СУДЬБА ПОКОЛЕНИЯ ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ОТ «РАЗВОДА» К ЯВКЕ С ПОВИННОЙ

Герой нашего рассказа – прирожденный авантюрист. Такие люди есть всегда. Они никогда не будут работать на заводах или на других спокойных местах. Им нужен адреналин, кураж, опасность. В нормальные времена государство обычно находит применение таким людям. В армии, спецслужбах или в других силовых структурах. Во времена смутные такие люди уходят в криминал. И, как правило, из него не возвращаются. Наш герой – редкое исключение. Он смог вернуться в нормальную жизнь.Рассказывает Андрей: «Уехал я, но шорох по городу пошел серьезный. Среди всей этой шпаны местной распространился слух, что из Днепра кто-то страшный приехал и весь город ограбил. И вскоре из этого же городка ко мне обратились люди, что так, мол, и так, у одного местного богатого человека есть проблема, которую ты мог бы решить. Я сказал, что обратно возвращаться не буду, пусть в Днепр приезжают. Приехал ко мне двухметровый жлоб лет тридцати пяти, директор какого-то местного заводика. Здоровый такой, сам бы любую проблему решить смог. И говорит, у меня мол сейчас больная печень, больные почки, с простатой что-то случилось. Я думаю, что на меня кто-то колдует. Это бабка одна вместе с моим родственником хотят меня со свету сжить. Короче, захотел он, чтобы я родственника этого вместе с бабкой убил. Хорошо, говорю, но нужна предоплата. Ладно, за каждого по тысяче рублей вперед, потом еще по тысяче. Взял я у него тогда две штуки. А родственник его работал таксистом и «заказчик» попросил, чтобы я инсценировал нападение на таксиста, чтобы машина осталась стоять, а человек исчез. Ну, послушал, я этот бред и, конечно, никого убивать и не думал. Я взял бутылку водки, пошел к таксисту. Посидели, я ему объяснил ситуацию, что его заказали. Посоветовал выехать куда-нибудь за город и два дня нигде не показыватсья и не звонить. Ну, для начала, конечно я его стукнул пару раз, за сонную артерию придавил, чтобы он понял, что я серьезно с ним разговариваю. Потом подмигнул ему веселым глазом и сказал: «Помнишь все эти ограбления в городе? Это тоже я.» И он сразу на все согласился. Уехал на турбазу с двумя девахами. А я приезжаю к заказчику и говорю, что заказ выполнен. Он спрашивает, а что ты с ним сделал? Горло перерезал, а ему проволокой камень прикрутил к ногам и в речку бросил. Хочешь, пойдем посмотрим? Нет, говорит, не хочу. Я забрал еще тысячу и уехал. Ну, через несколько дней, естественно, таксист этот живым объявился. Мне начинает звонить «заказчик», ругаться, требовать вернуть деньги. Я ему говорю, еще раз позвонишь, я к тебе приеду, и кончу тебя вместо таксиста. Но начали от него другие люди звонить, понимаю, что он не успокоится. Тогда я пошел на опережение. Приехал к нему, выкрутил в парадном лампочки. Жду. Идет. Мужик он здоровый, но если хорошо врезать по голени, а потом сразу в кадык, то и такого лося сбить можно. Я так и сделал и объяснил, что в следующий раз просто его убью. На том мы и расстались. Правда, где-то через год, когда бабки пошли, я с ним рассчитался. Отдал в три раза больше, чем тогда у него взял.

И после этого случая я подумал, зачем все эти кражи, грабежи, если людей можно просто разводить? А через пару недель, как сейчас помню, это было 11 сентября 1991 года, я прочитал в газете «Комсомольская правда» статью о красной ртути. О том, что в будапештском аэропорту обнаружили багаж красной ртути, и что килограмм этой ртути стоит 60 тысяч долларов. Ну, в чем проблема? Химией я немного увлекался и начал пытаться красить ртуть. Это можно разными способами сделать, но процесс мне не понравился, надышаться можно. Потом я понял, что ртуть можно и не красить. Главное – сделать хорошую упаковку. Пошел к знакомому токарю, заказал ему сделать стальной баллон, попросил его отшлифовать, отполировать и покрыть хромом. Я просто представил себе, что хочет увидеть человек, который будет покупать эту красную ртуть? Это должно быть что-то блестящее, чтобы на нем обязательно была какая-нибудь пломба и какие-нибудь надписи типа «министерство обороны» и номер. И я все это сделал. Смотрелось очень впечатляюще. Внутрь залил обычную ртуть и опечатал. Берешь в руки – чувствуется вещь. Дал объявление в газету о продаже красной ртути. Через день появились покупатели – два студента. Но не бедные, в кожаных куртках, типичные мажоры. Сошлись на цене в 5 тысяч долларов. Для продажи я специально снял квартиру и пригласил помочь товарища – милиционера Костю. Когда студенты пришли и показали деньги, я им показал товар, сказал, хотите – проверяйте, но сами. Ну, и когда они начали уже срывать пломбу, в квартиру заходит Костя в форме, кричит: «Всем лежать!» и достает пистолет. Ну, связали мы их, но они то не одни пришли. Они были только курьерами, а на улице их ждали товарищи постарше, которые и дали им деньги. Ну и вытащили мы этих курьеров, посадили в милицейскую машину и отвезли в опорный пункт ДНД. Сделка происходила в семь часов утра, а в опорный пункт никто раньше девяти часов не приходил. Так что два часа были в нашем распоряжении. Начали их допрашивать под протокол, все как положено. Они сразу и раскололись, что покупают красную ртуть для какого-то главного стоматолога города Львова, который и дал деньги. Ну, что, говорю, ребята, за ртуть – лет пять дадут, за незаконные валютные операции – годика три. Интересно, что провозились мы с ними долго и часов в девять приехал милицейский полковник, который курировал этот участок. А я сижу, протокол оформляю. Полковник зашел, посмотрел, спрашивает «Как дела?» Я отвечаю, мол, все нормально, гастролеров оформляю. Полковник пожелал успехов и ушел. Студенты полностью «увяли», поняли, что шутки кончились и взмолились, мол отпустите, давайте как-то договоримся. Хорошо, говорю, только вы сейчас подпишите бумагу о негласном сотрудничестве задним числом. Если вздумаете жаловаться – покажу вашему заказчику, он вам головы отрежет. Отдаю им паспорта и говорю, чтобы через два часа в городе вас не было. Те убежали, счастливые как дети. Но через неделю в городе начинается «движняк». Начинают меня искать, спрашивать обо мне какие-то левые люди. Ну, что делать? Беру «ствол», две обоймы и еду во Львов. Нахожу дом этого стоматолога. Точнее, это не дом был, а целая вилла. И в три часа ночи я нахожу хорошее место в кустах возле дома и расстреливаю по окнам две обоймы. Когда стало тихо – крикнул, что если еще какие-то будут «движения», начну огонь на поражение. И уехал. Такой вот, «днепровский подход».

А потом, потом в один прекрасный момент мне все это надоело. Захотелось опять Родине послужить. Правда, я не знал какой Родине. И уехал в Москву, к Степашину. Он преподавал у нас в училище, я был с ним в неплохих отношениях, занимался в его кружке. Я вообще думал, что это будущий президент. Нашел я его без особого труда, он меня узнал, принял и предложил такую неформальную работу в одном из подразделений службы безопасности. Моим проверочным заданием был сбор определенной информации по Чечне. Нет проблем, был у меня приятель-чеченец. Повез он меня в Чечню, познакомил с людьми интересными и обратно Степашину я привез подробный отчет и ксерокопии документов подставной английской фирмы, которая поставляла в Чечню оружие…из России. Помню, что речь там шла о 40 тысячах автоматов Калашникова, которые вывозили непосредственно с завода из Ижевска. А стояли за всем этим Шумейко и Шохин. Так я стал работать в одном из подразделений безопасности. Зарплата у меня была 400 долларов. Страховка хорошая, в случае моей смерти жена получала 10 тысяч долларов. За тяжелое ранение с увечьем – 8 тысяч. Легкое – 2-3 тысячи. Работа была интересной. Но, чтобы работать эффективно, нужны были расходные деньги. Их было мало. Поэтому деньги приходилось добывать самим. Разнообразными способами, о которых я не могу распространяться. Работа была интересной, в основном касалась она вывоза из России оружия, ядерных припасов, редкоземельных изотопов. Нашел я и утечку этой так называемой красной ртути. Оказалось, что в России есть завод, который выпускает антирадарное покрытие для самолетов. Представляет оно собой ртуть очень высокой степени очистки. Килограмм такой ртути на черном рынке стоил 15 тысяч долларов. Утечка была из Нижегородского института изотопов. Но как-то так складывалось, что мне все больше приходилось заниматься финансовым обеспечением нашей деятельности, наполнением внебюджетных фондов. И кончилось это все тем, что меня арестовали в аэропорту «Внуково» с двумя паспортами. Не фальшивыми, с моими фотографиями, но не моей фамилией. Не знаю, произошла ли какая-то накладка или меня просто подставили, но пришлось мне посидеть полгода в Лефортово. Потом выпустили и я быстро-быстро вернулся в Украину. Вернулся опять к «разбитому корыту». Ни работы, ни денег, ни даже семьи.»

И Андрей вновь вернулся к криминалу. Однако, на этот раз, после очередной хорошей школы сферой его деятельности стали операции с фальшивыми векселями. Мы не будем рассказывать об этом этапе его жизни. Хотя бы ради безопасности самого Андрея. Скажем лишь, что после нескольких лет вполне успешной деятельности в этой области он чуть не был арестован, но смог скрыться. Потом больше года жил на нелегальном положении, завел новую семью, появился ребенок. И однажды, когда его наконец «вычислил» дотошный следователь, Андрею надоело прятаться и он пришел в прокуратуру с явкой с повинной. Был суд, Андрей получил срок с отсрочкой приговора. Сейчас он полностью отошел от криминала, имеет свой небольшой бизнес. А на вопросы о прошлом отвечает скупо: «Это биография, кредитная история. Такая уж есть. Никуда от нее не денешься, но и возвращаться в нее нельзя.»

Станислав Речинский, «УК»

Читайте также: