Военный переворот в Украине: версия

…И передать власть военным. С этого момента у многих сладко взбрыкивают «бабочки в животе», и начинаются медовые споры о преимуществах власти военных. Власть не передают военным. Случается, что они берут ее сами. Власть военных, захваченная силовым путем, называется хунтой. Мы не будем рассуждать в плоскости «плохо-хорошо». Выберем более прагматичное «возможно-невозможно».

Военные перевороты никогда не приходят извне. Они зреют внутри армии. От недовольства общей ситуацией в государстве. От того, что армии не уделяется надлежащее внимание. От того, что в армии возникает группа людей, которая считает способной «взять на себя ответственность», и сделать то, с чем не справляется существующая власть.

Печально знаменитый Национальный стадион в Сантьяго, превращенный хунтой в концлагерь, вмещает 80 тыс. человек. В первый месяц число содержавшихся на стадионе арестованных составляло в среднем 12–15 тыс. человек в день. К стадиону примыкает велодром с трибунами на 5 тыс. мест. Велодром был основным местом пыток, допросов и расстрелов. Ежедневно там расстреливали, по многочисленным показаниям свидетелей от 50 до 250 человек.

Печально знаменитый Национальный стадион в Сантьяго, превращенный хунтой в концлагерь, вмещает 80 тыс. человек. В первый месяц число содержавшихся на стадионе арестованных составляло в среднем 12–15 тыс. человек в день. К стадиону примыкает велодром с трибунами на 5 тыс. мест. Велодром был основным местом пыток, допросов и расстрелов. Ежедневно там расстреливали, по многочисленным показаниям свидетелей от 50 до 250 человек.

Процесс этот не быстрый. Нуждается в согласовании внутри всей армейской структуры. Потому, что армейский переворот может быть удачным только в том случае, если остальная армия поддержит начавшую процесс группу (хунту). Как коллегиальный орган, либо как совет, собранный вокруг лица, имеющего максимальный авторитет в армейской среде.

Вот и Надя Савченко, то ли собиралась передать власть военным. То ли самой надеть мундир диктатора. Видимо, она в основном читала авантюрную и приключенческую литературу. И видела себя коктейлем из Жанны Дарк, и княгини Дашковой, «порешавшей» с армией, организовавшей переворот, и возведшей Екатерину на престол. Ну, а там глядишь, и в Екатерины можно…

Беда в том, что все это не имеет ничего общего с реальной историей. Как и реальность организации военного переворота «извне».

Просто немножечко воспаленного бреда, больше напоминюащего камуфляж реальной ситуации.

С легкой руки российской пропаганды, «хунта» стала привычным словом с положительной окраской. Мы ж хунта, да. И вслед за этим родились сказки об исцеляющей силе военного переворота. Который, можно организовать под «внешним управлением». Ну, или пригласить.

Этакое, «кухонное» представление о благословенной «сильной руке». В варианте «армейский хард».

Кстати, именно глубокое незнание истории, вкупе с нежеланием задумываться и анализировать, играет страшно злую шутку со всеми надеющимися на «волшебную хунту»

Есть несколько ключевых моментов, которые сильно расстроят эту воинственную группу.

Первое, и главное — военный переворот не может возникнуть в стране, ведущей затяжную войну с превосходящим противником. По одной простой причине – военные не самоубийцы, и прекрасно понимают, что такое вести войну на два фронта. Или поворачиваться к противнику спиной, влезая в увлекательные внутренние дрязги. Или вводить в (хотя бы временный) хаос инфраструктуру страны, которая питает армию ресурсами.

Но все-таки предположим. Примеряем «реальную хунту» на сегодняшнюю Украину.

Это случилось. На второй день после объявления «власти военных» Украину поставят «вне закона», и прекратят любую поддержку (ой, вы не в курсе – уже почти тридцать лет цивилизованный мир считает любую хунту вне закона). В глазах мира хорошие и плохие парни меняются местами.

Потому, что режим путина имеет все атрибуты легитимности.

А хунта – нет.

Европа сделает это со смешанным чувством. Она, конечно, потеряет серьезную буферную зону. Но с облегчением снимет все санкции с россии, и значительно улучшит свое финансовое положение.

А «международный полицейский» — США, по своему статусу «не сядет на двух квадратных километрах» с подобным режимом. Тем более, Америка далека, сильна, и может позволить себе находясь «над схваткой» — просто ждать, из чего извлечь пользу по окончанию.

Ситуация будет простой – «кошка бросила котят, пусть гуляют, как хотят».

Кстати, мечты о полной блокаде и отключенном СВИФТе наконец реализуются. Только на нас.

И страна «бывших братьев», не спеша, не скрываясь, сконцентрирует все необходимые силы на трех направлениях, и начнет «миротворческую миссию». Мы исключаем, что военные, взявшие власть, собираются сдать страну (хотя у кого-то могут быть иллюзии) – они же пришли выполнить желания патриотов, правда? Значит, воевать придется. С безнадежным балансом сил. С отсутствующим аппаратом управления и зависшей экономикой (всех барыг, ментов, чиновников, воров, взяточников, порохоботов, (не поверите) активных зрадофилов, и вкупе с ними всех «не согласившихся» — уже согнали на стадионы, а часть расстреляли всем на радость). Вы же сами не поверите, что в первые два-три месяца, возможно заставить страну работать в новых «силовых» условиях? Слишком много точек приложения силы.

Американский журналист Джон Барнс рассказал в «Ньюсуик» в октябре 1973 г., что в один только Центральный морг Сантьяго в первые 14 дней после переворота доставили 2796 «неопознанных» трупов, погибших насильственной смертью – в основном с Национального стадиона.    Служители кладбища рассказали Барнсу, что трупы расстрелянных загружают в вертолеты и сбрасывают в море. Тот же Барнс рассказал, как в побласьон (квартал бедняков) Хосе Мария Каро солдаты расстреляли перед зданием школы 10 учеников.

Американский журналист Джон Барнс рассказал в «Ньюсуик» в октябре 1973 г., что в один только Центральный морг Сантьяго в первые 14 дней после переворота доставили 2796 «неопознанных» трупов, погибших насильственной смертью – в основном с Национального стадиона. Служители кладбища рассказали Барнсу, что трупы расстрелянных загружают в вертолеты и сбрасывают в море. Тот же Барнс рассказал, как в побласьон (квартал бедняков) Хосе Мария Каро солдаты расстреляли перед зданием школы 10 учеников.

А если вы надеетесь, что военные делегируют «коммисарские» функции кому-то из «активистов» (для ускорения процесса) – вы ошибаетесь. Они поедут на стадионы в первую очередь. Во избежание. Потому, что военные привыкли осуществлять действия в пределах своей системы.

Я, кажется, отвлекся. Так вот, в этих вполне безнадежных условиях, армии придется принять «последний и решительный». Последний, потому, что часть армии будет занята. Она будет крепко держать за горло взятое в руки государство. Ощутимая часть армии.

Решительный, потому, что выхода другого нет. И потому, что все-таки армия. И потому, что враг остался врагом.

Переполовиненная армия, при поддержке стихийно собранных сил добровольцев, сцепится с противником. Она будет нести потери. Закрепляться в городах. Которые будут старательно бомбить с воздуха, и долбить артиллерией. Под молчаливую озабоченность всего мира, наблюдающего за яркой схваткой диктатуры с хунтой.

Уже официально – двух диких непредсказуемых народов.

А в россии будут с готовностью считать даже собственные огромные потери. Потому, что снова будут петь «Вставай страна огромная!». С воодушевлением. Как «освободители». Потому, что им так давно не хватает самооправдания, которое мы им подарим.

А потом в развалинах закончится БК и пища.

Это не сценарий «фильма катастрофы» – это самый простой и логичный ход событий. Подтверждающий то, что воюющая армия не станет исполнять влажные мечты свидетелей всех сильных рук, и радикальных действий.

Ребята, красиво, но гарантированно бессмысленно умереть, вместе со всей страной – это не то, о чем мечтают даже потенциальные «черные полковники».

Кстати, в мирное (смутное) время – это завсегда возможно. Только, чтобы получить кайф от военной власти – надо принадлежать к этой касте. Военной. Остальные, молча будут ходить по струнке. Много (и опять молча) работать с затянутым поясом. Стоять ровно, и сохранять преданность на лице. В режиме неопределенно-продолжительного военного положения (обязательны атрибут хунты). И все, что сейчас считается «произволом власти» — покажется вам детским лепетом на лужайке. Потому, что военные умею многое. Церемониться не умеют.

И, кстати, почему вы считаете, что вам повезет (очень относительно), и вдруг появится украинский Пиночет или Стресснер? А не, скажем душка Хусейн, или филантроп Пол Пот?

И знаете ли вы, что военные в режиме «отвязанная безнаказанная хунта» — очень быстро заражаются коррупцией и страстью к обогащению?

Генеральный секретарь Международного движения юристов-католиков Леопольд Торрес Бурсо, генеральный секретарь Международной федерации прав человека Мишель Блюм, генеральный секретарь Международной ассоциации юристов-демократов Жоэ Норман опубликовали после недельной поездки по Чили совместное заявление, в котором говорилось, что массовые нарушения прав человека в Чили «приближаются к геноциду в том виде, как он определен в конвенции ООН».

Генеральный секретарь Международного движения юристов-католиков Леопольд Торрес Бурсо, генеральный секретарь Международной федерации прав человека Мишель Блюм, генеральный секретарь Международной ассоциации юристов-демократов Жоэ Норман опубликовали после недельной поездки по Чили совместное заявление, в котором говорилось, что массовые нарушения прав человека в Чили «приближаются к геноциду в том виде, как он определен в конвенции ООН».

И то, что в большинстве своем, хунты заканчивались конкретной задницей? Как для хунты, так и для «хунтируемого» государства?

Или, что последствием многих военных переворотов является гражданская война?

Так что, пока перетопчетесь без хунты. Как-нибудь сами.

«Армия придет – порядок наведет». Милые мои. Армия – это не волшебная палочка. Это булава.

С одной стороны.

С другой стороны, на сегодняшний день это самая мощная и устойчивая система, обеспечивающая существование Украины. При всем немалом наборе неизжитых недостатков. При том, что она пока не самая сильная в Европе (но уж точно, имеющая самый большой боевой опыт, сопротивляемость, и готовность к действию).

И главное – это стабилизатор. Она гарантирует от «резких движений» любого толка. С любой из сторон. Наверное поэтому, все подряд любят цеплять ее на флаги, и объявлять своей сторонницей.

Возможно, особо одаренные питают иллюзии, что армию можно втянуть в политический замес «по частям». Отвечаю – армии «по частям» не существует. Это означает распад. Вместе со страной.

Армия не участвует в политических процессах. Она отвечает за существование страны. И обеспечивает возможность самих этих процессов.

Не мешайте ей. Никто.

Не пытайтесь «охмурять» армию. Не пытайтесь «оседлать» армию. И главное – не пытайтесь ее разозлить.

Вспомните, с какой стороны у нас до сих пор война. И кто стоит между вами и ей.

Мы все «хунта». Когда-то нас так прозвал враг. Давайте этого придерживаться. Вместе.

Автор: Глеб Бабич

Читайте также: