Сексуальное домогательство — доблесть или преступление?

В отличие от остального цивилизованного мира, сексуальное домогательство до сих пор считается в России и Украине доблестью, а не преступлением. В одном из районных судов Петербурга завершился гражданский процесс: 22-летняя сотрудница рекламного агентства требовала сатисфакции от своего 47-летнего босса, который запретил пускать ее в офис после отказа вступить с ним в интимную связь. «Он постоянно говорил сотрудницам, что на встрече с клиентом в их глазах должна светиться готовность отдаться ему на рабочем столе, – рассказывает истица. – Но я была уверена, что это метафора».

Судья встала на сторону ответчика, на одном из последних заседаний фыркнув: «Если бы мужчины не приставали к женщинам, то и детей бы давно не рождалось».

За последние десять лет количество зарегистрированных правозащитниками случаев сексуального домогательства (харассмента) в России возросло на 38 процентов. В органы МВД России на «настойчивого начальника» ежегодно жалуется около трехсот человек, из которых лишь единицам удается победить в суде. В Петербургском кризисном центре для женщин говорят, что чаще всего с сексуальными домогательствами сталкиваются приезжие молодые женщины, но они же реже всего обращаются за помощью. «Почему-то считается, что молодой провинциалке больше нечего предложить своему работодателю,– говорит замдиректора Центра Елена Болюбах. – Был случай, когда робкую молодую студентку едва не изнасиловали при собеседовании. Начальник говорил ей, что «все через это проходят», и был уверен, что она сопротивляется «для вида».

По данным опроса компании Focus, проведенного в 2005 году, около 32 процентов женщин хотя бы раз спали со своим начальником. 7 процентов опрошенных женщин были изнасилованы, в прямом смысле слова, своими начальниками, но только 30 процентов из них написали заявления в милицию, 20 процентов оставались работать на том же месте, а остальные просто увольнялись с работы. Любое повышение по службе у 80 процентов женщин связано с предложением переспать с начальником. По данным опросов, каждая четвертая женщина в российской провинции и каждая третья в Москве и Петербурге подвергались сексуальным домогательствам на работе.

Один предприниматель из Ленобласти построил фабрику по производству гамбургеров и начал торговать вакансиями, требуя за должности сексуальные услуги. Хотя и в советские времена подобная практика не была редкостью. Например, в восьмидесятые годы из Ленинградского политехнического института были уволены несколько преподавателей, которые требовали от студенток интимных услуг в обмен на хорошие оценки.

«Наш Уголовный кодекс предусматривает очень строгое наказание за домогательство – до двух лет лишения свободы,– говорит Зоя Хоткина, эксперт ООН по вопросам взаимоотношения полов, автор книги «Сексуальные домогательства на работе». – Поэтому для возбуждения дела необходима основательная доказательная база. А как доказать, что начальник приставал к тебе в своем кабинете при закрытых дверях? Даже диктофонная запись – не доказательство. Если бы статья за харрасмент была в Трудовом кодексе, то на агрессоров было бы легче найти управу по месту работы, а не в суде. А сейчас профсоюзы либо не знают, что делать, либо не хотят».

Первое в российской истории дело по харассменту было выиграно потерпевшей медичкой из Барнаула в 1993 году. Похотливый главврач был осужден, но попал под амнистию. Позднее ославился на всю страну люберецкий военком Вячеслав Винник, на которого пожаловались сразу несколько подчиненных женщин. Но и в этом случае до реального наказания не дошло.

Страдают не только женщины: 4 процента опрошенных мужчин заявили, что к ним пристают начальники (и начальницы, конечно). Некоторые правозащитники предлагают равняться на Запад, где компенсации по делам о харрасменте часто превышают тысячу евро, а общая сумма выплат составляет ежегодно около миллиарда евро. В США каждый пятый гражданский иск – по сексуальным домогательствам. А страховые компании давно включают страховку компаний от исков по харрасменту в стандартный перечень услуг. Два года назад первоклассник из Массачусетса был на три дня отстранен от занятий за то, что засунул руку под футболку девочки. Его сверстника из Нью-Йорка в 1996 году и вовсе исключили из школы, когда он оторвал пуговицу с юбки одноклассницы. Считается, что на таких примерах детей воспитывают в духе уважения к противоположному полу.

Европейский парламент одобрил определение приставаний на рабочем месте, как «нежелательное для его объекта поведение, которое связано с половой принадлежностью человека и направлено на оскорбление его достоинства или создание вокруг него климата шантажа, враждебности, унизительной или оскорбительной ситуации».

Несколько лет назад под Москвой проходил международный эксперимент для космонавтов, изучавший особенности их поведения во время длительных путешествий в смешанных экипажах. После его окончания 32-летняя канадка Джудит Лапьер обвинила своего российского начальника в сексуальном домогательстве. Дело было под Новый год, и россиянин обнял и поцеловал находящуюся поблизости коллегу: он, мол, всегда так делает в соответствии с российскими обычаями.

В нашей стране на отношение женщин к мужским знакам внимания влияли, например, войны, в результате которых оставалось много вдов. Мужчина выбирал, не особо беспокоясь по поводу грубости подхода. Ругань и мат со стороны начальства – обычное дело даже в государственных учреждениях, и женщинам пришлось к этому привыкать.

– Почти все известные мне иски по харрасменту в Питере подавали женщины в отношении своих руководителей, — говорит петербургский адвокат Николай Артамонов. — И суммы на возмещение морального ущерба выставлялись несуразные — свыше миллиона рублей. Хотя речь шла о том, что босс положил сотруднице руку на коленку и предложил встретиться после работы. Подавляющее большинство этих дел заканчивалось мировым соглашением сторон. То есть ответчик выплачивал сумму, как правило, значительно ниже заявленной в иске.

По данным исследования Фонда защиты прав женщин и детей, до 100 процентов российских женщин можно считать жертвами харрасмента, если применять к этому понятию международные стандарты. Следуя таким стандартам, некоторые компании вносят в трудовой договор пункт, запрещающий любые личные контакты в рабочее время, не связанные с должностными обязанностями сотрудников. При этом личные телефонные переговоры строго запрещены, электронная почта прочитывается администратором сети, а офисный стиль обязывает женщин носить костюмы темных тонов с юбкой определенной длины. А можно пойти дальше и попытаться внедрить у нас термин «создание враждебного окружения».

От плевка до убийства

В июне опубликован третий доклад Международной организации труда (МОТ) «Насилие на работе». Агрессия, говорится в нем, может проявляться по-разному: от плевков, покусываний, пинков и ругательств до изнасилований, тяжелых побоев и убийств. Случаи расстрелов в школах США привели к тому, что опасной стала считаться работа учителей, а в Японии в группу риска попали даже воспитательницы детских садов.

В благополучной Австралии физическому насилию подвергаются 10 процентов таксистов, 12 процентов врачей и 17 процентов специалистов, работающих с трудными подростками. 22 процента испанских чиновников страдают от оскорблений и издевательств коллег, и 9,5 процента из-за этого оставляют работу. Тем не менее, в докладе отмечаются и положительные тенденции: в 1998 году физическому насилию в странах Евросоюза подвергалось 4 процента рабочей силы, сейчас – 2 процента. В Великобритании в 1995 году зафиксировано 1,3 миллиона драк на рабочем месте, в 2003 году – 850 тысяч. В 1994 году в США на рабочем месте были убиты 1080 человек, а в 2004 году – всего 530.

Зато растет психологическое насилие. От сквернословия страдают в Австралии (67 процентов рабочих), от корпоративной «дедовщины» – в Болгарии (40 процентов). К психологическому насилию МОТ относит и приставания по телефону – в Германии на это жалуются 25 процентов работающих женщин.

Ущерб от страданий сотрудников для национальной экономики составляет от 0,5 до 3 процентов ВВП. В Австралии, например, работодатели теряют ежегодно до 9,5 миллиарда долларов – в эту сумму включаются не только прямые убытки, но и недополученная выгода, судебные издержки, расходы на лечение жертв и пособия по инвалидности или безработице.

Денис ТЕРЕНТЬЕВ, Совершенно секретно

Читайте также: