Макиавелли о «дворцовой политике»

После отставки Александра Зинченко с поста главы Секретаря Президента Украины политики и СМИ направо и налево сыпали сенсационными прогнозами. Некоторые горячие головы, истосковавшись по Майдану, вязали ленточки и готовились к осаде правительственных зданий. Другие заговорщицки перешептывались… Казалось, что Президент наконец-то осознал, что в его команде что-то «не ТАК». Вчера глава государства, дабы разрешить политический кризис, отменил свой визит в Польшу и собрал экстренное закрытое заседание Совета нацбезопасности и обороны страны. Все напряженно ожидали, что на совещании Президент озвучит решения о громких отставках.И что в итоге? По результатам многочасового собрания оказалось, что никто никуда не идет. На государевой галере гребцов заменять не будут. А даже наоборот, добавят им некоторых полномочий.

Во что перерастают проигнорированные главой государства конфликты в «дворцовой» политике – хорошо известно из истории. Итальянский мыслитель эпохи Возрождения Никколо Макиавелли в своем «Государе» дает правителям дельные советы, которые, на наш взгляд, не потеряли своей актуальности и сегодня:

«Государя уважают также, когда он открыто заявляет себя врагом или другом, то есть когда он без колебаний выступает за одного против другого – это всегда лучше, чем стоять в стороне. Ибо когда двое сильных правителей вступают в схватку, то они могут быть таковы, что возможный победитель либо опасен для тебя, либо нет. В обоих случаях выгоднее открыто и решительно вступить в войну. Ибо в первом случае, не вступив в войну, ты станешь добычей победителя к радости и удовлетворению побежденного, сам же ни у кого не сможешь получить защиты: победитель отвергнет союзника, бросившего его в несчастье, а побежденный не захочет принять к себе того, кто не пожелал с оружием в руках разделить его участь…

И всегда недруг призывает отойти в сторону, тогда как друг зовет открыто выступить за него с оружием в руках. Нерешительные государи, как правило, выбирают невмешательство, чтобы избежать ближайшей опасности, и, как правило, это приводит их к крушению.

Зато если ты бесстрашно примешь сторону одного из воюющих, и твой союзник одержит победу, то, как бы ни был он могуществен и как бы ты от него ни зависел, он обязан тебе – люди же не настолько бесчестны, чтобы нанести удар союзнику, выказав столь явную неблагодарность. Кроме того, победа никогда не бывает полной в такой степени, чтобы победитель мог ни с чем не считаться и в особенности – мог попрать справедливость. Если же тот, чью сторону ты принял, проиграет войну, он примет тебя к себе и, пока сможет, будет тебе помогать, так что ты станешь собратом по несчастью тому, чье счастье, возможно, еще возродится.

Во втором случае, когда ни одного из воюющих не приходится опасаться, примкнуть к тому или к другому еще более благоразумно. Ибо с помощью одного ты разгромишь другого, хотя тому, будь он умнее, следовало бы спасать, а не губить противника, а после победы ты подчинишь союзника своей власти, он же благодаря твоей поддержке неминуемо одержит победу.

Здесь уместно заметить, что лучше избегать союза с теми, кто сильнее тебя, если к этому не понуждает необходимость, как о том сказано выше. Ибо в случае победы сильного союзника ты у него в руках, государи же должны остерегаться попадать в зависимость к другим государям».

«УК»

Читайте также: