Ракетный зонтик. Возможности противовоздушной обороны Украины

Ракетный зонтик

На момент распада СССР у Украины было самое мощное ПВО в регионе. Да, даже по сравнению с РФ, если помнить, что за Донецком и Харьковом была голая степь с необорудованной границей, дырами в поле РЛС и частями кадра.

8-я армия, расквартированная в Украине, располагала 130 зенитно-ракетными дивизионами, радиотехническими бригадами с практически сплошным радиолокационным покрытием над страной, тысячами ракет на хранении (колоссальные цифры далеко за 30 тысяч штук), развитой инфраструктурой посреди Одессы, Львова, Харькова, Севастополя. Плюс войсковое ПВО от способных перехватывать баллистические цели С-300 В1 и новейших на то время «Торов» до сотен «Ос» и «Стрел».

Не стоит, конечно, забывать, что даже СССР, тратя огромные деньги, не успевал с перевооружением и в горячие 1990-е входил с сотнями ламповых «Кубов», «Кругов» и С-75, устаревших еще полтора десятка лет назад, – добрая четверть всего этого добра нуждалась в модернизации или консервации до темных времен. Но Украина в 1990 годы располагала ЗРДН в количествах, сопоставимых с Российской Федерацией, за счет того, что три пограничных округа комплектовались в первую очередь в расчете на отражение ударов ВВС НАТО по Черноморскому флоту и промышленным центрам.

ПВО

Казалось бы – поддерживай это добро на плаву, модернизируй и не знай горя. Правда, как всегда, всплыли нюансы. Замкнутого цикла производства ЗРК в Украине не было, а те заводы, что сохранились, вроде «Визара», финансировались по остаточному принципу. Стране, проводящей нейтральную политику и сидящей в шпагатах между траншами на развитие демократии и дешевым газом, ПВО в таких количествах было объективно не нужно. Политики, поднявшиеся из структур госбезопасности, комсомола или бизнеса, рассматривали армию как гигантские закрома для продажи излишков и были далеки от реалий ВПК просто по своему складу ума.

Тот же Львов за 25 лет из города НИИ и предприятий оборонки превратился в город туризма, ресторанов и официантов, а найти инженеров и специалистов для ПВО стало той еще задачей. Ресурс вырабатывался, запчасти из мобилизационных запасов продавались, разворовывались и выходили из строя, уставшие от неустроенности быта в облупленных общежитиях люди уходили из армии.

При Януковиче в 2011 году программы уже назывались «Восстановление боеспособности ПВО». Через заводы, оцифровывание или замену элементной базы и продление ресурса ракет прошло до восьми дивизионов С-300 ПС. В войну 2014 ПВО страны и войсковое ПВО вступало в том же состоянии, что и все вооруженные силы – с недофинансированием, нехваткой людей и деградацией элементной базы, с едва ли двумя десятками дивизионов на боевом дежурстве, семь дивизионов остались в оккупированном Крыму.

ПВО

Новая украинская армия

С первых же дней началась титаническая работа над ошибками, а первые мобилизационные предписания в военкоматы приходили по ВУС связанным именно с ПВО.  В январе 2015 года было создано оперативное командование «Восток» – 138-я бригада ЗРК в Днепре и Харькове, зенитно-ракетный полк в Никополе, управление, связь, 164-я радиотехническая бригада, отдельный батальон РЭБ. Большинство техники поднималось с хранения, включая не только пусковые, но и комплекс управления «Байкал», автомобили и РЛС. Оперативное «Восток» взяло на себя самый тяжелый участок, включая прикрытие побережья Азовского моря, Мариуполь, зону АТО\ООС, границу с РФ и Харьков.

Правда, в ООС дежурили дивизионы от каждого оперативного, поэтому было бы ошибкой записывать под три десятка сбитых российских беспилотных аппаратов именно на счет «Востока», основная работа там пришлась на невидимые неспециалистам вещи – сколачивание, налаживание системы связи, взаимодействие.

ПВО

Был проведен масштабный подъем техники с хранения через заводы и КИПС – по «Белой книге» было восстановлено порядка 12 ЗРК всей линейки С-300 ПС, С-300 ПТ, «Буки», С-125, минимум три машины управления ЗРДН, производились различные средние и поточные ремонты в войсках.

Уже на конец 2017-го доля отремонтированной техники превысила 70% и можно было не только передавать комплексы в войска, но и оставлять в оперативном резерве. В год передавалось от шести до 17 РЛС, новых и модернизированных, на сегодня у нас серьезно обновилась группировка до 50 станций (почти вдвое с 2013) – мы занимаемся их сопряжением с командными пунктами, чтобы ЗРК могли не включать штатные средства до входа противника в радиус поражения и не светиться как новогодняя елка.

Состоянием на 2018 год Украина располагает примерно 26 дивизионами С-300 П, дивизионом С 300В1 с перспективой разворачивания до бригады, дивизионом С-125 М1 и 11 дивизионами Бук М1. Если учесть, что дивизион в среднем состоит из двух батарей по восемь пусковых, то это грозная боевая сила, сотни пусковых, опирающиеся на РЛС в глубине, способные контролировать воздушную обстановку на 400 км.

ПВО

Пуски в 2017 году на полигоне «Шобла» и в 2018 году на «Ягорлыке» показали, что Украина способна продлевать ресурс для ракет, проводить им обслуживание КИПС и перезаряжать топливо. В перспективе в состав ПВО войдут еще два полка модернизированных С-125 М1 с увеличенным радиусом пуска ракет, пунктом управления и новым радаром, готовится модернизация «Буков» РЛС, лазерным дальномером, высотомером и тепловизионным каналом, что позволит применять их «из засады».  Когда поставят в строй «Кубы» то число ЗРК в строю увеличится на треть, причем для рутинной работы по БПЛА или прикрытию объектов инфраструктуры в глубине можно направить именно «старичков».

ПВО

Модернизируют «Осы–АКМ» для прикрытия войск на марше, благо их у нас в четырех полках до 100 штук – тоже переводят в «цифру», повышают устойчивость к помехам, внедряют оптический канал и режим «мерцания», когда радар работает короткими вспышками, чтобы не дать навестись на комплекс. Под две сотни «Стрел-10», «Шилок» и «Тунгусок» также ждет программа модернизации – цифровая система связи для внешнего указания целей и новая система визирования для ускорения реакции. Идет восстановление и модернизация ПЗРК «Игла­–1» и «Стрела», занимаются и ГСН, и поднятием потолка пуска, а задел на будущее огромный – их у нас на хранении тысячи штук.

ПВО

Состоянием на 2018 год Украина смогла восстановить систему ПВО и в обозримом будущем (7-10 лет) может сосредоточиться на долговременных программах по модернизации парка БТТ, воссозданию флота и созданию ракетного щита. Под 100 летающих истребителей, свыше 40 дивизионов ЗРК после поднятия С-125 М1 и модернизации «Буков» с хранения, 300 «Ос», «Стрел», «Шилок» и «Тунгусок», за 1000 ПЗРК, тысячи единиц малой зенитной артиллерии могут попить крови и не дать выполнить задачи любому вероятному противнику.

Весь восточный фланг НАТО, тратя на оборону более 15 млрд долларов, по-прежнему отстает от Украины по ПВО, и только к 2022–2023 году в Румынии и Польше достигнут операционной готовности первые батареи «Патриотов». Через пять лет. На фоне древних С-75, польских «Громов» на шасси «Зубра», модернизированных С-125 «Нева» и закупаемых в США РЛС, Украина со своими «трехсотыми», «Буками» и производством у «Искры» до сих пор выглядит тяжеловесом. Воздушная кампания против нашей страны в обозримом будущем выглядит маловероятной из-за гарантированно тяжелых потерь и отсутствия специальных самолетов, способных подавить эшелонированное ПВО такого формата.

Автор: Кирилл Данильченко; Большой Киев 

Читайте также: