Сдал «вещдок» — иди на нары. Содействие следствию, как отягчаещее обстоятельство

…Порою украинская прокуратура способна сочинять отписки такого бредового содержания, что, кажется, даже бумага, на которой изложены эти опусы, краснеет от стыда… …Недавно, например, по вине прокурора Днепровского района города Киева Анатолия Бабакова (теперь бывшего) и его сотрудников один задержанный безосновательно провел в заключении ни много ни мало 11 (!) месяцев. О бедолаге просто забыли, увлекшись самосозерцанием своей мнимой значимости и занимаясь очередными отписками. Как думаете, что сделала прокуратура города Киева, узнав о ситуации с «забыванием» о задержанном почти на целый год? Спокойно позволила 68-летнему прокурору Бабакову написать рапорт об отставке (наверняка сожалея, что столь «опытный» и «преданный интересам дела» кадр покидает ряды доблестного правоохранительного органа, не поработав еще десяток лет, обучая молодые таланты)… А безосновательно содержащегося под стражей бедолагу, наверняка, договорившись с судом, «оприходовали» по подходящей статье (не зря же он сидел! Будет нехорошо, если человека оправдают и признают оплошность: ведь это будет камень в огород системы, которая поит и кормит сонмы бездельников и взяточников в мундирах и мантиях).

Но сегодня мы детально поговорим еще об одном деле — деле по обвинению гражданки Кристины Немченко. Которое не так давно расследовалось Святошинским райотделом милиции, потом – прокуратурой Святошинского района города Киева. И недавно завершилось слушанием с вынесением обвинительного приговора в Святошинском же районном суде столицы.

Чем же занимательно (и замечательно) это дело? Сразу скажем, что Кристина Немченко не является видным государственным или партийным деятелем, олигархом или сотрудником правоохранительных органов. Она – рядовая гражданка государства Украина, постоянно проживающая в Керчи, в силу обучения в одном из киевский ВУЗов временно проживающая в Киеве. И до недавнего времени работавшая на уличной «раскладке», продающей карточки пополнения мобильной связи и Интернет-пополнений.

Работая на «точке», Кристина, получив для реализации злосчастные карточки, по окончании рабочего дня не смогла вернуть товар хозяину либо же рассчитаться за товар, как за проданный. То есть, говоря юридическим языком, совершила растрату вверенного имущества (так получилось, что карточки Кристина дала на время своим знакомым, с просьбой помочь реализовать, а знакомые подвели…).

Факт растраты никто не оспаривает и не оспаривал. Хозяин «точки» обратился в милицию, которая сразу же и без труда разыскала Немченко. Последняя призналась в содеянном, указав на местонахождение карточек пополнения мобильной связи (к тому времени знакомые карточки уже вернули). Прибывшая по месту жительства Кристины милиция (оперуполномоченный Святошинского РУ ГУ МВД Украины в городе Киеве Николай Малышев) сразу же обнаружила карточки и их изъяла в присутствии квартирной хозяйки, ее сына и свидетельницы — Людмилы К. (вдвоем с которой Кристина снимала квартиру).

Точнее, Николай Малышев не совсем изъял карточки. Ибо изъятие предусматривает определенную фиксацию этого процессуального действия, совершается с составлением протокола, в присутствии понятых, с соблюдением формальностей. И передачей изъятого имущества потерпевшему лицу в качестве возмещения вреда.

Николай Малышев просто пришел в квартиру, потребовал показать вещи Немченко. Порывшись в них, увидел сумку с карточками. И, забрав их, (попутно прихватив документы Немченко) – ушел. Естественно, что «изъятые» таким способом карточки Николай Малышев в материалах дела не зафиксировал и никому их не передавал. Как он использовал их – остается загадкой.

То есть, фактически был совершен грабеж (будем называть вещи своими именами), при котором работник милиции, используя служебное положение, открыто завладел имуществом, ему не принадлежавшим.

Дальше ситуация развивалась следующим образом. Следственный отдел Святошинского райотдела задержал Немченко. И с санкции прокурора по постановлению суда определил ей содержание под стражей в СИЗО (!), собирая тем временем доказательства преступной деятельности последней.

Никто просто не ожидал, когда во время очередной очной ставки Людмила К. прямо и непосредственно указала на оперуполномоченного Малышева, как на человека, изъявшего карточки, которые нигде дальше «не светились».

Учитывая то, что полученные следствием материалы указывали на совершение преступления работником милиции (должностным лицом), Следственный отдел Святошинского РУ ГУ МВД Украины в городе Киеве немедленно передал материалы дела для дальнейшей подследственности в прокуратуру Святошинского района города Киева.

Однако Прокуратура проявила себя «на высоте»: даже не опросив квартирную хозяйку и ее сына (на которых прямо указала свидетельница Людмила К. как на участников и очевидцев преступного «изъятия»), не проведя очную ставку между Людмилой К. и милиционером Николаем Малышевым (для несведущих поясним, что очная ставка проводится в случае различия показаний двух лиц с целью устранения противоречий. То есть, данный случай как раз подходит: свидетель утверждает, что работник милиции забрал имущество, а последний – что понятия не имеет, о чем идет речь) – в возбуждении уголовного дела в отношении Николая Малышева было отказано.

Просто и цинично. Подсознательная мотивация: ворон ворону глаз не выклюет, честь мундира, круговая порука и все такое…

Следует заметить, что в таком случае Людмила К., обвинившая сотрудника милиции в совершении преступления и давшая по этому поводу соответствующие показания, будучи предупрежденной об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, сама должна быть привлечена к уголовной ответственности. Одно из двух взаимопротиворечащих показаний (брал карточки — не брал) является ложным. Таковы неумолимые законы логики и здравого смысла. И если прокуратура официально решила – «не брал» – значит, показания о том, что таки «брал» – лживые, и должны наказываться по закону. Никому не позволено безосновательно обвинять человека в совершении преступления, тем более – работника милиции.

Однако прокуратура уголовного дела против Людмилы К. тоже не возбудила, все же некоторыми проблесками разума понимая нелепость такого решения (а может, просто ленясь писать еще одну бумажку-отписку). Увы, не думаем, что такая бездеятельность прокуратуры (в принципе, правильная) была результатом совестливых размышлений.

Наша уверенность проистекает из следующего: Кристине Немченко вменили в вину… невозврат карточек, как обстоятельство, отягощающее вину!

Материалы были переданы в суд, где К.Немченко был вынесен обвинительный приговор, и она была осуждена к отбытию наказания в виде полутора лет лишения свободы реально.

И государственный обвинитель, и суд исходили из одного – наличие невозмещенного ущерба (в несколько тысяч гривен) не позволяет Кристине Немченко надеяться на отбытие наказания без пребывания в местах лишения свободы (то есть, условно).

Не можешь возвратить то, что у тебя украли сами же работники милиции – сиди по полной –сверхтвердолобая логика, свойственная как прокуратуре, так и суду Святошинского района столицы Украины…

Особенно циничными выглядит мнение обвинения и суда о том, что, помимо обстоятельств кражи карточек работником милиции, Немченко могла погасить ущерб потерпевшему, находясь в СИЗО до суда (интересно, каким образом видят это возможным доблестный суд и прокуратура, еслиь даже адвокату подследственной следователем было отказано в предоставлении координат потерпевшей с целю проведения переговоров о возможности расчетов)?

Милиция ворует – граждане (особенно те, за кого некому заступится) сидят: таков, очевидно, девиз правоохранительных органов (милиция-прокуратура-суд) Святошинского района города Киева на нынешнем этапе «розбудови правової держави».

Достаточно прибыльный бизнес получается: подозреваемого в краже задерживают, он признается, где ворованное – милиция выезжает по месту нахождения имущества – «изымает» искомое имущество – подсудимого «пакуют» за то, что не возвратил украденное… Браво, Святошинский район! Следует ожидать, что трудовой почин подхватят даже такие «прогрессивные» столичные районы, как Днепровский и остальные, часто встречающиеся в публикациях нашего издания…

А подозреваемые в совершении имущественных преступлений, полагаем, также сделают для себя выводы, и перестанут «колоться» (если, конечно выдержат пытки, к которым, поговаривают, также охоч Святошинский райотдел, покрываемый прокуратурой и судом), «сливая» местонахождение вещественных доказательств: ведь отберут, а потом осудят именно за то, что отобрали и сами пользуются.

Шутки в сторону: подсудимая, которая призналась в совершении преступления и указала, где находятся вещественные доказательства, по своей наивности способствуя следствию и давая возможность безнаказанно «слямзить» милиции вещественные доказательства и скрыть их от потерпевших – вынуждена «париться» на нарах полтора года. Милиция, прокуратура и суд поставили каждый себе по «галочке» в отчетности, созерцая свою значимость и справедливость и гордясь положением «санитаров общества».

Справедливо ли это?

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: