Провинциальная проституция. Нелегкое поведение

Знаете, что самое страшное для большинства проституток? Нет, не угадали. Не милиция, не бандиты. И те и другие заберут на «субботник» и все дела. Привычная ситуация. Самое печальное для большинства (не для всех, кому-то по фиг) — это если про их деятельность узнают родные или знакомые. На 90% девушки приехали в Москву из небольших городов. Там такая огласка — как спичка на сеновале. Поэтому почти все проститутки берут себе псевдоним. Наивно. Наивно, потому что основная масса девушек сейчас «работает» через интернет. И что мешает гипотетическим знакомым случайно наткнуться на фото героини — неизвестно. Но вот псевдоним и все тут. Видимо, подсознание.

Миф 1. Тут в одном из комметов прозвучало, что проституция это не профессия, а призвание. Бывает. Встречал таких. Где-то процентов 15, может быть, 20, хотя сомневаюсь в последней цифре. Остальная часть приехала сюда заработать. Дома не выходит прокормить семью. Никак.

Миф 2. Все проститутки — приезжие из СНГ. Лажа. 70% — россиянки. Из обычных депрессивных регионов. И не только из депрессивных. Просто из великой по сути и размерам нашей провинции. Спрашиваю одну из них.

— Плохо жить у вас (регион не называю, но близко, близко)?

— Не плохо, а тошно…

Вот тут-то мне и вспомнились все выборные и предвыборные сказки. Это до чего надо довести образованного человека, мать и специалиста (причем не пешка какая-нибудь, а действительно человек с образованием), в зрелом возрасте, чтобы она, бросив все, поехала в Москву, прошу прощенья, за 50 баксов ноги раздвигать?

Миф 3. Сутенеры. Есть. Но в большинстве своем у девушек, работающих «с тротуара». Остальная масса (говорю об индивидуалках, салоны — отдельная тема) пользуется газетными объявлениями и услугами операторов. Поясню. Оператор (вернее, его хозяин) как раз и дает объявления в прессу. Желающие звонят оператору, та (тут, как правило, работаю тоже женщины) дает «наводку» сообразно запросам (возраст, цена, цвет глаз, волос и пр.). За услуги оператора девушки раз в неделю отдают процентов 30. Еще от 50 до 100 % ( на самом деле верхнюю планку определить сложно) уходит местному участковому или нужному человеку в милиции на данной «земле». Но, как правило, если крыша становится чрезмерно навязчивой, девчата просто съезжают. Найти их в Москве потом очень сложно, да и не нужно. Просто потому, что «этим» делом у нас занимается неизвестно сколько женщин.

Залезьте на любой сайт, специализирующийся на платных знакомствах. Если не тысячи, то сотни объявлений на каждом. Конечно, некоторые объявления дублируются на разных площадках, но общее представление получить можно.

Миф 4. Навсегда. Да, так мы без обычных женщин останемся. Меняется ситуация, кто-то устраивает личную жизнь (в том числе и в Москве), кто-то находит работу без интима. Но ротация есть. Как есть и ветеранши, типа героинь Ремарка. Но. Вот такое но. В том случае, если жизнь опять «не сростается», тетки идут обратно. Накатанно. Ну а если выходят замуж, то умные супругу о прошлом не рассказывают, а вот чрезмерно откровенные, как правило, страдают. Выпьет счастливый муж или настроение плохое, обязательно напомнит жене. Тут уж никого упрекнуть нельзя. Жисть такой.

У «откровенных», к сожалению, семейная жизнь, как правило, быстро заканчивается. Много знаю таких примеров. Но знаю массу и вообще невероятных союзов. Она — приезжая проститутка, он — москвич. Она «работает» (днем на «рабочей квартире»), он после «работы» спит с ней. И, как правило, кормилец сидит на шее у любимой. Мало того, вспоминаю такую пару. Ей за 40, ему около 30. Спрашиваю ее, где в данный момент находится супруг (расписаны официально), отвечает: «А он сейчас на юге отдыхает. Должен же молодой муж сил набраться…» Аут. То есть на что силы? На диване лежать? С женой-проституткой спать? Другая супружеская пара. Она с клиентом в комнате, он в соседней. Ждет. И это не единичные случаи.

Миф 5. Заработки. По-разному. Но меньше полутора тысяч у. е. в месяц девчата не зарабатывают. Иначе, говорят, нет смысла заморачиваться. Самим жить, домой отправлять, да и развлекаться надо хоть как-то. Через себя московская проститутка пропускает в «удачный» день 6-7 клиентов. Ну что тут добавить…

Миф 6. Профессиональный риск. Имеет место быть. В первую очередь их волнуют отмороженные клиенты. Сколько раз делились: «Каждый новый клиент, как граната. Фиг его знает, кто пожалует.» И бьют, и все деньги и ценные вещи из квартиры выносят. А бывает, что бьют отчаянно. Один деятель был в Москве, так его на всех точках боялись. Этот с напарником работал, под видом клиента приходил, потом пытал девчат. Причем знал, когда они деньги должны операторам отдавать, подгадывал. Девчата по всей Москве его приметами делились. Потом, говорят, исчез.

Миф 7. Москвичка никогда не станет «этим» заниматься. Ну, в общем, почти правда. Но встречаются. Тут две категории (условно, конечно). Первая — женщины, которым на самом деле все равно, как заработать. Ну не хватает денег. Как правило, без хлебной профессии (ну это-то понятно). И еще элитные девчата. Начиная баксов с 300 за час. Хотя тут мне одна из девчонок призналась:

— Знаешь, тут с одной списалась на форуме. Та и пишет: «Не знаю, чего вы жалуетесь. Дуры. Я вот зарядила 5000 в час (рублей, конечно же) и не жалуюсь. А вы по 50 «Грина» только морочитесь. Повышайте цены!» И знаешь, наверное, подниму цену. А то даже «постоянники» (ну тут понятно? Постоянные клиенты) начали выкобениваться. Один как зайдет, так обязательно чего-то сопрет. Другой узнал, что я цену на 200 рублей подняла, так истерику закатил. Ему вишь, на пиво не хватает! А на проституток хватает? Вообще, надоедает, когда к тебе только, как к проститутке относятся. Ну, понимаю я, что за деньги. Но хоть по минимуму. Ведь звонит «постоянник», говорит, что за полцены зайдет на полчаса. И ведь за 30 минут 3 раза из себя «выжимает». Вот, где жадность!…

Цитирую по памяти, но она у меня репортерская — вроде бы, не подводила. Тут еще много можно рассказать. И болеют. И клиентов заражают (ремарка одной из девушек: «Да вы чаще от своих обычных баб цепляете! Съездит в командировку или на юг и получай подарок!») Выводить явление из тени? Н-е п-о-л-у-ч-и-т-с-я. Потому что все равно сегмент «скользкий». Это будет всегда в тени. Что делать? Экономику. Чтобы обычные русские бабы у себя на родине могли нормально жить. А не ложиться под каждого за полтинник «грина». Останутся те, кому это дело по душе.

«Московский комсомолец»

НАШИ РЕАЛИИ

Грамотность трассовичке Насте — ни к чему

Что делают подростки ночью? Многие спокойно спят или же смотрят телевизор, слушают музыку…Но не все. Некоторые выходят на…автомобильные трассы. Не секрет, что несовершеннолетние девочки, особенно со смазливыми личиками пользуются большим спросом у пресыщенных дяденек. А спрос, как известно, рождает предложения.

Когда Настя идет по улице, то на нее заглядываются не только парни, но и повидавшие многое взрослые мужчины. Даже женщины, обычно очень ревниво относящиеся к соплеменницам, называют девочку очень красивой.

Настя окончила только два класса начальной школы

В свои неполные 15, Настя уже научилась пользоваться этой красотой. Девушку не один раз видели односельчане стоящей вечером на Донецкой трассе. Зачем она там стоит — все прекрасно понимают.

Юная жительница Павлоградщины подозревается в проституции. И, поговаривают, что в этом ремесле она здорово преуспела. Даст фору даже искушенным путанам. И при этом Настя абсолютно безграмотна, с трудом может написать даже несколько слов. Ведь закончила только два класса. Папа у девочки рано умер, живет она с мамой и старшим братом. Заставить ее учиться пытались неоднократно. Но за партой она сидела не больше двух дней. Красавица дома практически не бывает, мама всегда, защищая дочку (или себя?), говорит, что она просто боится брата, поэтому очень часто пропадает у двоюродной сестры в соседнем селе.

Неоднократно работники районной службы по делам несовершеннолетних и криминальной милиции привлекали маму к административной ответственности. Но, казалось, что родительница к судьбе ребенка равнодушна. Мама Насти наверняка знает, откуда в доме беруться деньги или новые вещи и почему дочь не ночует дома. Но на вопросы об этом только пожимает плечами.

Доказать практически невозможно

Ольга Баева, старший опер-уполномоченный криминальной милиции райотдела говорит, что Настя о будущем не особо задумывается и считает, что для обустройства в жизни ей не обязательно уметь писать или читать. По словам О.Баевой, в районе есть еще несколько подростков, предположительно занимающихся проституцией, но доказать это и привлечь к ответственности их родителей и самих несовершеннолетних становится практически невозможным. Вся проблема в доказательной базе. Реально есть только один способ — получить признание самого подростка в письменном виде. Но кто против себя будет свидельствовать?! А объяснить, зачем садилась в машину к мужчине очень просто: например, чтобы домой доехать, засиделась, мол, у подруги или сестры в соседнем селе допозна.

Вот и остается правоохранителям и чиновникам только проводить профилактическую работу, периодически приезжать домой и объяснять родителям всю серьезность уклонения от своих обязанностей. Маму Насти уже привлекали к административной ответственности. Но если будут собраны доказательства в занятии девушкой проституцией, то родительнице и ей грозит уголовная ответственность по ст.166 Уголовного кодекса Украины.

Непонятна только неразборчивость и беспечность тех мужчин, которые охотно идут на контакты с юными «жрицами любви». Можно ведь не только угодить под уголовную ответственность за растление малолетних (осужденным по этой статье в зоне живется, ой, как несладко).

Горьки ягоды от Венеры

Хочется отметить, что, по мнению венерологов, основной причиной заболевания подростков являются половые контакты и второстепенной — инфицирование бытовым путем от родителей.

Например, в Павлограде, по данным кожно-венерологического диспансера горбольницы №1, в 2002 году были взяты на учет три ребенка и два подростка, в 2003 — два ребенка и четыре подростка, в 2004 — четыре ребенка и четыре подростка, в 2005 году — один несовершеннолетний, а в 2006 году заболел один ребенок.

(Имя героини из этических соображений изменено)

Международная статистика: Большая часть путан — несовершеннолетние

Чтобы не быть голословными, приведем только некоторые цифры: в благополучной Эстонии до 60% проституток составляют девушки от 15 до19 лет. В Латвии около 3000 проституток, из них каждая 10 — несовершеннолетняя, а примерно 100 из них не исполнилось и 16 лет. В Литве детская проституция процветает на вильнюсском вокзале, в аэропорту и в отелях. Самым младшим девочкам всего 11-12 лет. Из пяти тысяч уличных детей Петербурга примерно 150 занимаются проституцией (газета «С.-Петербургские ведомости», 2005 год). В Украине нет данных о проституции моложе 18 лет.

Инна Брова, Днепропетровск, Популярные ведомости

Читайте также: