Я в армии. Записки мобилизованного. Впервые в жизни прошёл через ситуацию «копать отсюда до обеда»

В бригаде началось бойове злагодження. Но из-за того, что техника нашей батареи на восстановлении, нам поступила боевая задача — очистить прилегающую к нашим боксам автопарка бетонку от нанесённой на неё колесами и гусеницами грязи. Дали нам лопаты и сказали — копайте. И мы копали…

   Продолжение. Начало читайте по ссылкам:  Часть первая / Часть вторая / Часть третья  / Часть четвертая / Часть пятая Часть шестая   Часть седьмая   

13-14 марта. Дни 46-47

Вчера целый день провели на полигоне. Сначала вместе с командирами приданного нашей бригаде мотострелкового батальона (бывшего батальона тероброны) моделировали блок пост. Потом на нас наезжали танком — сидишь в одиночном окопе, нужно стрелять, потом, когда он подъехал, спрятаться внутрь окопа, потом вылезти и стрелять или кидать гранату ему в зад. Кстати, думал, будет страшно — нет, не страшно.

Понятно, что учения, что нет реальной стрельбы, и машина над тобой проезжает наша, но скорее кайф, чем страх. Стреляли из автомата и гранатомета, кидали гранату. В общем, веселуха, экшн) мне понравилось.

Приехали затемно, грязные и уставшие как черти. Хватило воли только постираться, на то, чтобы что-то написать — сил уже не было.
Учёбу проводил лично наш комдив. Ассистировали офицеры штаба дивизиона. Наш комбат был на наряде, он у нас молод, но видно, что Воин и Командир, интересно будет у него учиться.

Комдив сам учил нас метать гранату, был на всех огневых рубежах. Сразу заметно, что офицер заинтересован в нашей учёбе. Возможно, от того, как мы будем обучены, будет зависить и его жизнь тоже. Если бы мы не торчали 40 дней в учебке, а сразу или после краткого курса молодого бойца приехали бы в бригаду и учились бы по специальности непосредственно здесь — уверен, результат был бы куда лучше.

Вообще хочу похвастаться своей частью) как сказал нам один из соседей из того самого бывшего тербата, наша бригада — одна из самых "застегнутых" в ЗСУ. Построения несколько раз в день, везде ходим строем, порядок, дисциплина, проверки, наказания деньгами за нарушения устава, пьянку и самоволку. Как результат — за неделю видел только одного пьяного, опять таки из того самого бывшего тербата. Кто хочет порядка — тот его добьётся. Наш комбат — умеет зажать в правильные тиски. Мне будет спокойней именно с таким командиром.

Чтобы не обижать ребят из тербата, мол, в них только камни, скажу — через многое прошли, многое знают. С их офицерами было приятно вчера общаться, думаю работать с ними будет спокойно и надёжно.

Сегодня мы занялись чисткой пристрелянного вчера оружия, нарядами по казарме и территории. А после двух получили официальную увольнительную до вечера. Первая официальная увольнительная с документом! Чего боялись в учебке и почему не выписывали увольнительные и отпускали людей неофициально — совершенно не понятно.

Сегодня мне написал боец одного из батальонов, с которым мы месяц назад зафрендились на ФБ и периодически общаемся. Он был в плену, его обменяли, был комиссован по причине нескольких ранений. Так вот, на днях он получил полагающиеся ему инвалидность и 180 тысяч гривен на лечение.

Семьи его погибших побратимов получили выплаты по 609 тысяч, как положено по закону. Мне кажется необходимым, чтобы бойцы знали — несмотря на большое количество косяков, государство наше все-таки выполняет свои обязательства перед солдатами. Для всех нас, кто имеет семьи, это очень важно. Ведь кроме защиты страны, мы хотим, чтобы были защищены наши семьи.

Выезжая с полигона, увидел приветственную надпись — "Полігон — академія солдата". И вот о чем я подумал. Плохо ли, хорошо ли — наша армия училась воевать в поле. Защищать населенные пункты, находясь в боевых порядках в полях перед ними. А москали в Чечне и Грузии учились населенные пункты уничтожать.

И сейчас воюют при обороне не в поле, а берут в заложники население наших городов. Начиная с реконструктора Гиркина в Славянске, они в поле не выходят. Им же нужны жертвы среди мирных жителей. В общем, друзья, когда мы смотрели на Чечню и попускали этот кошмар — ну русские ж братья, а чечены непонятно кто, да и вообще, с нами ж так точно не будет — мы попускали то, что москали делают сейчас нам.

Вот и учимся бороться с ними по ходу войны. Если мы не хотим увидеть Киев, Винницу, Днепр, Тернополь, Николаев в стиле "Грозный после занятия его федералами" — надо идти в армию. В такую, какая есть, со всеми её проблемами, и делать её лучше изнутри. И побеждать

15 марта. День 48

Увольнительная. Гости, семья, уютные места, вкусная еда, разговоры, шутки, фотографии, прогулки, игры с ребёнком, новости из нормальной жизни, поцелуи, объятья, расставание, мысли… Когда увидимся снова, где… Неизвестность.

На занятии медициной на полигоне нам один из врачей сказал, что человек живёт, пока хочет жить и борется за свою жизнь. Что он видел случаи гибели людей от пустяковых и неопасных ран, просто люди решали для себя — все, я умираю. А сам этот врач за эту войну получил 4 ранения, два из них опасных. И жив. 

Так, вспомнилось. Хотел к этой истории кое-что добавить — но не хочу в пафос впадать. Зубами буду грызть — но к своей семье вернусь, вот что.

16 марта. День 49

Вчера вечером нам поступил приказ — сегодня подъем в 5-30 и завтрак в 6-00. Мы все ожидали, что это из-за того, что будет отправка на полигон. Но оказалось, что приехала на ротацию рота нашего батальона прикрытия, и нам сдвинули завтрак, чтобы их сразу с дороги накормить. Встречали их с оркестром. У нас в бригаде всех, кто едут на войну и возвращается с неё, встречают и провожают именно так. Я считаю, правильная традиция.

В первой половине дня всю часть собирали для доведения информации о новых законодательных актах о административных правонарушениях, совершаемых военнослужащими, и для того, чтобы сообщить нам актуальные политические новости. Решили крепко взяться за пьянку. И штрафы будут существенные, и гауптвахтой грозят. Так же и за использование служебного положения. В общем, наведение порядка в армии назрело и перезрело, и этим наконец занялись.

Выступал комбриг. Много говорил о дисциплине. О недопустимости выпивки. О текущем состоянии дел в части. Очень важно это — общаться с личным составом. Если бы в учебке руководитель так говорил с людьми — уверен, многих проблем можно было избежать или хотя бы их смягчить.

После собрания в клубе сообщили, что батарея будет выдвигаться в другой город на восстановление техники. Кинулись мы собираться, спаковываться. Стали чинить палатку, получили буржуйки. К счастью для меня, в итоге от нашей батареи поехали только 10 человек. Большинство пока остаётся.

Во второй половине дня работал по своей первой воинской специальности — деловод деловодства) переносил записанную от руки инфо о солдатах с бумаги в текстовый файл. Комп, на котором я это делал, по характеристикам был чуть хуже, чем тот, который я купил себе в 2000 году. Но я все сделал конечно

Вечером много говорили с мужиками. О службе в основном. О чем хочу написать — люди тотально не верят верховной власти. Уверены, что их обманывают. Что ЗП, например, должна быть со старта 8000, а не 2300, как есть, и что разницу кто-то ворует. Уверены, что при уходе со службы их непременно обманут.

Боятся, что сданные в каптерку вещи украдут. При этом готовности за себя постоять, писать рапорты и чего-то требовать, добиваться своего — очень мало. Буду работать с вверенным мне личным составом. Слухи, сплетни пресекать, помогать получать информацию и отстаивать свои интересы.

17 марта. День 50

Впервые в жизни прошёл через ситуацию "копать отсюда до обеда" в прямом смысле слова.

Докладываю. В бригаде началось бойове злагодження. Но из-за того, что техника нашей батареи на восстановлении, нам поступила боевая задача — очистить прилегающую к нашим боксам автопарка бетонку от нанесённой на неё колесами и гусеницами грязи. Дали нам лопаты и сказали — копайте. И мы копали… Правда, счастливчики, которые разбираются в моторах грузовиков, чинили наши ЗИЛы. И почему я не выучился… Все ж интереснее, чем лопатой махать.

Копали мы до обеда, и после обеда… А соседняя батарея уже работала на своей технике…. По хорошему им завидую. Жалко, не могу выложить фото их орудий — это впечатляет.

Со мной в батарее служат два молодых парня родом из Константиновки. Один из них мой подчиненный. Переживают. Отношение у них к произошедшему сложное, так скажем. Не сепаратистское, но всё-таки местное. Мстительное. Лично я за справедливое расследование и ДТП, и последующих событий, и наказание виновников и в первом, и во втором.

Общался со своим телефонным знакомым из батальона Шторм. Он начал учиться на артиллериста) готовится в командировку ТУДА. Может, там и встретимся.

Почитал несколько постов разочаровавшихся в службе мобилизованных. Хочу написать всем им, их друзьям и сочувствующим, а также тем, кто ждёт повестку и читает меня и прочих "дневникующих".

Да, в армии много идиотизма. Да, плохая организация. Да, все еще много воруют. Да, учат сначала одному, потом другому. Да, заставляют бессмысленно мерзнуть, потеть, стоять и шикуватись. Да, непонятно что будет завтра, а про послезавтра вообще молчу.

Но черт возьми, альтернативы армейской службе для нас уже нет! Как говорит наш комбриг, с того момента, как мы одели форму, мы уже не пашем и не сеем, наша работа — убивать врагов. И как говорит наш комбат, если мы не будем сейчас стоять на Донбассе, завтра мы будем стоять в Киеве, Херсоне и Виннице. Поэтому, военные: собрались с силой, волей и силой воли, переступили через все идиотизмы, что можем порешали — и служим бляха! Не перестаем возмущаться, не забываем писать о проблемах, не забиваем на все, не опускаем руки — и служим! И подбадриваем гражданских, а они нас!

 Автор: Max Kolezznikov, facebook, все фото автора

Читайте также: