.. Почему не «ГПнС» или ГПцС«?.. Неужели потому, что в первом варианте это будет смахивать на «пенис», а во втором на «поц»? Так не нужно было вообще использовать это неблагозвучное и сомнительное слово — «пенитенциарная». Тем более что во всем цивилизованном мире это слово синонимично словам «тюремная», «карательная», а в Украине уж который год действует закон «О государственной уголовно-исполнительной службе».

Но, если «старший сказал» по-колхозному, то грамотеи и проФФесионалы из тюремного ведомства могут себе позволить молоть любую чушь. Впрочем, сокращение ГПтС не так важно, в народе ведомство имеет другое, несколько более пикантное название — пенитслужба (кстати, такое сокращение точно соответствует языковым нормам, ведь говорим мы: погранслужба, санэпидслужба).

В небольшом сообщении на сайте пенитслужбы под названием «ДПтС спростовує заяви адвокатів засудженої Ю.Тимошенко», послужившем «базой» для публикаций, шесть раз употребляется странное слово «этапирование». Если точнее, пять раз «этапирование» (в оригинале — «етапування») и один раз высокохудожественный речевой оборот «быть этапированной» («бути етапованою»).

У непосвященного читателя такой «термин», естественно, не вызывает удивления, ведь вполне ясно, о чем идет речь. Однако специалиста его употребление не может не раздражать. Дело в том, что уже несколько десятков лет слово «этапирование» не применяется как официальный термин. Суть его когда-то заключалась в перевозке или пешем переходе в несколько этапов, от одной пересыльной тюрьмы к другой и, в результате, в конечный пункт какой-либо партии «з/к» для следствия, суда или отбывания наказания. При этом слово «этапирование» не могло не ассоциироваться с каторжанским, а позже гулаговским выражением «гнать по этапу».

Поэтому еще в СССР, по бескрайним просторам которого гнали по этапам сотни тысяч зэков, от термина отказались. Он был заменен словами «конвоирование», «транспортировка», «перевозка», «направление» и т.п. В сравнительно небольшой по площади Украине это слово вообще потеряло смысл, всю страну ведь можно проехать на поезде за сутки без всяких этапов. Сохранилось оно лишь в тюремном сленге. Так говорят и тюремщики, и заключенные. Но использовать жаргонные выражения в официальных документах без кавычек или предупредительных слов «так называемое» нельзя. Это признак невежественности и дурного тона. «Этапирование» — это, если угодно, феня, мурка.

Впрочем, трудно ожидать от людей, которые сами себя захотели называть «гордым» словом «пенитенциарии», какого-либо иного использования языка, кроме примитивно-люмпенского. Как тут не вспомнить булгаковского Шарикова, который, выбирая себе имя, не захотел, подлец, называться каким-нибудь там Иваном Петровичем или Сергеем Федоровичем. Нет! Полиграф Полиграфович!.. Так что «мурчание» пенитслужбистов вполне закономерно.

Не удивляет и откровенная чушь, высказанная в обращении. «Вкотре ДПтС наголошує, що співробітники відомства не збираються брати на себе відповідальності за можливі провокації під час етапування з боку засудженої Ю.Тимошенко та її адвокатів».

Любому здравомыслящему человеку, но только не пенитенциариям, понятно, что за провокации может и должен отвечать сам провокатор. А вот лопухи, «ведущиеся» на провокации, всегда будут отвечать за свою лопуховатость. Несмотря ни на какие заявления о безответственности. Провокация — это всего лишь действие, направленное на побуждение ответного действия, в котором заинтересован провокатор. Провокация — это вовсе не значит плохо, это по-разному, бывает, что и хорошо.

Все выше сказанное относится к формам деятельности Госпенитслужбы. А теперь пора поговорить о содержании этой деятельности. Это куда важней.

Сотрудники пенитслужбы, в том числе самые высокопоставленные, убежденно, «на полном серьезе» рассуждают об имеющейся у них возможности «этапирования» Юлии Тимошенко в суд. При этом они даже говорят о неких двух «законных основаниях»:
«1. Офіційного виклику до суду;
2. Реального бажання самої засудженої Ю.Тимошенко бути етапованою, що передбачає її транспортування автомобілем протягом близько 6 годин, за умови, що засуджена не матиме претензій до дій ДПтС під час процесу етапування
».

По поводу официального вызова в суд принципиальных вопросов не возникает, с этим все понятно. Следует лишь отметить, что вызов суда — это не законное, а бюрократическое основание, закон такие банальности не прописывает. Хотя это и не уменьшает осмысленности этого основания.

А вот желание самой подсудимой двигаться в направлении суда как законное основание ее доставки вызывает недоумение. Если «реальное желание» подсудимой являться в суд — законное основание для ее доставки, то, следовательно, ее «реальное» нежелание являться — законное основание для уклонения от суда?.. А интересно, право манипулировать доставкой в суд по своему желанию принадлежит только Тимошенко или оно распространяется на всех уголовников Украины?.. Что по этому поводу думает Госпенитслужба, придумывая такие «законные основания»?.. А что по этому поводу думает Минюст, который как будто курирует пенитслужбу?.. А прокуратура, как будто осуществляющая за ней надзор?..

А теперь, коль пенитенциарии сами напомнили о «законных основаниях» своей деятельности, настала пора поговорить о законе. И заглянуть в него. Читаем. «Закон «Про Державну кримінально-виконавчу службу України». Статья 1 этого закона рассказывает о заданиях, стоящих перед службой. Рассказывает «по-ющенковски», неконкретно и размыто. «На Державну кримінально-виконавчу службу України покладається завдання щодо здійснення державної політики у сфері виконання кримінальних покарань». Других задач Родина перед службой не ставит. Как видно, речь об «этапировании» подсудимых в ней не идет.

Читаем дальше. «Стаття 18. Права та обов\’язки посадових і службових осіб органів і установ виконання покарань, слідчих ізоляторів». Таких прав всего четырнадцать, а обязанностей аж двадцать. Но, ни в одном пункте не предусматривается ни право, ни обязанность должностных лиц пенитслужбы «этапировать» подсудимых в суд.

Теперь читаем другой интересный документ. «Закон «Про внутрішні війська Міністерства внутрішніх справ України». А именно: «Стаття 2… Основними завданнями внутрішніх військ є: …конвоювання заарештованих і засуджених; охорона підсудних під час судового процессу...» (выделено автором).

А теперь, если сложить вместе эти два акта законодательства, то напрашивается вопрос: какие там законные основания есть у пенитслужбы для «этапирования» Юлии Тимошенко в суд?.. Перефразируя Жванецкого: «Какие-какие?»

Да никаких не имеется. «Этапирование» в суд Тимошенко силами Госпенитслужбы является прямым и грубым нарушением национального законодательства. Этим должны заниматься конвойные подразделения внутренних войск. А вот почему не занимаются — вопрос отдельный.

Официального ответа на этот вопрос не получит никто. С внутренними войсками все понятно, они сами никогда не станут напрашиваться на такую «вонючую» проблему, как обеспечение суда над Юлией Тимошенко. Правильно делают, точнее, правильно не делают. А Госпенитслужба с позором тянет чужой крест, потому что на нее кто-то (отгадайте, кто?) цыкнул и сказал: «Делай! Так надо! И попробуй не сделать!»

О настоящих причинах того, почему пенитслужба, не имеющая, в отличие от МВД, ни законных оснований, ни целевого финансирования, ни специализированных подразделений, ни соответствующего опыта, ни подготовленных кадров выполняет чужие функции, можно лишь догадываться. Попробую высказать свои предположения.

Когда-то, теперь уже довольно давно, в середине 90-х государство Украина попросилось, чтобы его приняли в Совет Европы. В данном случае важно, что попросилось само, никто за уши его туда не тянул. Европейцы, изучив состояние политических дел и как будто поверив болтовне украинских политиков, согласились принять Украину в члены Совета Европы, обязав ее выполнить ряд требований. Одно из этих требований — передача всего «хозяйства», связанного с лишением свободы граждан и не граждан Украины, от МВД в подчинение Министерству юстиции. Всего! Включая изоляторы временного содержания (ИВС) и подразделения внутренних войск, осуществляющие конвоирование заключенных по стране и охрану подсудимых в суде.

И Украина (а ее «лицом» и гарантом соглашений тогда был некий Леонид Кучма) пообещала, что выполнит это требование до конца 1997 года. Увы, позорное государство не выполнило своих обещаний. Ни тогда, ни сейчас. ИВС, как известно, так и остались у милиции, функция конвоирования осталась у ВВ МВД, а система колоний и СИЗО, позднее названная пенитенциарной, вместо подчинения Минюсту обособилась в департамент по каким-то вопросам.

Если говорить на уголовном жаргоне (а почему нет, коль конвоирование можно официально называть «этапированием»), то Украина «двинула фуфло» и стала государством-«фуфлыжником». Думаю, не стоит объяснять происхождение этих слов, слишком это объяснение омерзительно, достаточно, что звучат они очень неприятно. Но слова эти, к большому сожалению, дают точную оценку действий и бездействия нашего государства. И показывают истинную «масть» «гарантов» этого государства. Все они «фуфломёты». Включая того, кто когда-то заявлял: «Донбасс порожняк не гонит». Еще как гонит.

Постепенно проблема эта как будто затихла. Европейцы в начале нулевых годов еще пару раз намекнули Украине, что надо бы отдавать долги, а потом затаились. Но, наверняка не забыли; это ведь только шкура у них овечья, а под шкурой прячется что-то иное, более зубастое. Просто они стали ждать, когда Украину можно больней «ужалить» этим вопросом.

И, похоже, такое время наступило с арестом и «отсидкой» Юлии Тимошенко. Если сейчас ее выдать «в лапы» военных, то «просвещенная Европа» (или «больная цивилизация» — это кому как угодно) тут же возопит о возрождении в Украине ГУЛАГа. И возопит вполне аргументировано. А пенитслужба считается вроде как не военной, не силовой организацией, независимой от структур, осуществляющих следствие, дознание, подсматривание и другие полицейские функции государственного насилия. Поэтому, отдуваться за все, что происходит вокруг Тимошенко, хотя бы и с нарушением закона, назначили пенитенциариев. А уж как у них это «ловко» получается, наблюдает весь народ.

…Когда читаешь невежественные чиновничьи рассуждения об «этапировании», «провокациях» и прочем, невольно вспоминается эпизод из гайдаевской комедии «Иван Васильевич меняет профессию». Чуть не обмочившийся со страху режиссер Якин ни к селу, ни к городу говорит ужасному царю бессмысленные слова: «Житие мое…». А грозный государь его насмешливо спрашивает: «Какое „житие“ твое, пес смердящий?!.»

Владимир Ажиппо, специально для «УК»

Читайте также: