«Шестерки» Верховного Суда Украины поменяли хозяев?

Увы: судебная власть в Украине сегодня катастрофически аморальна. Такой ее сделали годы правления Леонида Кучмы. И это — увы — не желает исправить нынешняя властная команда. Сегодня «дирижеры» от суда опять востребованы. Они просто поменяли хозяев.»УК» продолжает публиковать документы, вскрывающие деятельность украинских судов. «Третья ветвь власти» в Украине — весьма специфична: призванная контролировать законность деятельности властей законодательной и исполнительной, власть судебная зачастую сама нарушает законность.

В качестве примера судейского «творчества» приводим постановление Судебной палаты по рассмотрению хозяйственных споров Верховного Суда Украины (ВСУ) от 5 июля 2005 года. Данное творение ВСУ касается затягивания дела о банкротстве энергогенерирующей компании «Центрэнерго». О существующей в Украине порочной процедуре банкротства предприятий «УК» уже рассказывала. Банкротство в нашей стране почти никогда до конца не доводится. Механизм банкротства сегодня используется, по сути, как процессуальная диверсия. Которая направлена на одно: не допустить исполнения решений судов о взыскании средств с недобросовестных должников. Во время производства о банкротстве должник — в силу существующего законодательства — имеет право не выполнять решения судов. Большинство должников сами провоцируют дела о своем банкротстве, используя для этой цели некоторых кредиторов — формальных инициаторов такого дела.

Однако, дело о банкротстве, как любой процесс, должно иметь завершение. В данной ситуации мы видим, что дело о банкротстве «Центрэнерго» возбуждено в феврале прошлого года, и до этого времени находилось в состоянии «торможения» (в чем, естественно, заинтересован должник). Когда дальнейшие процессуальные проволочки стали невозможны и даже неприличны, и дело о банкротстве «Центрэнрего» стало предметом обсуждения в СМИ, Верховный Суд отправил дело на новое рассмотрение. Возвратив дело, таким образом, в первоначальную стадию. Заметим, что недостатки процессуального характера, на которые указал ВСУ, вполне можно было устранить в процессе дальнейшего судопроизводства, не возвращая дело назад. Нельзя покровительствовать должнику и далее издеваться над правосудием.

Но обратим внимание на другое: на количественный состав коллегии судей — 6 (шесть) человек.

Международное процессуальное законодательство — во всем мире — предусматривает при рассмотрении дел по сути профессиональными судьями непарное количество судей. Все судьи имеют равные права и обязанности. Председательствующий лишь ведет заседание, не более того. Решения принимаются простым большинством голосов. В Верховном Суде Украины дело должно обстоять именно так, и не иначе. Законодатель разумно рассудил, что может возникнуть ситуация, при которой количество голосов судей разделится пополам, и решение принять будет просто невозможно. Для того и существует непарное число судей — чтобы бесконфликтно и эффективно разрешить ситуацию.

В нашем случае — судей — шесть! Естественно, могло произойти «неожиданное распределение» — три голоса «за» и три «против». Каким было бы решение? Нетрудно догадаться… Заседание попросту не состоится. Скандал!

К началу судебного заседания судьба решения была кем-то предрешена, и результат «дирижерам» был известен заранее. Никаких сюрпризов! Никаких «игрищ» с голосованием «на основании внутреннего убеждения»! Никаких проявлений волюнтаризма или несогласия с общим мнением! Судебное решение предрешено, оно неизбежно! Но к чему тогда суд? Все было разыграно по нотам — согласно указаниям некоего «серого кардинала» из Верховного Суда Украины, «курирующего» данное дело.

Но почему «дирижерам» судебного процесса не сформировать коллегию в непарном количестве (допустим семь судей, из которых позиция четырех известна заранее)? При любом течении процесса голоса четырех всегда перевесят мнение троих, и все будет внешне красиво. Суд, пожалуй, единственный государственный орган, деятельность которого должна быть внешне формально красивой и безупречной. Одним словом — атрибутированной. К этому обязывает сам процесс (его публичная сущность), даже внешний вид судей (мантии), прочие атрибуты. Решения принимаются только в совещательной комнате, без участия сторон; «на равных» присутствуют только судьи, участвующие в заседании. Именно они обсуждают проблему, высказываются и голосуют за то или иное решение по принципу: сам за себя; один судья — один голос. Решение большинства обязаны подписать все (независимо от личной позиции и голосования). Присутствовать на оглашении вердикта тоже обязаны все. Никто из судей не вправе раскрывать тайну совещательной комнаты. Потому «до» совещательной комнаты (в которую заходят только судьи, принимающие участие в заседании) суть решения знать не может никто. Именно поэтому создавать «парную» коллегию — более чем недальновидно. Это — пренебрежение здравомыслием и традициями судебной системы. Это — Закон, и это требование Закона имеет глубочайший смысл и наполнение.

Суд выше сторон и выше спора. Внешне суд един, и его единая позиция — позиция закона. Это демонстрация высокой роли суда и его функции. Это — единство и сила Закона и права. В случае с «парной» коллегией имеем циничную и открытую демонстрацию правового нигилизма «дирижеров» от суда.

Уверен: в Судебной палате по рассмотрению хозяйственных споров ВСУ работают несколько профессионалов, действительно принципиальных и имеющих достаточный иммунитет против давления. В составе указанной коллегии действительно работают люди, снискавшие всеобщее уважение у отечественных юристов. Тем более, их присутствие на этом «шестерочном» судилище выглядит немного шокирующие. Хочется верить: с их стороны это единственно возможная форма пассивного протеста против постановки вопроса о предрешенности решения. При которой судьи просто явным несоответствием состава коллегии «просигнализировали» обществу и сторонам о «недобрых тенденциях». Нас шестеро — думайте, догадывайтесь, каким будет решение! Жаль, что даже такое -немое — предостережение осталось без внимания. Остается надеяться, что правоохранительные органы дадут ответ на этот вопрос — о несоответствии коллегии, и почему такое стало возможным. Принципиально важно: кто именно (фамилия, должность) заставляет сегодня «шестерить» Верховный Суд Украины. Тем более, когда речь идет о должниках «от энергетики», за время лже-банкротства спокойно разбазаривающих миллиардные ресурсы государства. При этом не удостаивая вниманием кредиторов и судебные решения.

Но кто из «судейского цеха» сегодня осмелится рассказать о тенденциях, конкретных случаях давления на суды, личностях «серых кардиналов», способах давления на судебную власть, санкциях к «волюнтаристам» и «вольнодумцам», не поддержавших «генеральную линию» власть имущих? Отечественная практика прецедентов не знает.

Понятна правовая сторона «убеждения» со стороны пресловутого админресурса. Но непонятны эмоциональная и психологическая составляющие процесса судейского грехопадения. Трудно постичь, что заставляет немолодых людей с огромным жизненным опытом, властью, положением, уровнем самоуважения, знаниями, нравственными убеждениями, материальной обеспеченностью по первому «звонку сверху» «принимать стойку», и быть готовым писать чушь, за которую потом стыдно смотреть в глаза коллегам, детям и внукам? Какими внутренними соображениями объясняется такое раболепие? И как в таких условиях можно годами жить и работать? Растить и воспитывать собственных детей? При этом четко осознавая: какое будущее для них заложим сейчас, в таком они и будут жить.

Увы: судебная власть в Украине сегодня катастрофически аморальна. Такой ее сделали годы правления Леонида Кучмы. И с это — увы — не желает исправить нынешняя властная команда. Сегодня «дирижеры» от суда опять востребованы. Они просто поменяли хозяев.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: