Учите МАТчасть или Феномен русского мата

Феномен нецензурной брани… Углубившись в историю вопроса, проштудировав многотомные словари русского мата и пообщавшись с исследователями пикантной тематики, автор, наконец, понял, почему народ выражается так ясно, что разум отказывается понимать. 

ХХ век стал переломным в трансформации представлений о кодексе чести. Если в первой половине столетия самым убийственным ругательством считалось слово «подлец», то уже после войны акцент сместился с нравственных пороков на интеллектуальные недостатки. Оскорбление «дурак» уже не несло в себе моральных императивов, а сводилось лишь к доминирующим ценностям эпохи научно-технического прогресса, в которой главным критерием оценки человека стали его умственные характеристики. В постперестроечные годы и до сих пор мерилом ценности индивидуума является его экономическое преуспевание. Изгоем общества стал неудачник, а типичным оскорблением – «лох».

Учите МАТчасть

Собственно, мат к этой эволюции кодекса чести имеет самое непосредственное отношение, поскольку является порождением патриархального уклада общества. Еще в петровские времена нецензурные выражения экстраполировались преимущественно на детей блуда – «ублюдков». По словам харьковского психиатра-психотерапевта Александра Данилова, польское словосочетание «курвин сын» («курва» – аналог нашей женщины легкого поведения на букву «б») служило обозначением человека, с которым не стоит иметь дело.

В патриархальном обществе считалось, что мать-одиночка, она же «курва», не может воспитать потомство с правильным представлением о кодексе чести. Отсюда все эти идиомы о «твоей матери» и сакральном характере сквернословия, уходящего корнями в языческие заклинания. Не случайно у всех народов мира больше матерятся мужчины, поскольку в лингвистических конструкциях бранные выражения построены от лица сильного пола. К тому же, «крепкие» словечки завязаны на доминирующих мужских инстинктах – сексе и агрессии.

Кстати, в этом смысле феминизация общества уничтожает культуру как умение материться без мата, а сквернословящие дамы теряют женское начало, превращаясь в жалкое подобие своих вторых половин. Желание быть «как все» порождает комплекс толпы, а она ведет себя как капризная женщина, даже если состоит исключительно из мужчин.

Матом не ругаются – им разговаривают

Если заняться археологией языка, то можно обнаружить, что мат, как и религиозные представления, явление древнее и присуще всем цивилизациям. Поэтому ошибочно думать, что нецензурные выражения достались нам от монголо-татарского ига. По мнению ученых, первоосновой табуированных слов считаются индоевропейская и праславянская культуры.

Помните, еще Тарковский для съемок скоморохов в «Андрее Рублева» не нашел в их песнопениях ни одной строки, где бы не звучал мат. На русских языческих свадьбах исполнялись так называемые «корильные песни», в которых содержались ритуальные оскорбления жениха (чтобы не пришлось избраннице корить его в семейной жизни). Считалось, что оградить себя от демонических сил можно, вступив с ними в контакт. Вследствие чего нечисть ублажали или ругали. Причем, пугали демона скверной бранью, пытаясь показать свои непотребства теми же словами, что и призывали, желая ему служить. Поскольку в языческое время был распространен культ плодородия, то, естественно, все нецензурные выражения относятся к сфере секса.

О том, что мат изначально служил языком общения с демонами и, тем самым, оказывал влияние на здоровье, сегодня в медицинских кругах уже никто не оспаривает. Еще Николай Амосов писал, что брань из внешней речи переходит во внутреннюю, после чего с ней можно бороться только молитвой. Учеными доказано, что когда человек ругается, у него изменяется программа наследственности, вызывая мутагенный эффект.

Женский организм перестраивается на мужской лад, а у мужчин, любящих «выражаться», чаще встречается бесплодие. Исследования последних лет подтвердили, что у сквернословов очень быстро появлялись возрастные изменения на клеточном уровне и различные хронические заболевания, особенно связанные с иммунной системой.

Но самое страшное, что кроме физического и духовного упадка, «матерщинник» испытывает культурный голод. Употребляя нецензурные выражения, человек часто подсознательно хочет заглушить в себе голос совести, чтобы дальше было легче совершать постыдные поступки. Психологи отмечают, что в компании пошляков возникает ложный стыд на искреннее, доброе слово. Такое сообщество цинично глумится не только над понятиями «любовь», «милость», «сострадание», но и пресекает возможность открытого, чистого взгляда.

Семь причин использования мата

Безусловно, к непечатным словам следует относиться как к лингвистическому мусору. На Западе за брошенную мимо урны бумажку можно схлопотать штраф, а в Таиланде – даже сесть в тюрьму. Кстати, в Украине тоже за «трехэтажный» предусмотрены санкции, вплоть до ареста на 15 суток. По данным соцопросов, 70% населения страны периодически грязно выражается, но одними запретами проблему не решить. Чтобы бороться с врагом, как минимум, нужно понять, почему люди сквернословят. Специалисты выделяют семь основных причин применения мата.

Первая – эмоциональная разрядка. Проще всего проверить, является ли человек «матерщинником» – посмотреть, как он реагирует, когда его светлый костюм забрызгает машина. Вторая причина – демонстрация агрессии. Именно поэтому в армии, милиции, тюрьмах столь органично действует принцип: чем слабее доводы, тем крепче выражения. Впрочем, для закрытых систем, таких как места лишения свободы, больше характерна иная мотивация использования мата, направленная на унижение или оскорбление адресата.

Кстати, в серьезных криминальных кругах нецензурная брань встречается гораздо реже, чем в обыденной речи. Зеки вынуждены подбирать слова, потому что если ты кого-то «послал», то нужно «отвечать за базар» или исполнять угрозу. Четвертым фактором засорения языка является стремление продемонстрировать принадлежность к «своим». Психология «быть как все», не выделяться, желание стать «своим в доску» – весьма характерный элемент для маргинальных и подростковых групп.

Еще Лев Толстой просил не опошлять русский мат, намекая на пятую причину сквернословия – повышение эмоциональности речи. Это прием, допустимый в художественных текстах, о чем свидетельствует популярность хорошей литературы с употреблением непечатных слов от А. Пушкина до Леся Подеревьянского. Любопытно, что, по опросам, 80% украинцев негативно относятся к использованию ненормативной лексики в публичных местах, и лишь 13% допускают применение мата в тех случаях, когда он употребляется в качестве необходимого художественного средства. Ярким подтверждением данного тезиса может служить концовка фильма «Запах женщины», в котором, несмотря на звучащую брань, попечительский совет дает слово герою Аль Пачино, аргументируя это тем, что он вещает правду.

Шестая и седьмая причина употребления табуированной лексики, на мой взгляд, раскрывает сущность феномена русского мата. Согласитесь, объяснять, почему наши соотечественники больше всех в мире ругаются, только отсутствием культуры, имея самый широкий диапазон непечатных слов, было бы неверно. Причины гораздо глубже, и коренятся они в историческом прошлом нашей страны. Два последних фактора употребления «черных» слов – демонстрация независимости говорящего и показ пренебрежительного отношения к системе запретов – ответная реакция на многовековую жизнь в империи.

Русский мат во все времена был отражением позиции общества, вступавшего в противостояние с авторитарным государством, которое столетиями подавлявляло личность. Здесь тот же принцип отстаивания патриархального кодекса чести, но уже на уровне массового сознания.

Нецензурная брань для человека империи стала формой гражданского протеста против диктатуры и фальши, звонкой пощечиной, которой интеллигенция при всех режимах отвечала официозу и оболваниванию. Не случайно многие образованные люди в период застоя, когда в СССР даже нормального «секса не было», припали к народным истокам и научились так виртуозно ругаться, что получили признание у простого мужика. В этом контексте становится понятно, что мат в Украину «завезли» не только «москали».

А то, что нашему менталитету не свойственно сквернословие – это фактор силы отечественных громад и традиционно аграрный уклад нации, помноженный на тягу украинцев к казацкой вольнице. Вот почему с демократизацией нашего общества, на самом-то деле, стало меньше матерщины – как бы это ни казалось странным. Просто засилье на телеэкранах российской массовой культуры не всегда адекватно отражает реальность.

Если в имперских реалиях мат – это протест против двойных стандартов, то в странах с либеральной идеологией ненормативная лексика есть форма навязывания простых способов решения проблем. Маргинализация лингвистического fast foodа, охватившая все сферы жизнедеятельности – педагогику, политику, интернет – вводит мат в опасную привычку. Она наделяет похабщину самостоятельным бытием, приучая к упрощенному пониманию жизни. Современное варварство посредством брани приводит к тотальному зомбированию и отупению масс. Кодекс чести теперь строится не во имя благих целей, а по принципу удовольствия-неудовольствия.

В эмансипированном либеральном обществе мат отрывается от своих истоков и подрывает традиционные патриархальные устои нравственности. Классический русский мат как носитель идеологии сопротивления лицемерию и цензуры становится анахронизмом. Он обесценивается, превращаясь в банальную вульгарность. Знаменитая фраза Фрейда, что «первый человек, бросивший вместо камня ругательство, был творцом цивилизации», теряет исконный смысл. Изнанка культуры превращается в ее тень, а маргинализация общества приводит к упрощенной модели выражения мысли с заменой кодекса чести пустышкой с красивой оберткой. Ненормативная лексика утрачивает сакральный смысл табу и становится банальной площадной бранью. В связи с этим можно сколько угодно поносить друг друга, но все равно ничего не изменишь, ведь, как известно, какое время на дворе – таков и русский мат.

Владимир Чистилин, Главное

Читайте также: