ЗАОЧНАЯ СТАВКА (ОБНОВЛЕНО)

С помощью коллег из «Украинской правды» нам наконец-то удалось получить небольшой комментарий Вадима Рабиновича на откровения Леонида Вульфа. Комментарий был короткий, но достаточно эмоциональный. А через несколько дней мы вновь связались с Леонидом Вульфом, который как бы прокомментировал эти комментарии и добавил горсточку новых подробностей. Получилась этакая «заочная ставка». Интересно, что вокруг этих материалов уже поднялась некоторая волна недоумения, многих волнует – кто же «заказал» эти публикации, кого собственно «мочат»? Отвечаем – никто никого не заказывал. Просто автор по жизни увлекается историей, собирает свидетельства очевидцев. В том числе и того веселого, уже ностальгически дорогого времени, когда закалялась «украинская мафия».
Желающие познакомиться также с фрагментами интервью Леонида Вульфа, не вошедшими в материал, могут скачать МР3 файлы, помещенные в конце материала.Вадим Рабинович: «Томали-шмомали, я вообще их в глаза не видел!»

— Я вообще с Вульфом встречался всего два раза. Первый раз он пришел ко мне здесь в Киеве и сказал, что ему дали 250 тысяч долларов аванса, чтобы меня убить, а он хочет рассказать, кто меня «заказал». Я его выгнал тогда. Второй раз мы встречались в Израиле, и он сообщил, что готовится покушение на известного украинского бизнесмена. Я выставил тогда себя абсолютным дураком, позвонил официально сюда, в органы, поставил их в известность. Получил потом массу проблем, потому что все это оказалось идиотизмом. Надо мной потом смеялись года полтора. А Вульфа посадили месяца через два.

— Вульф утверждает также, что вы заказали криминальному авторитету Томалю убийство заместителя министра Шевченко.

— Я об этом вообще не хочу говорить. Томали-шмомали, я вообще их в глаза не видел. И не знаю кто это такой, только в газетах читаю. Это бред. Раньше он плел совсем другое. О том, что «кольчуги» в Ирак поставил Рабинович и что я в Северную Корею и в Иран вывез радиоактивные отходы, обогащенный уран. И что все ядерные ракеты, которыми обладает мусульманский мир, заряжены боеголовками, которые продал Рабинович. По-моему, это шизофрения. Он почему-то жене рассказывает, что его посадил Рабинович. У людей, которые сидят за решеткой, что-то меняется в голове. Посмотрите на меня внимательно. Я похож на человека, который поставил бы уран Ирану? Я понимаю, еще Израилю. Но Ирану. У меня дети и внуки живут в Израиле. Я бы отгрыз голову любому, кто бы что-нибудь подобное сделал.

— Вы не намерены подавать в суд на Леонида Вульфа?

— На человека, который и так сидит в тюрьме? Да еще и болен? Ни в коем случае! Даже если всплывет информация о том, что я причастен к отравлению Чингисхана – тоже подавать не буду. Надоело, мне скучно.

— Правда ли, что как утверждает Вульф, вам закрыт въезд в США и Великобританию?

— Не знаю, ему открыт. Если вас интересует, был ли такой случай, что меня остановили на территории США и выслали из страны, то такого не было. Был ли такой случай, что мне поставили штамп в паспорт о том, что мне запрещен въезд – такого не было.

— А когда вы посещали в последний раз США или Великобританию?

— В 1998 или 1997, не помню.

Леонид Вульф: «Рабинович в свое время при помощи Леонида Деркача помог Могилевичу решить все его вопросы в Украине»

— Я, Леонид Вульф, заключенный израильской тюрьмы Ашарон. Не Ашкалон, как было написано, а Ашарон. Сегодня у нас 30 ноября, время 13.55. Какие вопросы вы хотели бы задать?

— Вадим Рабинович утверждает, что встречался с вами всего два раза в жизни. Так ли это?

— Мы встречались с ним иногда по два раза на день в течение нескольких лет. С Рабиновичем я знаком с конца 1994-начала 1995 года. Знакомил нас Аркадий Табачник в одном из киевских офисов Рабиновича, на улице Мечникова. И встречались мы с ним не один и не два раза, а достаточно часто. Кроме того, мы регулярно были с ним на телефонной связи. При любом его приезде в Европу или в Израиль мы обязательно встречались. По его инициативе. Также я хотел бы напомнить ему одну нашу встречу на Левом берегу Киева, когда он переехал в новый офис, так как в старом у него шел ремонт. И его длинную прогулку с Валерием Томалем, на которой он обсуждал подробности своих преступлений. Эту встречу зафиксировали очень много людей. Я бы посоветовал ему вспомнить все это и подумать, как он будет все это объяснять, когда наступит его время. Встреча проходила около часу дня. И вся эта компания в сопровождении охраны долго прогуливалась по набережной Днепра. И в ходе этой встречи Рабинович убеждал Томаля совершить определенные преступления. Именно тогда готовилось покушение на премьер-министра Лазаренко. И Рабинович в ходе этой встречи передавал Томалю необходимые инструкции и обсуждал бюджет этого покушения. Я думаю, что Лазаренко в ближайшее время напишет, если уже не написал заявление с просьбой возбудить уголовное дело против определенных лиц. И тогда это дело наконец дойдет до своего логического конца и Рабинович первым ощутит это на себе.

— Что собой представляет Валерий Томаль?

— Я познакомился с Валерием Томалем в 1994 году. Мы в то время продавали продукцию Криворожского металлургического комбината и для вывоза продукции нужна была железная дорога, порт, корабли. Я приехал в Одессу, встретился с определенными бизнесменами и они рекомендовали мне Томаля как человека, который решает в Одессе любые вопросы. Выбора не было и мне пришлось с ним встретиться. На самом деле Томаль был одним из самых крупных и серьезных авторитетов Украины, у которого слова никогда не расходились с делом. Он всегда вел свои дела очень жестко. Со временем он стал как бы «послом по особым поручениям» при Рабиновиче. Когда я познакомился с Томалем, он был уже знаком с Рабиновичем. Он, кстати, мне и предложил познакомиться с Рабиновичем, говоря, что это будущее, это серьезный человек и прочее. Но познакомил меня с Рабиновичем в итоге не Томаль, а Аркадий Табачник. Но по рекомендации Томаля. Ответственность за очень многие преступления, совершенные не только в Украине, но и в России, в Приднестровье. Молдавии и в других странах лежит на Томале. У них с Рабиновичем был тесный контакт, военный союз и договоренности. Это человек, который мог бы пролить свет на многие тайны вещи. Если конечно, он еще жив. Последнее время он жил в Европе и жизнь его сложилась очень мрачно. Всех его «полковников» и «генералов» кого застигла смерть врасплох, кто арестован и так далее. Это и Николай Тимков, и Олег Чернов и многие другие.

— А что вам известно о поставках оружия в Либерию?

— Дело в том, что я не был партнером Рабиновича по торговле оружием. Однако, о либерийском эпизоде мне известно многое со слов Леонида Минина и других людей. Мне известно, что Рабинович ездил в Сьерра-Леоне и Либерию. Встречался с президентом Либерии Чарлзом Тейлором и поставлял стрелковое вооружение как оппозиции, так и правительственным войскам. По этому эпизоду некоторые люди были задержаны итальянским правосудием и провели год в тюрьме. Однако дело ничем не закончилось, потому что у итальянцев нет главного козыря – свидетелей. Относительно другого скандала — ядерных компонентов — мне известно, что в свое время было перехвачено воздушное судно, которое принадлежало компании «Нордекс». Это был Ан-124 «Руслан», который совершил полет через Северную Корею в Тегеран и на его борту находились ядерные компоненты из российских лабораторий, а также компоненты для установок «СКАД». Но так как это судно было сдано в субаренду и тяжело было найти хозяина этого судна, то это дело притихло до лучших времен. Но Агентство национальной безопасности США подтвердило существование такой сделки. И господин Лучанский, глава «Нордекса» был допрошен представителями британской юстиции. Но от него они ничего добиться не смогли и обратились к Рабиновичу с просьбой пояснить ситуацию. После того, как он отказался это сделать, ему был закрыт въезд в США, Британию и другие англоязычные страны. В то время Рабинович занимал пост представителя «Нордекс» в Украине. Штаб-квартира организации находилась в Вене.

— Что вы можете сказать о второй встрече с Рабиновичем, которую он сам признает?

— О второй встрече. Она состоялась весной-летом 1999 года. Я тогда встретился с Рабиновичем в одной из израильских гостиниц и рассказал ему, что некоторое время назад известный украинский олигарх Вадим Шульман встретился со мной на своей вилле в Израиле. Шульман мне сказал, что в настоящее время у его партнеров – «Приват-банка» имеются серьезные проблемы с поставками энергоносителей на Никопольский ферросплавный завод. И по словам Шульмана, эти проблемы создает ни кто иной как Виктор Пинчук. По словам Шульмана, Пинчук, пользуясь своим положением и связями с Кучмой, выталкивает «Приват-банк» из бизнеса. Шульман также сказал, что очень стыдно для такого человека, как Виктор Пинчук вести бизнес из спальни дочери президента Кучмы. Я цитирую дословно. И Шульман сказал, что как бы не развивались эти события, с Пинчуком придется вопрос решать и он, Шульман, не остановится ни перед чем, чтобы доказать своим партнерам по «Приват-банку» свои возможности. Я понял, что угроза Шульмана была весьма реальной. Потому что Шульман кроме этого причастен к совершению ряда серьезных преступлений, совершенных им как на территории Украины, так и в Израиле и в других странах. Шульман заключал совершенно убыточные для заводов контракты и фактически обирал страну. Продукция реализовывалась за границей, а выручка оседала за границей. Шульманом широко практиковалось и отмывание денег в особо крупных размерах. Кроме этого Шульман причастен к ряду серьезных уголовных преступлений. Но о них я могу рассказать только на следствии.

— Леонид, а каковы отношения между Семеном Могилевичем и Вадимом Рабиновичем?

— Лично я Могилевича не знаю, но Рабинович мне неоднократно говорил, что у него с Могилевичем хорошие отношения и что он, Рабинович в свое время при помощи Леонида Деркача помог Могилевичу решить все его вопросы в Украине.

— В свое время вам и Вадиму Рабиновичу одновременно был запрещен въезд в Украину. Почему именно вам обоим?

— В то время начинал действовать уже откровенный пиар. Рабинович имел неосторожность встретиться в Израиле с представителями западных спецслужб и рассказать им о нескольких сделках, которые имели место в Либерии, на Балканах и в других местах. Представители спецслужб попросили Рабиновича рассказать о подробностях этих сделок. После того, как Рабинович сообщил им эти подробности, представители спецслужб передали эти документы Леониду Кучме. Кучма был настолько взбешен, что у Деркача не было другого выхода, как закрыть Рабиновичу въезд в Украину. А меня, чтобы это выглядело серьезнее, привязали в этом деле к Рабиновичу. Потому что формулировка этого запрета была жуткая – будто бы я повинен в сотнях преступлений. Хотя, возникает вопрос: если я повинен в стольких преступлениях ,почему мне закрывают въезд, а не требуют вернуть меня на Украину? Во многом это была политическая игра. Со временем Рабинович решил свои вопросы в Украине и предлагал мне вступить в связь с Леонидом Деркачем и вернуться на Украину. Но я не видел в этом необходимости. Хотя с Андреем Деркачем Рабинович успел меня познакомить в Израиле, на своей вилле под Нетанией. Подробности этой беседы мне не хотелось бы преждевременно разглашать. Потом мы еще раз встречались с Андреем Деркачем в аэропорту Бен-Гурион. Но деловых отношений с Андреем Деркачем у меня не возникло.

— На вас не оказывалось давление после наших публикаций?

— Вы знаете, Израиль – страна весьма своеобразная. Я уже четвертый год нахожусь в тюрьме и постоянно ощущаю на себе давление. И не просто давление. То, что со мной происходит, наверное, не происходит с самым заклятым террористом, который взорвал и убил сто человек в Израиле. А я ничего не сделал против этой страны и ничего не собирался делать. Когда-нибудь я расскажу вам и об этом. Я был здесь в таких местах, по сравнению с которыми самые жуткие российские и украинские тюрьмы воспринимались бы с улыбкой. Поверьте мне в этом на слово. И еще одно. Рабинович в беседе с вами выразил сомнение в моем психическом здоровье. Хочу заверить всю украинскую общественность, что со здоровьем у меня все в порядке. Я абсолютно вменяемый человек и память не потерял. По этому поводу хотел бы также заметить, что в книге «Олигарх», которую написал Вадим Рабинович в соавторстве с Юргеном Роттом, сам Рабинович подробно рассказывает о том, в каких психиатрических клиниках он скрывался от советского правосудия. Поэтому, сваливать с больной головы на здоровую несколько некорректно.

Станислав Речинский, специально для «УК»

Интервью с Вульфом часть 1. Размер 403 килобайта

Интервью с Вульфом часть 2. Размер 1.9 мегабайта

Читайте также: