В КРАЮ НЕПУГАНЫХ ПРОКУРОРОВ. Часть 3

«Я его знаю как чистого, честного, порядочного человека, который сможет с учетом своих человеческих качеств, в случае его избрания, быть достойным генеральным прокурором», — такую характеристику дал Г.А.Васильеву донецкий губернатор А.Близнюк, комментируя возможное назначение Геннадия Андреевича на должность Генерального прокурора Украины. Искренне радуясь за Анатолия Михайловича, в душе которого знакомство с первым вице-спикером оставило самые радужные впечатления, продолжаем рассказ об облапошенных Г.А.Васильевым предпринимателях, которым этот «чистый, честный и порядочный» человек не хочет вернуть 600 тысяч долларов.Сеанс черной бухгалтерии с полным ее разоблачением

Повествуя о деятельности во имя Отца, Сына и Святого Духа прокуратуры Донецкой области, не можем не прокомментировать избранные места из письма, полученного редакцией донецкой газеты «Остров» после публикации в ней статьи “Прокурор “милостью божьей” от генерального директора ООО «Компания «Свята Дева Мария» В.М.Борлова.

«Данное предприятие, с названием «Компания «Святая Дева Мария», с благословения умершего Митрополита Донецкой епархии Леонтия (Гудимова), было создано с целью содействовать украинской православной церкви в строительстве храма в городе Донецке».

Оставляя за скобками вопрос о том, каким образом предстоятель епархии Московского патриархата собирался «содействовать украинской православной церкви» (по мнению автора, УПЦ Московского патриархата имеет такое же отношение к Украине и украинцам, как Геннадий Васильев к соблюдению законности), не можем не отметить совершенно удивительное направление Божьего промысла — благословение создания коммерческих предприятий под «крышей» прокуратуры. Так и хочется поинтересоваться, а почему, в таком случае, в уставе преподобной Компании записано все что угодно – начиная от торгово-посреднической деятельности и заканчивая организаций выставок и аукционов, но только не содействие в строительстве культовых сооружений? Или, может быть, учредителей бес попутал – получали благословение на одно, а занялись совершенно другим?

А как вам такое откровение?

«Кроме того, как Вам, наверное, известно, по канонам православной церкви, в населенных пунктах рынок всегда размещался возле храма».

Нам известно, что по канонам православной церкви в населенных пунктах возле храма всегда располагалось кладбище. А торговцев к храмам и близко не подпускали – в соответствии с известной евангельской притчей. Идея возводить церкви на рынках является несомненным и совершенно оригинальным вкладом прокуратуры Донецкой области и лично Г.А.Васильева в богословскую науку.

Или вот еще место.

«По поводу аудиторской проверки наше предприятие может указать, что в 2000 году в ООО «Компания «Святая Дева Мария» никаких аудиторских проверок не было».

Полноте, господин Борлов – аудиторская проверка Вашего предприятия за 1998-2000 годы была проведена Аудиторской фирмой «Фонд эффективного экономического сопровождения», аудиторская справка подписана директором фирмы В.Синявским (сертификат аудитора А 004475) и изложенного в ней вполне достаточно для того, чтобы отправить Вас в места не столь отдаленные годиков этак на пять. Однако пока при власти люди типа Г.А.Васильева, спать, господин Борлов, Вы можете совершенно спокойно. Главное – вовремя платить «крыше».

Прочитав послание господина Борлова о том, насколько он и возглавляемое им предприятие законопослушны, мы хотели было уже прослезиться. Однако отдаться сполна охватившим нас чувствам не было времени: бывшие сотрудники Компании «Святая Дева Мария» и люди, торгующие на Покровском рынке, решили подбросить пищи для размышлений.

Рассказывает пенсионерка Надежда Гринько:

Я пришла работать в Компанию «Святая Дева Мария» в 1999 году на должность контролера-кассира. Работала в платном туалете, который был построен на рынке – взимала плату с посетителей. Сначала все сотрудники работали бесплатно, рынок только открылся и генеральный директор Борлов сказал, что пока что платить зарплату не может. Через несколько месяцев мне стали платить 80 грн в месяц, и то с большими задержками. Нам все время Борлов говорил, что рынок убыточный, денег на зарплату нет.

Вот уже полтора года, как я на рынке не работаю, получаю пенсию. В связи с перерасчетом пенсий в сентябре 2003 я обратилась в Калининское отделение Пенсионного Фонда. Однако увеличить мне пенсию в Фонде отказались, инспектор мне сказала, что рынок имеет большой долг по зарплате перед сотрудниками еще с 1998 года – около 50 тысяч грн. А значит, раз дирекция рынка не выплачивает официальную зарплату, то и не уплачивает начислений с фонда зарплаты, в том числе и в Пенсионный Фонд. Причем, даже в тех случаях, когда какая-то официальная зарплата и выплачивается, руководство рынка отказывается перечислять взносы в Пенсионный Фонд в полном объеме. Точнее говоря, платить нужно 32% от начисленной зарплаты, а бухгалтерия рынка уплачивает только 1%. Привлечь к ответственности директора рынка невозможно – как сказала мне инспектор, у него очень солидная «крыша». Поэтому в Пенсионном Фонде мне посоветовали самой обратиться к Борлову и уговорить его перечислить хотя бы мой пенсионный взнос — в этом случае мне произведут перерасчет пенсии. Однако Борлов погасить задолженность перед Пенсионным Фондом отказался: сначала перечислил небольшую сумму, а потом передумал и сказал, что моя пенсия – это моя проблема.

Уважаемый Геннадий Андреевич! Убедительно просим Вас дать указание господину Борлову перечислить взносы в Пенсионный Фонд, причитающиеся гражданке Н.Гринько. Побойтесь Бога – разве можно наживаться на чужих пенсиях? Вам что, собственного банка мало?

Кто кого «подставлял»?

Наше неуемное желание разобраться в истории с «подставными лицами», о которых, не называя фамилий, написал в своем письме в редакцию В.М.Борлов, привело к знакомству с одни из учредителей Компании, Светланой Халаджи, которая по собственной глупости внесла в 1997 году 50 тысяч долларов на строительство Покровского рынка. Вот что она нам поведала:

— В 1997 я вступила в Общество с ограниченной ответственностью «Компания Святая Дева Мария». Поначалу название фирмы, сказать по правде, удивляло, но когда мне сказали, что фирма параллельно занимается строительством церкви, я согласилась и внесла 50 тысяч долларов. Рассказал мне об этой фирме муж, который в то время работал в милиции, в областном управлении. Муж сказал: «Хочешь – работай, там очень порядочные люди, бывший первый зам начальника КГБ»

— Так это Вас имел в виду господин Борлов, когда писал о том, что в состав учредителей компании вошел сотрудник областного управления МВД через подставное лицо?

— Знаете, если у бывшего Генпрокурора 20-ти летняя дочь была вполне самостоятельной для того, чтобы заниматься бизнесом, то я – тем более. Что касается фразы «подставное лицо», то я не только принимала участие в собраниях учредителей, но и была секретарем собраний, писала протоколы. Как можно называть меня подставной фигурой, если я работала на рынке администратором? Это – мой бизнес.

— Извините за нескромный вопрос, но откуда у Вас такие средства?

— Когда мне предложили вступить в Общество, у нас в семье было что-то около тридцати тысяч долларов. Я в начале 90-х годов работала в коммерческих структурах и смогла скопить такую сумму, как говорится, на «черный день». Оставшиеся 20 тысяч частично заняла, частично доложила деньги, полученные от продажи машины и родительского дома. На первом собрании мы определили, что 10% прибыли компании будут принадлежать церкви Покрова Пресвятой Богородицы, при которой строился рынок, точнее – ее настоятелю отцу Дмитрию. Позже я узнала, что отец Дмитрий является духовником Геннадия Андреевича Васильева. Правда, впоследствии Носатов и Борлов эти 10% без ведома отца Дмитрия продали.

Ай-ай-ай, господа Борлов и Носатов. Нехорошо-то как! Ведь самое святое вам было доверено – денно и нощно пектись о материальном благополучии отца Дмитрия, духовника первого вице-спикера. У самого-то Геннадия Андреевича средств, небось, нет, чтобы батюшку копеечкой поддержать. Состояние свое, небось, страждущим, сирым и убогим роздал. А вы, господа, вместо того, чтобы оправдать высокое доверие, взяли и церковно-прокурорскую десятину (или прокурорско-церковную – тут сам отец Дмитрий не разберет, даром, что кандидат богословских наук) взяли и налево «толкнули». Не видать теперь Геннадию Андреевичу Царствия Небесного, как своих ушей. Без «десятины» – какое там Царствие? Будет теперь по вашей милости кипеть первый вице-спикер в смоле за внесенный им в Верховную Раду проект нового УПК – как пить дать сковородок налижется. А не продали бы вы 10% уставного фонда — глядишь, и вымолил бы отец Дмитрий прощение Геннадию Андреевичу за его, с позволения сказать, законотворчество. К тому же благодетель-то ваш и по днесь пребывает в неведении, что Вы батюшку-то без куска хлеба оставили. Р.И.Кузьмин ведь не доложил, поди. Ай-ай-ай, господа…

Кстати сказать – о Р.И.Кузьмине. После выхода первой части этой печальной повести, Рафаэль Измайлович пригрозил подать на автора в суд – клевещет де проходимец от журналистики, льет де грязь на прокурорский мундир. Господин Кузьмин, сделайте одолжение: ну, пожалуйста, подайте на меня в суд. Вы еще не представляете, какое наслаждение получат наши читатели, знакомясь с репортажами из зала суда, где я проведу очные ставки с Вашими «подкрышными». А какое удовольствие испытает судья, выслушав мое ходатайство о допросе в качестве свидетеля Геннадия Андреевича? Для того, чтобы истомить Р.И.Кузьмина в предвкушении будущих разоблачений, приведу небольшую выдержку из рассказа супруги Светланы Халаджи – Михаила Александровича, который поведал о том, что происходило на Покровском рынке г. Донецка под десницей Божьей Матери и областной прокуратуры.

Михаил Халаджи, бывший начальник отдела УВД в Донецкой области

— В 2001 году, когда я уже год как был пенсионером МВД, жена дала мне доверенность на управление ее долей в Компании «Святая Дева Мария», поскольку из ее рассказов я понял, что не женским делом было разбираться во всей этой грязи. А грязи было более чем достаточно. Как выяснилось, Носатов и Борлов, получив от учредителей 600 тысяч долларов США, не внесли их в отчетность и не положили на счет, к тому же не погасили долги перед подрядчиком, не выплачивали сотрудникам зарплату, не платили налоги. Ко мне неоднократно поступала информация (а как Вы понимаете, у работника правоохранительного органа, пусть даже бывшего, достаточно возможностей для того, чтобы быть в курсе интересующих его событий) о том, что значительная часть выручки на рынке утаивалась, из-за чего создавалась видимость убыточности работы Компании. После того, как учредители отстранили Борлова от руководства предприятием, рынок начал приносить прибыль. Всплыли грехи Борлова в виде собранных с торговцев денег якобы на приобретение палаток. Всплыли многочисленные финансовые нарушения, выявленные в результате проведенной аудиторской проверки, о чем новым директором рынка была проинформирована прокуратура Калининского района г. Донецка. Ответ на заявление о возбуждении уголовного дела прокуратура пишет более двух лет. Более того – прокуратура города стала требовать восстановить Борлова на роботе, а на рынке помощник прокурора даже провел незаконный обыск с целью передачи Борлову печатей и штампов Компании. После обыска мне позвонил прокурор города А. Ольмезов и пригласил к себе. Я обрадовался, думал, что это – реакция на заявление учредителей о незаконном обыске. На самом деле Александр Дмитриевич потребовал, чтобы я принял все меры к тому, чтобы восстановить Борлова на роботе. На что я ответил, что «вопрос не по окладу», восстановить Борлова можно только решением собрания учредителей, и пытался рассказать прокурору города о действительном положении вещей и злоупотреблениях, допущенных Борловым. Однако прокурора это не интересовало – как я понял из разговора, он получил указание «сверху» восстановить прежнее руководства рынка любой ценой.

В конце-концов в феврале 2002 года рынок был захвачен молодчиками в форме охранной фирмы «Мангуст», Борлов и Носатов избили назначенного учредителями нового директора рынка и завладели не только имуществом и документами рынка, но и имуществом тех предприятий, которые арендовали на рынке помещения.

В начале лета 2002 года, после многочисленных и совершенно безрезультатных обращений во все мыслимые инстанции – от районного прокурора до Генерального (ни на одну свою жалоб ответа я так и не получил), я пошел искать правду к Рафаэлю Измайловичу Кузьмину, который тогда еще был помощником прокурора Донецкой области «правой рукой» Г.А.Васильева. Надо сказать, что Носатов и Борлов, а также Чурилов всегда выпячивали свои близкие отношения с сильными мира сего, в том числе и с Геннадием Андреевичем, и не скрывали, кто стоит за всеми событиями на рынке.

— Где происходила встреча?

— В рабочем кабинете Р.И.Кузьмина в прокуратуре Донецкой области. Рафаэль Измайлович принял меня очень хорошо, внимательно выслушал, пообещал разобраться и сказал, что пригласит для следующей беседы. Я рассказал, что Носатов и Борлов творят беззакония, прикрываясь именем Геннадия Андреевича. Просил сообщить об этом Г.А.Васильеву. В следующий раз мы встретились в Кузьминым в присутствии Носатова, которого он тоже пригласил. Речь шла о том, что Борлов и Носатов ни копейки на строительства рынка не вносили, но при этом умудрились, прикрываясь высоким именем, завладеть нашей частью в Компании. На что Носатов ответил, глядя Кузьмину в глаза, что рынок построен за 400 тысяч грн. и никаких других денег от нас он не получал. Кузьмин спросил у меня: «Есть у Вас расписки, что Вы давали такие деньги?» Я сказал, что расписок нет. Тогда Кузьмин сказал: «Как мы будем выходить из положения? Одни говорят, что дали 600 тысяч долларов, другие – что получили только 400 тысяч гривен». Я пояснил Кузьмину, что построить здание площадью 2500 кв.м. за 400 тысяч гривен невозможно. Стоимость строительства одного квадратного метра нежилого помещения по нормам УКСА Донецкого Горисполкома составляет около 300 долларов. Следовательно, рынок стоит порядка 750 тысяч долларов. Тогда Кузьмин говори «Есть ли у Вас проектно-сметная документация?» Носатов ответил: «Нет». Я сказал, что я найду документацию как первого подрядчика, так и второго. На том и порешили. Через некоторое время я передал Кузьмину смету первого подрядчика, сметная стоимость составляла порядка 1,9 млн.грн. в ценах 1998 года. И сводный сметный расчет проектного кооператива «Монолит» со стоимостью порядка 1,3 млн. грн. Тогда состоялась еще одна встреча втроем. На эту встречу я пошел с кассетой, на которой была записана беседа с Носатовым, где тот признает, что мы внесли 600 тысяч долларов. Услышав свой голос на кассете, Носатов начал говорить Кузьмину, что это не его голос и он не причем. На этом Кузьмин оборвал беседу, больше мы не встречались.

После выхода в июне 2003 г. статьи «Прокурор «милостью божьей» ко мне поступила информация о том, что Носатов хвастался своим собутыльникам, что специально из отпуска отзывают работника прокуратуры для того, чтобы недовольных учредителей «извести до третьего колена». Информация подтвердилась.

Конечно, милицейская наивность не может не растрогать. Идти за правдой к тому самому помощнику Г.А.Васильева, без ведома которого охранная фирма ну никак не могла оказаться на рынке – это, воистину, верх душевной простоты. А чтобы уж совсем Кузьмину весело стало, не могу не похвастаться, что помимо «черной бухгалтерии» Компании «Святая Дева Мария» обиженные на Г.А.Васильева люди передали мне кассеты с записями ну очень интересных разговоров, которые велись между учредителями. И сижу это я сейчас, как майор Мельниченко, в наушниках, разговоры слушаю – про «крышу», про платежи, про 600 тысяч. Вот только один кусочек – беседует Носатов и один из учредителей, Юрий Сазонов, директор предприятия по продаже строительных материалов и сантехники, которого прокуратура «кинула», по моим подсчетам, на сто двадцать тысяч долларов:

Носатов: Ошибка Борлова только в одном – что он дурак.

Сазонов: Он не дурак

Носатов: Дурак… Во первых, это моя земля, которую я сделал, часть на храм, часть мне шла на рынок.

Сазонов: Я тебе скажу — Халаджи, да, может быть, хочет получить 50 тысяч долларов, которые он внес в этот рынок.

Носатов: Как и все вы, и я хотел когда-то в свое время, мужики, получить.

Сазонов: А вижу, что 600 тысяч долларов ты отдать никак не сможешь, которые мы вносили сюда по твоему предложению

Носатов: На сегодняшний день я хотел отдать вам все эти деньги, Вы бы их уже получили

Сазонов: Все шестьсот тысяч?

Носатов: Да. Когда я ездил в Киев, вы же помните прекрасно, только частями там было…

А сколько еще разговоров на тех кассетах записано – у-у-у. И о том, кому, куда и сколько платили. Какие подарки делали. Какие «тормозки» носили («тормозком» на Донбассе по шахтерской традиции называют продуктовый набор) – в прокуратуру, в горисполком. А главное, – какие фамилии при этом звучат. Давайте, Рафаил Измайлович, встретимся в суде и послушаем пленочки. Экспертизу закажем. Посмеемся.

«Найти и разорвать»

Что поражает во все этой совершенно дикой истории – это даже не беззаконие, творимое прокуратурой, а мелочность Г.А.Васильева. Вцепившись мертвой хваткой в далеко не самый крупный Донецкий рынок, Геннадий Андреевич не задумывается о том, как все это выглядит со стороны. А на все разоблачительные публикации у него только одна реакция: «Найти, кто слил информацию, и разорвать». И ищут ведь, и рвут.

О том, что уже начудила в этой истории прокуратура Донецкой области и города, выполняя приказы Г.А.Васильева, можно вообще написать отдельный роман. После выхода первой статьи летом 2003 года была создана целая прокурорская бригада, возбуждено аж четыре уголовных дела в надежде отправить за решетку тех, кто дал деньги на строительство прокурорского рынка. Ну и что? Заканчивается срок следствия, а до сих пор нет ни только подозреваемых или обвиняемых, но даже событий преступлений не выявлено. Один только факт – в семье Халаджи был проведен обыск, цель – вы не поверите – изъятие доверенности на управление долей в Компании «Святая Дева Мария», которую Светлана Халаджи выдала своему мужу. Цель – сорвать судебное заседание по иску обманутых учредителей. Через десять дней, ввиду бессмысленности затеи, доверенность пришлось вернуть. Но кто компенсирует позор от пережитого в квартире «шмона» в присутствии соседей-понятых, кто извинится за попрание законов и здравого смысла?

Чуть ли не еженедельно Борлов и Носатов вызываются в прокуратуру Донецкой области, где пишут очередное заявление о возбуждении уголовных дел против бывших своих компаньонов. Заявления эти имеются в распоряжении автора статьи, и я их обязательно опубликую – с входящими номерами и прокурорскими резолюциями – с тем, чтобы показать, чем прокуратура занимается вместо того, чтобы ловить преступников. Последним перлом явилось заявление Борлова, Носатова и Чурилова-малдшего, правда, без подписи последнего, о том, что пять лет назад они получили от учредителей 750 тысяч долларов США на строительство рынка, отдали наличные деньги директору строительной фирмы А.Белику, а тот их неизвестно куда растратил. По заявлению немедленно возбуждается уголовное дело, с которым никто теперь не знает что делать.

Пишет Носатов под диктовку помощника прокурора заявление о том, что украли у него учредители «Девы Марии» какие-то блок-пункты стоимостью 150 тысяч долларов. При этом в суматохе упускается из вида, что еще год назад он обращался с аналогичным заявлением, в котором стоимость этих самых блок-пунктов была оценена в 10 тысяч долларов. Не заметив столь вопиющей девальвации американской валюты, прокуратура немедленно берется за расследование уголовного дела, следователь получает указание во что бы то ни стало арестовать М.Халаджи. Потом выясняется, что эти самые блок пункты, стоимость которых равна стоимость находящегося в них черного металла, преспокойно (причем — с ведома Носатова) валяются на соседней с рынком строительной базе, куда были свезены на хранение. Комедия, одним словом.

Хотя, сказать по правде, как не пытался я проникнуться жалостью к «обманутым вкладчикам», никак это у меня не получается. И про заработанные в поте лица 50 тысяч долларов что-то не сильно верится. И на предмет того, что не знали облапошенные, внося деньги, что под «крышей» прокуратуры работать придется, сомнения одолевают. А потому не о них, собственно, статья, и даже не о Г.А.Васильеве. Просто хотелось, чтобы читатель на секунду задумался, что же творят прокуроры с рядовыми предпринимателями, какие соки из них выжимают, если можно совершенно безнаказанно так обирать людей уровня начальника (пусть даже бывшего) отдела областного УВД или УСБУ? И сколько еще таких «Дев Марий» безбедно существует, не уплачивая налоги, забыв о существовании Пенсионного Фонда, в тени прокурорской «крыши» под богобоязненным оком Г.А.Васильева?

ВЛАДИМИР БОЙКО, «Остров»

Автор благодарит прокурора Куйбышевского района г. Донецка В.В.Бойчука за творческий азарт и моральную поддержку, оказанную при подготовке этого материала

Читайте также: