НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ МИНИСТР ТОПЛИВА. ЧАСТЬ 1. НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПУТИ

Топливно-энергетический сектор – самая проблемная и самая «хлебная» отрасль украинской экономики. Сегодня это утверждение — тривиальная аксиома. Кто в недавнем прошлом делал здесь очень большие и быстрые деньги, казалось бы, общеизвестно. Но список этих имен следует расширить. Игроки на энергетическом поле весьма быстро меняются. Но есть среди них и те, кто задержался здесь надолго и чье имя не светится в громких скандалах. Мы начинаем повествование об одном из наиболее активных игроков дня сегодняшнего. Не ищите здесь номеров банковских счетов в оффшорах и сумм на этих счетах. Зато мы назовем вам сотни миллионов, потерянных государством. В целом же, цена принимаемых ныне решений может стоить Украине большего – независимости.

Ниже – голые факты трудовой биографии министра топлива и энергетики Сергея Ермилова. Читайте, рассуждайте, делайте выводы: кому это выгодно и во что это выльется.

Сергей Ермилов в различных державных ипостасях находился в неприлично близких отношениях с сильными мира сего – свидетельствуют те, кто знает тщательно скрываемую правду о жизни топливно-энергетической отрасли. Причем, эти «сильные» часто менялись, попадая в немилость. Только Ермилов прибавлял во влиятельности и должностях. Кто же сегодня курирует Сергея Федоровича и какие последствия это может иметь для Украины? Мы не оговорились – не только для отдельных «заинтересованных лиц» и украинской энергетики, но для государства вцелом.

Чтобы браться за написание портрета такой фигуры как министр топлива и энергетики, следует, очевидно, изучать не мелкие финансовые прегрешения героя, а подходить к вопросу системно. Попытаться проанализировать действия и решения чиновника с точки зрения их результата, не забывая всякий раз задаваться вопросом: кому это выгодно? В идеале это должно быть выгодно исключительно украинскому государству — не меньше и не больше. Впрочем, так получается не всегда и не везде. Но, перейдем от общего к частному.



ЕРМИЛОВ СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ

Родился 16 ноября 1958 года в Казахстане. Женат, имеет двух сыновей. Образование: Киевский политехнический институт по специальности инженер-механик (окончил в 1982 году), Национальная академия управления (окончил в 1999 году). Магистр финансового менеджмента.

С 1975 г. – транспортный работник треста «Госстрой-2», учится в КПИ.

1982-84 гг. – служба в армии.

1984-89 гг. – машинист-обходчик, на инженерных должностях Дирекции строительства Крымской АЭС.

1989-92 гг. – работа на ГТЕЗ «Тенгиз» ВО «Союзтрансэнерго».

1992-96 гг. – инженер 1-й категории, и.о. начальника производственно-технического отдела, заместитель главного инженера-начальник производственно-технического отдела, главный инженер Дирекции строительства Крымской ТЭС.

1996-97 гг. – директор ДП «Восточнокрымская энергетическая компания».

1997-99 гг. – исполняющий обязанности председателя правления-директора государственной акционерной энергетической компании (ГАЭК) «Крымэнерго».

06.1999 – 01.2000 гг. – Первый заместитель министра энергетики Украины.

03.2000 – 07.2000 – советник Премьер-министра Украины Виктора Ющенко, государственный служащий 2 ранга.

07.2000 – 03.2001 гг. – Министр топлива и энергетики Украины.

С 11.2002 г. — Министр топлива и энергетики Украины.

Крымский период

Краткое ознакомление с трудовой биографией Сергея Ермилова показывает, что становление и профессиональный рост главного энергетика страны были тесно связаны с печально известной Крымской АЭС, от которой ныне остались руины. Специалисты, сведущие в кулуарных делах украинской энергетики утверждают, что этот период жизни г-на Ермилова является наиболее щекотливым. Более того, знатоки придворных тайн нынешнего Минтопэнерого говорят, что именно события тех лет и участие в них Сергея Ермилова позволяют сегодня заинтересованным лицам держать министра на коротком поводке.

Ответственно заявляем: в том, что под строительство Крымской АЭС был выбран совершенно не подходящий для этого участок вблизи поселка Щелкино нет вины Ермилова. В те далекие времена Сережа Ермилов безмятежно учился в Киевском политехе, совмещая это с ударным трудом на загадочной должности транспортного работника треста «Госстрой-2».

Да и первые годы работы по специальности – на строительстве злополучной АЭС – не вызывают нареканий. Самое интересное началось в 1996 году, когда было принято решение перепрофилировать «незавершенку». Для этого в составе ГАЭК «Крымэнерго» создали дочернее предприятие «Восточно-крымская энергетическая компания», которую и возглавил Сергей Ермилов. Дабы понять, что за участок работы поручили подающему надежды энергетику Ермилову, сделаем небольшое отступление.

В 1989 году, когда стала очевидной ошибка проектантов и выяснилось, что Крымская АЭС будет представлять грандиозную угрозу для целого полуострова и не только, Совмин СССР решил перепрофилировать станцию в учебно-тренировочный комплекс и научно-исследовательский центр. На тот момент станция была готова на 90%. На строительство успели израсходовать 400 миллионов полновесных советских рублей в ценах 1984 года. Еще 100 миллионов угрохали на промышленное строительство, в том числе – на возведение поселка Щелкино, в котором поселили будущий персонал станции. На склады уже завезли оборудование еще на 250 миллионов рублей.

Союз распался, научно-тренировочный центр так и не создали, многомиллионное имущество по наследству досталось Украине. В 1992 году теперь уже украинские власти решили перепрофилировать стройку под тепловую парогазовую станцию. Планировали здесь и возведение табачной фабрики – чтобы хоть как-то трудоустроить несостоявшихся атомщиков. Но дальше намерений украинские власти не пошли. Все уперлось в отсутствие средств. В 1996 году как-то вдруг выяснилось, что денег как не было так и нет, долгострой приходит в упадок, а оборудование устаревает. Якобы для привлечения инвестиций в структуре «Крымэнерго» было решено создать дочернее предприятие «Восточно-крымская энергетическая компания».

Вот тут и закрутилось! Результаты деятельности «Восточно-крымской энергетической компании» были обобщены Верховной Радой Крыма, которая в апреле 201 года проинформировала вице-премьера Олега Дубину. Из материалов проверки ДП «ВКЭК» следует, что в 1998-2000 годах предприятие реализовало имущество на 2,204 млн. грн., не перечислив в бюджет и ломаного гроша. Парламент настаивал на инвентаризации и экспертной оценке незавершенного строительства. Однако, как заявляет Анатолий Гриценко, глава Ленинской райгосадминистрации, на территории которой находится стройплощадка и поселок Щелкино, представителей района более года не подпускали к оставшемуся имуществу для проведения инвентаризации.

Читатель резонно заметит: но ведь к тому времени Сергей Ермилов уже не возглавлял ДП «ВКЭК». Действительно, год подиректорствовав в ДП, Сергей Федорович взмыл в кресло руководителя «Крымэнерго», которому и подчинялась «ВКЭК». Именно под его «вышестоящим» руководством происходил бессовестный деребан имущества АЭС. Причем, за бесценок (по документам) со складов ушло не только оборудование стоимость 250 миллионов рублей по ценам 1984 года. Демонтировалось и варварски срезалось все, что уже было установлено на самой станции. Так, Фонд имущества АРК успел под сурдинку «толкнуть» часть металлоконструкций АЭС на 396 тысяч гривен. Дело дошло до того, что «ослабленное» здание АЭС сегодня потеряло прочность и грозит обрушением. Что дает основания крымскому премьеру Куницину заявлять об угрозе землетрясения малой силы, которое способно вызвать падение грандиозного корпуса. Кстати, КРУ Украины признало продажу имущества станции противозаконной, но никто не понес наказания. А документацию на поставленное для АЭС оборудование компетентные органы не могут отыскать по сей день: документация исчезла, равно как и само оборудование.

В принципе даже по прошествии столь долгого времени, остается возможность проследить пути «миграции» имущества и денег Крымской АЭС. Ведь, что ни говори, продано весьма специфическое оборудование. Продавалось же оно на действующие украинские АЭС, возможно продолжает работать где-то по сей день. Но почему-то не удалось отыскать даже такую приметную вещь как ядерный реактор, в свое время завезенный на станцию и в последующем успешно проданный бог весть кому. Внешне он представляет обтекаемую капсулу метров пять в длину и пару метров в ширину. Впрочем, некоторые осведомленные лица утверждают, что «сердце» станции успешно трудится где-то в России. Это вам не набор отверток – задавшись целью, отыскать реактор можно, особенно памятую, что между Украиной и Россией подписан договор о правовой помощи. Что касается части оборудования, варварски разрезанного и пущенного на металлолом (по нашим сведениям, практиковалось и такое), тут задача посложнее…

Гипотетические проверяющие могут столкнуться с еще одной сложностью. Дело в том, что в 2000 году Кабмин вынес решение ликвидировать крымскую «незавершенку», а средства от реализации имущества направить в госбюджет. Позже было решено часть вырученных денег передать на решение социально-экономических проблем поселка атомщиков Щелкино, основанного в 1975 году. Якобы для успешного решения поставленной задачи Минэнерго (тогда Ермилов занимал в нем пост замминистра) и Фонд Госимущества Украины создают ЗАО с до боли знакомым названием «Восточно-Крымская энергетическая компания», передав ей в уставной фонд электрические сети, трансформаторные подстанции, часть незавершенного строительства – в общей сложности на 54% акций. Вторым учредителем выступило ГАО «Крымэнерго» (56% акций). Вслед за этим было ликвидировано одноименное дочернее предприятие, под крышей которого и происходили наиболее непристойные операции с разворовыванием Крымской АЭС. В сентябре 2000 года ДП создало ликвидационную комиссию и уволило персонал. В течение всего минувшего года Госналоговая инспекция Ленинского района АРК и ликвидационная комиссия ДП «ВКЭК» продолжала торговать оставшимся имуществом АЭС. Бюджет поселка Щелкино, как вы догадались, от этого не стал богаче.

На днях в ходе парламентских слушаний по проблемам депрессивных регионов, Щелкино упоминался как образцово-депрессивный пример. Для решения проблем обманутых и ограбленных ядерщиков предлагается, в честности, частично обеспечить их работой в летний период на курортных объектах Крыма. Можно подумать, что без щелкинцев в санаториях и гостиницах полуострова существует дефицит рабочей силы…

Фактически, создание ЗАО представляло грамотно выполненную операцию по скрытому выводу активов ДП в частные руки. Схема весьма распространенная на украинских просторах, что и подтверждает следующая информация. В разделительном балансе ДП и ЗАО новосозданная структура взяла на себя дебиторскую задолженность, оставив кредиторскую для ДП. Также ЗАО получило наиболее ценную часть имущества ДП. Причем, порой приватизировались не бесполезные здания, а исключительно находящаяся в них металлопродукция. В настоящий момент ЗАО не представляет в район полной информации об объемах реализации электроэнергии и расчетов по ней. Что касается ДП, оно помимо долговых обязательств владеет только спецкорпусом, блоком мастерских, реакторным отделением и маслодизельным хозяйством – все сплошь малопривлекательные объекты. Принадлежащая ДП плотина Акташского водохранилища реализации не подлежит и реальной ценности не представляет. По прошествии двух с половиной лет сотрудники ликвидированного ДП так и не получили расчет. Осуществленная реорганизация привела к полному развалу теплоснабжения поселка. В конце 80-х в Щелкино проживало до 30 тысяч человек, сегодня по статистике – 11,9 тысячи, а реально – не более 7 тысяч. Остальные кочуют в поисках заработка. Половина жилого фонда поселка – это около 2,5 тысячи квартир – пустует.

В конце февраля Щелкино посетила представительная делегация во главе с вице-премьером Сергеем Кунициным. Чиновники отправились в Крым по настоянию Леонида Кучмы. Как говорится – лучше поздно, чем никогда. Любопытно, что среди столичных визитеров был и некогда свой человек на станции — Сергей Ермилов. Увы, Сергей Федорович не предложил ничего дельного по решению проблемы Щелково, не рассказал куда подевалось многомиллионное имущество и где лежат вырученные деньги.

Газета «Крымская правда» публикует выдержки из выступлений сановных персон.

Сергей КУНИЦЫН: — Нужно протянуть в Щелкино ветку газопровода длиной 16,5 километра, сметной стоимостью 7 миллионов гривен. И построить котельную, это еще 3 миллиона. В республиканском и Ленинском районном бюджетах денег на эти цели нет. Но мы можем изыскать 3 миллиона гривен на восстановление пришедших в негодность сетей теплоснабжения, водоснабжения, канализации.

Сергей ЕРМИЛОВ, министр топлива и энергетики Украины: — Сначала надо решить вопросы трудоустройства местного населения, а затем возводить объекты жизнеобеспечения. Может получиться так, что за жилищно-коммунальные услуги некому или нечем будет платить. Тем более что в городе из 5 тысяч квартир 2 тысячи пустует. В прошлом году щелкинцы оплатили электроэнергию только на 57 процентов, а в минувшем январе — на 48.

Виталий ГАЙДУК: — Напомню, что я приехал сюда по поручению президента Леонида Кучмы. Он дал задание по ликвидации кризисной ситуации, сложившейся в Щелкино. К следующему отопительному сезону город будет с природным газом и теплом. К решению возникших здесь проблем будут привлечены многие министерства и ведомства. При сооружении газопровода обойдемся без бюджетного финансирования, привлечем сюда усилия предприятий всего топливно-энергетического комплекса страны.

Работы начнутся в самое ближайшее время. В короткие сроки надо подготовить экономическую модель строительства котельной, провести расчет водоснабжения. Если окажется экономически неоправданным сооружение центральной котельной, можно будет остановиться на варианте создания квартирных, домовых отопительных устройств. Параллельно необходимо принимать меры по трудоустройству местного населения. Во всех этих вопросах согласованно должны действовать центральные и крымские министерства и ведомства.

Результатом этого визита стало обращение Кабмина в генпрокуратуру на предмет законности продажи имущества Крымской АЭС. Вице-премьер по вопросам ТЭК Виталий Гайдук так прокомментировал этот запрос: «Нам нужен абсолютно прозрачный ответ: что происходило с момента принятия решения Кабмина по сегодняшний день, как происходило, кто был прав, кто продавал, как продавал».

На этом в своем рассказе о крымском периоде «творчества» г-на Ермилова мы ставим жирное многоточие. Отметим лишь симптоматичные признаки: в состав правительственной делегации, прибывшей в Крым не на отдых, входил целый заместитель председателя СБУ. Любопытно будет отследить: удастся ли погасить скандал, грозящий прежде всего Сергею Ермилову? Как-никак, поручение разобраться исходило от самого Президента. Однако, по имеющимся сведениям, у г-на Ермилова немало влиятельных заступников, чьи имена мы огласим ниже. А что до уровня исполнения многочисленных президентских поручений, то всем хорошо известно, как успешно «валится» в чиновничьих кабинетах их выполнение.

В завершение этой дурнопахнущей энергетической истории зададимся последним вопросом: как все произошедшее стало возможным и какова степень участия в этих многомиллионных операциях Сергея Ермилова? То, что он по своему статусу физически не мог не знать о происходящем на крупнейшем энергообъекте АРК – очевидно. Акценты же в этом деле должны расставить компетентные органы. Для последних могут оказаться полезными обстоятельства административного взлета Сергея Федоровича на крымской земле. Информированные источники свидетельствуют: карьерные успехи Сергея Ермилова случились не без активного протежирования семейства Франчуков. Отметим, что эта крепкая мужская дружба не прерывается по сей день, хотя ныне у г-на Ермилова имеются и более влиятельные «толкачи». Вот как описывает недавнюю встреч Сергея Ермилова и Игоря Франчука на гостеприимной крымской земле один из ее свидетелей. Встреча состоялась в ходе бурного застолья, где, как это часто водится, решались серьезные бизнес-вопросы. Вначале за рюмкой чая происходило общение Игоря Франчука и некого представителя крымского предприятия по производству бурового оборудования. Последний требовал от Франчука деньги за изготовленную буровую вышку, установленную на первой нефтяной скважине в Крыму, чему и были посвящены активные возлияния. Франчук упирался, деньги отдавать не хотел и сулил в дальнейшем более крупные заказы. Заводской коммерсант заказам был рад, но требовал рассчитаться для начала за уже изготовленную и поставленную продукцию. Казалось, Игорь Франчук оказался загнанным в угол. Но через некоторое время откуда ни возьмись за столом появился Сергей Ермилов, который тут же поддержал разговор. Он тоже начал с претензий, но не к Франчуку, а к настойчивому заводчанину. Ермилов стал в подробностях расспрашивать о задолженностях завода за электроэнергию. С подобной трансформацией разговора представитель завода сразу сник и уже не вспоминал о денежках, которые не желал платить Игорь Франчук.

Но что это мы все о делах минувших. Разворованное имущество на сотни миллионов уже не вернешь, да всех не пересадишь. Поговорим лучше о делах сегодняшних. Пока не все намеченное реализовано, не все разворовано, не все за бесценок передано в заботливые частные руки. Чьи это руки и кто главный реализатор – читайте в Части 2 исследования «Непотопляемый министр топлива».

Читайте также: