Страна моральных уродов. Не хочу жить в стране, где изнасиловать девушку «безопаснее», чем…

…поделиться «косяком».   Государство, защищая само себя и собою же придуманные ценности, настолько привыкло совать нос туда, куда не следует, что общечеловеческие ценности попросту забыты.

Об этом пишет в своем блоге на Фокус.ua адвокат Евгения Закревская. 

Недавно в Киеве среди белого дня в вагоне метро пытались изнасиловать девушку. Попытка была зафиксирована на видео, которое теперь кто угодно может посмотреть в сети на YouTube и посудачить, мол, мелкое ли это хулиганство, а может крупное или вовсе ролик – постановочный.

В то время как неудавшийся насильник на свободе. А заявление девушки лежит в милиции. И широкую публику интересует вопрос: как же подозреваемого при наличии таких видеодоказательств не задержали? В то время как еще совсем недавно на время следствия под стражу заключали даже «растаманов» за 5-10 граммов травы. Можно было бы конечно возмутиться работой «плохих ментов», не задержавших насильника. Но на самом деле проблема гораздо глубже.

Государство, защищая само себя и собою же придуманные ценности, настолько привыкло совать нос туда, куда не следует, что общечеловеческие ценности попросту забыты.

После недавних изменений в Уголовно-процессуальный кодекс вообще нельзя до вынесения приговора содержать под стражей лицо, которое впервые подозревают или обвиняют в изнасиловании (ч. 1 ст. 152) или его попытке. За исключением тех случаев, когда этот человек пытался скрыться, мешал следствию – например, угрожал потерпевшей или свидетелям, – или продолжал свою преступную деятельность, к примеру, изнасиловал кого-то еще.

Поскольку максимальный срок за изнасилование – 5 лет. Для сравнения – сбыт грамма конопли (ч. 2 ст. 307) – от 6 до 10 лет заключения. И в этом случае вероятна ситуация, что такие обвиняемые проведут в СИЗО половину срока еще до вынесения приговора.

А вот потенциальные насильники могут разгуливать на свободе – пока СИЗО переполнены «особо опасными преступниками». В такой ситуации количество доведенных до суда дел по изнасилованиям существенно уменьшится.

К слову, по инциденту, зафиксированному в видеоролике, так и не появилась информация о возбуждении уголовного дела именно по попытке изнасилования – хотя при наличии заявления потерпевшей это полагалось сделать.

Возможно, прозвучит наивно, ведь не мне, адвокату, возмущаться по поводу несопоставимости санкций. Еще 11 лет назад в институте, когда вступал в силу Уголовный кодекс, мы делали сравнительные таблицы по санкциям за различные преступления – результаты смешили и поражали. Впрочем, тогда это все казалось абстрактным.

Вопрос, конечно, не в изменениях в Уголовно-процессуальный кодекс – в целом они очень правильные. Но эти изменения выявили «моральное уродство» кодекса Уголовного. Сейчас я уже боюсь составлять эти сравнительные таблицы.

Меня возмущает любое упоминание о законопроектах по криминализации проституции, пропаганды гомосексуализма, ужесточению цензуры, усилению ответственности за наркопреступления, распространение порнографии, нарушение авторских прав. Государство, защищая само себя и собою же придуманные ценности, настолько привыкло совать нос туда, куда не следует, что общечеловеческие ценности, для защиты которых государство и существует, попросту забыты.

Мне впервые захотелось уехать отсюда. Я не хочу жить в стране, где изнасиловать девушку «безопаснее», чем поделиться «косяком».

Автор: Евгения Закревская,  Фокус.ua 

Читайте также: