Обстановка на восточном фронте — май: лето обещает быть жарким

На фронте незаметно происходит одно из достаточно серьёзных обострений с 2016-2017 года — эпизодически по ожесточённости контрбатарейной борьбы и прилётам РСЗО не сильно отличающееся от памятных обстрелов зимой той же Авдеевки. Только не локальное, как во время боёв за «Алмазы», а с претензией на масштаб сразу на нескольких участках фронта — там, где позволяет тактическая обстановка.

Просто рубка сейчас происходит в менее густозаселённом районе, откуда за предыдущие месяцы были вытеснены монотонным огнём или эвакуированы жители, была проведена масштабная работа с журналистами, волонтёрами и блогерами, а в рамках смены операции с АТО на ООС изменился порядок аккредитации — информации просачивается меньше и паники вокруг в публичном поле закручивается тоже меньше.

Да и 4-й год боевых действий обязывает — нельзя бесконечно эксплуатировать тему сливов, «казанов» и хитрых планов, просто идёт боевая работа, которую стараются не слишком озвучивать. Причина простая — переговоры по миссии ООН и возможному прекращению огня должны продолжаться, а политики, ведущие их, должны сохранять лицо. Пока никто не готов отказаться от Минска и устроить очередной раунд бойни в регионе, где проживает 200 человек на километр квадратный.

А так происходящее в начале мая 2018 года на востоке Украины вполне логично именно в тактическом плане. Громко у фаса Горловки — и 15 мая, и весь вечер 13, и ранее несколькими эпизодами. Это было ожидаемо ещё во время занятия Гладосово и Травневого в ноябре 2017-го. Когда на несколько сот метров сближаются позиции, то неизбежны сначала регулярные миномётные обстрелы, чтобы подавить крупнокалиберные пулемёты и АГС, а потом уже и 122-мм артиллерия, дабы прекратить ежевечерние прилёты мин.

Занятие свиноферм, комбикормового завода и Новолуганского также усилило позиции ВСУ на Горловском направлении (плюс, конечно же, подлило масла в огонь). В секторе гибридам непросто — дорога на одну из их высот за станцией Доломит простреливается, Зайцево подпёрто с трёх сторон, причём одна его часть контролируется ВСУ, а в знаменитой школе сидеть боевикам крайне нескучно. Высоты в Гольме в руках гибридной армии — это тоже не панацея в плане доминирования, особенно на фоне «зелёнки» и прилётов крупного калибра.

Ну и в, принципе, да, все эти телодвижения в секторе не высшая математика — гора Меловая и центр Гольмы, как и Зайцево, это точки интереса на ближайшую перспективу для всех участников регаты. Контроль трассы и контроль господствующей высоты — это ключ к окраинам Горловки на северном фасе. Отсюда многочисленные входящие на севере и северо-западе Горловки, включая 122 и 152 мм, перелёты по домам по обе стороны линии соприкосновения и достаточно жёсткая канонада, боевики жалуются даже на танковый огонь. С другой стороны, бойцы «Донбасс Украина» так же в шутку говорят о «дне артиллериста» — с той стороны набрасывают как САУ, так и реактивная артиллерия, есть накрытия по домам, по словам источников на местах, иногда между броском в блиндаж или погреб и разлётом осколков проходит всего десяток секунд.

Мы не будем называть ни подразделение 24 ОМБР, ни подробностей операции по взятию под контроль посёлка Чигари у Горловки, как и призывало командование ООС. Началась возня числа с 10 мая, и несмотря на то, что официальные каналы помалкивают, масса информации выходит из социальных сетей. Это крохотный хутор, по сути небольшое шахтёрское селение в одну улицу — полтора десятка домов, более известный местным как Ленинское. Находится хутор под терриконом шахты 41 бис, возле его северного отвала.

Хотя сейчас боевики активно заявляют, что в секторе они на господствующих высотах, но вряд ли высоты, это именно соседний с Чигарями террикон — он ещё в середине 2000-х активно разрушался во время местного строительства и укрепления дороги, на нём просто проблематично разместить позиции. Под огнём посёлок находится с шахты Гагарина (ртутного комбината) или руин у Шевелева, но позицию мы бы не назвали бесперспективной — буквально за ней и за отвалом уже начинается Горловка и частный сектор, а за здания, позиции возле речушки и зелёнку в селе вполне можно зацепиться.

Петля стягивается всё туже и туже, и направление движения мы все чётко видим, как четко видят его и любители «русского мира». Можно до тошноты называть продвижение ВСУ «жабьими прыжками» и считать потери украинцев во всех открытых источниках, включая умерших от инсульта и в авариях, но реальности это не изменит — маятник движется на восток. Пока на тактических полях боя, крохотных посадках, посёлках на границе линии разделения по Минску. Но это пока — пока РФ до тошноты не наелась «народными республиками» и санкциями за них.

Громко на юге, а не только у Горловки — по линии Гранитное — Новотроицкое, вплоть до Докучаевска. Тут также происходят рейдовые действия, разведка, беспокоящий огонь, в целом потише, чем на севере, но идёт борьба за плацдарм за Кальмиусом, за высоты, традиционно противостояние в районе Широкино. На юге сейчас тише, чем было до «абсолютного» перемирия, но локальные стычки продолжаются. Как продолжаются они в Марьинке, близ Бутовки, в треугольнике у Песок, севернее у Авдеевки, где падают 152-е, на Светлодарской дуге, на Луганском направлении у Золотого. Это не ДРГ, не малые группы, не рекогносцировка, не сапёры — по сотне-полторы мин в сутки по каждому эпизоду, выезд в передовые линии «коробок» и брони, работа с закрытых позиций, в том числе и танками, ЗУ-23\2 и ПТУР по инженерным сооружениям на передке. Ну и, конечно, любимая всеми участниками работа артиллерией по тактическому тылу — во время снабжения, подвоза воды, ротаций.

Разведка 30 ОМБР в полосе ответственности возле Марьинки провела рейд, в результате которого 15 мая были захвачены 3 миномёта 2Б11 — разведчики сообщают, что их просто «угнали» в «серой зоне», когда группа прикрытия ушла с позиции. По всей линии боевого соприкосновения отмечается снайперский огонь, есть павшие и раненые от него. За май у противника только из открытых источников с позывными и фотографиями 8 погибших, десятки раненых. У ВСУ подтверждённых погибших состоянием на 16 мая 5 человек, раненых 33. С апрелем-2018 больше 110 человек вышло из строя по ранению — только одна эта цифра может хорошо иллюстрировать тяжесть боевых действий. Часть из них будет списана по здоровью, часть выпала на долгий период реабилитации. С другой стороны, хорошее соотношение числа раненых к выжившим говорит нам, что мы сделали неплохую работу в плане эвакуации.

Отмечаются применение частями «ЛДНР» нетипичных реактивных снарядов сразу на нескольких участках фронта — все эти собранные на коленках «Снежинки» и прочие творения сумрачного гения украинского «ХАМАС» ведь не зря засветили во время «парада» в «ДНР». Многие принялись иронизировать над поделками, а совершенно зря. «Ад баллоны» или IRAM (самодельные ракеты) убивают во многих местах нашей планеты — от Израиля и Сирии до Йемена и зоны племён Пакистана.

Дешево, просто в производстве, не жалко потерять от ответного огня. И наконец, появился ответ, а как вы так 4-й год воюете реактивными снарядами, которые накопали в шахтах? Ну вот, собираем своими скромными силами. А то, что у них разлёт в разы больший, чем у серийных «Градов» и «Ураганов», то это уже такое дело — на кого упадёт, тот и укроп. И вас не должно смущать слово «ХАМАС».

А как ещё назвать боевиков, прикрывающихся мирным населением, наносящих удары по своим миномётами для картинки на ТВ (а потом рассказывающих про «Пионы», мусоровозы и диверсантов ВСУ)? «ХАМАС» и есть — потому что если вы размещаете средства доставки в жилых районах, то потери от контрбатарейного огня — это ваши проблемы. Эвакуируйте, не стреляйте, стройте бомбоубежища. А если вы ещё и применяете самодельные ракеты из плотной застройки, то никакого другого названия, кроме православный «ХАМАС», для вас нет.

В ВСУ же начали отгружаться «модернизированные» противотанковые орудия МТ-12 «Рапира» — заявлен обновлённый прицел, возможность стрельбы ракетами от ПТРК «Стугна», оружие мелькает как на видео с полигонов, так и на фото в формате новостей в СМИ. Вообще, это далеко не новость для тех, кто в теме — просто, вероятно, в МО Украины дали отмашку СМИ на озвучивание данной программы поставок. Государственные испытания по стрельбам управляемой противотанковой ракеты «Стугна» R-111 из орудия МТ-12 проведены больше 8 лет назад. По факту, это замена штатным управляемым ракетам «Кастет», которым подходят к концу и сроки хранения, да и они откровенно уже не справляются с современными ДЗ.

У выстрела «Стугны» приличные 5 км дистанции, тандемный заряд, высокая эффективность пуска при запылении и задымлении. Чего мы добиваемся подобным расширением номенклатуры снарядов? Того, что достаточно устаревшие ствольные орудия прошлого века вполне могут поражать современные танки с динамической защитой. Причём им не нужна замена ствола, не придётся производить достаточно дорогие пусковые юниты, а только блок наведения по лазерному лучу.

Присутствует некоторая тактическая гибкость — стрельба с закрытых позиций, поражение укреплений и зданий на прямой наводке осколочно-фугасными снарядами, по лёгкой технике можно работать подкалиберными, пуски управляемых ракет против тяжёлой техники с ДЗ. Есть, конечно, и минусы — достаточно высокий профиль по сравнению с пусковыми. Но тут дело такого рода, что на вооружении и хранении в Украине 500-600 «Рапир». Это халява, которую за реально небольшие деньги можно привести к нормальному бою, обеспечив дешёвое и сердитое многоцелевое средство. На 25+ общевойсковых бригад запаса более чем достаточно.

Продолжается насыщение моторизованных и мотопехотных бригад техникой с хранения — с учений по слаживанию 56 ОМПБр мелькают «Шилки», «Стрелы», взвод «Т-64», 9П148 «Конкурс» в количествах. Ну и конечно отдельно радуют задачи на учения — форсирование водной преграды, наведение понтонного моста, наступление в глубину вражеской обороны. Продолжается боевая работа, продолжается цепочка ротаций, слаживание в тылу, продолжается масштабное строительство инфраструктуры для ВСУ. Лето обещает быть жарким, но Украина продолжает борьбу за свою независимость. 

Автор:  Кирилл Данильченко ака Ронин; ПиМ

 

Читайте также: