Очередная антиалкогольная кампания в России. Хочешь — жми, а хочешь — дуй

Допустимый максимум содержания алкоголя в крови российских водителей просуществовал недолго. Российский президент Дмитрий Медведев решил его отменить. А Владимир Путин подписал концепцию антиалкогольной политики, которая ставит задачу в ближайшие десять лет снизить потребление алкоголя в два раза. В стране идет очередная антиалкогольная кампания. 

В конце прошлого года первый зампред правительства Игорь Шувалов посещал выставку средств безопасности для автомобилей. Ему предложили протестировать алкозамок — устройство, которое не дает завести двигатель автомобиля, пока водитель не подует во встроенный алкотестер. Если тестер обнаружит пары алкоголя, он немедленно окончательно заблокирует зажигание. Сам Шувалов дуть в алкотестер не решился, поручив это помощнику. Тот съел конфету с коньяком и подул в прибор. Прибор признал его пьяным. Алкозамок заблокировал двигатель. Трезвый Шувалов с «пьяным» помощником были очень довольны.

Одна конфета с коньяком не могла, конечно, опьянить чиновника. И даже коробка конфет с коньяком вряд ли повлияла бы на его способность управлять автомобилем. Хотя уровень алкоголя в крови после коробки коньячных конфет, вероятно, будет отличаться от нуля, как и после злоупотребления валерьяновыми каплями или квасом «из бочки».

Сейчас употреблять эти вещества водителям разрешено. Чтобы не подводить любителей кваса под «пьяную статью», правительство еще в 2008 году постановило считать порогом опьянения наличие в крови 0,3 промилле алкоголя, а не 0,00, как раньше. Этот дорожный либерализм не продержится в итоге и трех лет: накануне новогодних праздников Дмитрий Медведев уже предложил отменить эту норму. В Думе сказали, что рассмотрят антиалкогольные поправки, вероятно, в течение весенней сессии. Будет введен запрет на алкоголь за рулем. Россия в этом смысле снова окажется в полной изоляции от Европы — ни в одной европейской стране нет полного запрета на вождение с алкоголем в крови.

Любители кваса ни при чем: президент полагает, что не умеющие собой совладать российские автолюбители восприняли разрешенные промилле как разрешение «квасить» по-настоящему. «Мы не очень аккуратны в вождении, а уж тот, кто выпил, тот вообще теряет голову. Причем мы же знаем, как у нас обычно выпивают: сначала рюмку, вроде можно теперь, потом две-три, а потом — ладно, поехали», — заявил президент в интервью руководителям трех российских телеканалов. И подытожил: «Когда будем готовы, тогда посмотрим».

Послабление законодательства в части содержания алкоголя в крови было, по сути, формальностью, напоминает глава московского подразделения автомобильного движения «Свобода выбора» Андрей Мухортиков. Это было требование Международной конвенции о дорожном движении, к которой в середине 70-х присоединился еще СССР. Документ требовал установить предельно допустимую концентрацию алкоголя на уровне, отличном от нуля, но не больше 0,8 промилле. Авторы конвенции исходили из того, что организм человека сам вырабатывает небольшое количество этанола, поэтому абсолютного нуля может не оказаться даже у совершенно трезвого водителя. Так же обосновывали принятие поправки и российские гаишники.

Большинство стран — участниц конвенции, правда, выбрали порог в 0,5 промилле: по данным анализа международной статистики, водители с такой дозой провоцируют аварии в два раза чаще, чем совершенно трезвые, но зато в таких авариях, как правило, обходится без жертв.

Это довольно лукавые цифры, считает бывший главный нарколог страны Александр Немцов. Он, правда, признает, что некоторые микробы вырабатывают в кишечнике небольшое количество этанола. «Но это ничтожные доли — в сотни раз ниже, чем разрешенные 0,3 промилле», — уверяет врач. К тому же норма установлена одна на всех, а в силу особенностей каждого организма 0,3 промилле для одного водителя пустяк, а для другого — очевидное опьянение. А закон не делает между ними различия, констатирует противник нормы Немцов.

И главное, установлению нормы в 0,3 промилле обрадовались вовсе не сердечники со своим валокордином или люди, у которых проблемы с кишечником, а те, кто считает возможным садиться за руль после выпивки. Большинство восприняло эту новость именно как разрешение пить за рулем, считает глава Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин: «Закупились китайскими алкотестерами и ну их тестировать: стакан вина выпил, дунул — перебор, через полчаса еще раз дунул — ага, теперь 0,3 промилле». Для многих это означало, что можно выпить стакан и через полчаса ехать, а это не так. Травин говорит, что результат зависит от времени суток, питания и многих других факторов — многие на этом и погорели.

Любая даже небольшая порция алкоголя сказывается на поведении водителя, напоминает нарколог Немцов: уменьшается скорость реакции, притупляется внимание. Это подтверждает тест-драйв пьяных водителей, который в пропагандистских целях провела осенью 2009 года компания — производитель коньяка «КиН». В присутствии автоинспектора и нарколога четыре водителя, в том числе профессиональная автогонщица, выполняли стандартные упражнения — восьмерку, заезд в гараж, змейку — на трезвую голову и после одной, двух, трех и четырех рюмок коньяка.

По словам свидетельницы эксперимента сотрудницы «КиН» Екатерины Гамовой, все четыре участника эксперимента после первой рюмки стали вести себя за рулем более агрессивно: ехали быстрее, движения руля стали резче. Не сбить ни одного конуса — в условиях эксперимента они обозначали пешеходов — после первой рюмки смогла только автогонщица, причем содержание алкоголя в ее крови, согласно показателям алкометра, было 0,28 промилле, то есть в пределах разрешенной нормы. Уже после второй рюмки конусы стала сбивать и она, а после третьей одна из участниц эксперимента (содержание алкоголя в ее крови достигло 0,96 промилле) «задавила» сразу семь конусов — причем сама она не заметила ни одного наезда.

Зато согласно милицейской статистике, по вине пьяных водителей люди гибнут с каждым годом все реже. Смертность в «пьяных ДТП» за 2009 год сократилась на 7% по сравнению с тем же периодом 2008 года — того самого года, когда были узаконены 0,3 промилле. Число ДТП с пьяными виновниками и вовсе уменьшилось на 9,4%. ГИБДД полагает, что снижение аварийности и рост сознательности — результат пропагандистской кампании, которую уже не первый год ведет ведомство. По мнению Андрея Мухортикова из «Свободы выбора», статистика выправилась в том числе из-за того, что из числа пьяных выбыли те самые «немножко пьяные» с допустимым уровнем алкоголя в крови. Нарколог Немцов, привыкший опираться не на милицейскую, а на медицинскую статистику, говорит, что цифры ГИБДД не отражают всей полноты картины, потому что в нее не попадают, например, те, кто умер через неделю после аварии. А если считать вместе с этими жертвами, то картина не такая радостная.

После введения нормы в 0,3 промилле выросла также и сумма взятки за откуп пьяного водителя, которому грозит лишение прав на полтора-два года. В регионах она достигла 15 000–20 000 рублей, а в столицах — 50 000–60 000. «Пьянка» всегда была крайне коррупционной статьей, считает Травин. По его мнению, легализация 0,3 промилле только усугубила ситуацию. Запах алкоголя не означает однозначно опьянения, но однозначно дает повод для освидетельствования, а это займет время — вот и еще один дополнительный повод дать взятку. «Нет разрешенной нормы, нет запаха, нет повода для освидетельствования — нет повода дать на лапу», — рассуждает Травин.

Сам факт употребления хоть какого-то количества алкоголя — это повод усомниться, а не перебрал ли ты норму, продолжает он, и на этом строится еще одна новая схема выманивания денег у водителя. «Предлагают подуть не в новый алкометр с принтером, а в китайскую штуку», — рассказывает Травин. Умный водитель говорит: я буду дуть только в тот, в котором принтер. На что умный гаишник отвечает ему, что принтер печатает номерные квитанции и, если он засечет алкоголь, наказание неминуемо. А если его засечет китайская машинка — будет шанс разобраться на месте. «Ну и что выберет тот, кто сомневается, а не перебрал ли он выше 0,3 промилле?» — вопрошает Травин.

В похожую ситуацию попала две недели назад 24-летняя москвичка Дарья Атаманова. Первого января она везла похмельного мужа домой, будучи совершенно уверена, что трезва: отмечая Новый год, Даша выпила только пару бокалов шампанского. Ее остановил инспектор и, что насторожило девушку, даже не спросил у нее документы, а сразу сказал, что от нее пахнет алкоголем, и подсунул под нос простенький алкотестер — «без принтера, без экрана даже». Дарья дыхнула, и прибор показал наличие алкоголя. Но девушка не сомневалась, что трезва, и потребовала везти ее на освидетельствование. «Он понял, что я в себе уверена, и быстро от меня отстал, — говорит Даша с гордостью в голосе. — Если сомневаться, то точно на деньги разведут».

Шансы на скорое прохождение анонсированных президентом поправок равны ста процентам. В стране идет антиалкогольная кампания. На прошлой неделе Владимир Путин подписал концепцию антиалкогольной политики, которая ставит задачу в ближайшие десять лет снизить потребление алкоголя в два раза. Это, правда, всего лишь декларация, а не закон. И про борьбу с пьянством за рулем там ничего не сказано.

Мария Железнова, «Русский Newsweek»

Читайте также: