ЛАЗАРЕНКО РАСПИСАЛСЯ ЗА СВОИ МИЛЛИОНЫ

О Лазаренко часто говорили, что он настолько хитер, что умудрился не оставить ни одной своей подписи под каким-нибудь важным, а тем более компрометирующим его документом. Журналистам «УК» удалось раздобыть такой документ. Правда, он был составлен не во время Лазаренко — украинского премьера, а тогда, когда он получил статус американского «зэка». Но этот документ для украинской Фемиды наверняка будет трактоваться, как явка с повинной.Сегодня мы публикуем небольшое интервью с адвокатом Лазаренко. Даром, что ведущий адвокат Павла Ивановича всего лишь однофамилец мастера фортепиано Владимира Горовица. Свою партитуру он знает досконально и намерен, вместе с остальными центральными защитниками команды калифорнийского узника отбить атаку присяжных и суда. Интервью с Даниэлем Горовицем «УК» начала с весьма традиционных вопросов.

— Как известно после того, как присяжные вынесли решение о виновности Павла Лазаренко, федеральный прокурор северного округа Калифорнии Марта Борщ потребовала от судьи возвратить экс-премьера в камеру. Где сейчас находится ваш клиент?

— Условия освобождения нашего клиента под залог не изменены. В настоящее время он находится на свободе. Однако где именно он пребывает, я вам сказать не могу. В общем, я могу лишь сказать, что там, где живет наш клиент, довольно комфортабельно и приятно.

— Если уж говорить о залоге, то в свое время появилась информация, что по условиям освобождения под залог, он гарантировал перевод кругленькой суммы с литовских и антигуанских счетов на специальный счет Федерального резервного банка США. Однако, насколько нам известно, эти деньги в Федеральный банк так и не поступили.

— Эти деньги принадлежат Лазаренко и являются гарантией того, что наш клиент будет регулярно появляться в суде. Они никуда не должны были переводиться.

«УК» публикует документ, который свидетельствует о том, где именно находится часть денег Павла Ивановича.

Документ этот называется Дополнительными условиями освобождения под залог и подписан самим Лазаренко, его адвокатами и судьей Дженкинсом. Любопытно, что в этом документе Павле Иванович «под угрозой уголовной ответственности» утверждает, что ему принадлежат более 61 миллиона долларов на счетах антигуанского отделения банка «ЕuroFed Funds» и около 26 миллионов в литовском филиале этого же банка. Интересно, каким образом Павел Иванович доказывал, что он заработал эти деньги честным путем? Об этом адвокаты Лазаренко предпочитают молчать. Но вернемся к интервью.

— В соответствии с вердиктом виновности, вынесенным присяжными (виновен по 29 пунктам обвинения), какой максимальный срок заключения может ожидать вашего клиента?

— На самом деле, все выглядит немного не так. В действительности, есть только два пункта обвинения, которые предусматривают тюремный срок. Напомню, что мы отклонили обвинения по эпизодам, связанным с «Итерой», «ЕЭСУ», вымогательством средств от Дитятковского. И если бы нам удалось получить свидетельские показания от Президента Кучмы, то смогли бы без труда снять оставшиеся обвинения по делу фирмы «Наукова» и притязаниям бывшего партнера Петра Кириченко о вымогательстве. Мы надеемся, что несмотря ни на что, в оставшееся до оглашения приговора время (новый цикл судебных заседаний начнется 16 сентября), мы сумеем найти нужные аргументы воздействия на окончательное решение судьи. Что же касается сроков, то возможны варианты: от пяти до четырнадцати лет заключения. С учетом того, что наш клиент уже был лишен свободы в течение почти пяти лет, мы верим, что его выпустят из зала суда.

— Кстати, насколько нам известно, вердикт присяжных, безусловно, важен, однако окончательное решение выносит судья Дженкинс. В какой степени он будет опираться на мнение присяжных?

— Мнение присяжных в американской юрисдикции является окончательным, к которому судья обязательно прислушивается. Как правило, вердикт присяжных безусловно исполняется. Единственное исключение — если судья определит, что какую-то норму законодательства присяжные применили неверно. Например, могут ли присяжные для определения меры вины Лазаренко руководствоваться юридическими нормами 2004 года к событиям, происходившим в 1993? Если судья сочтет, что присяжные руководствовались таким подходом, он отменит решение присяжных. В конце — концов, даже американские политики рискуют столкнуться с проблемами, если будут в 2004 году действовать так, как если бы на дворе был 1993. Иными словами, судья может отклонить решение присяжных, если оно не находится в соответствии с действующими в настоящее время нормами.

— А были ли прецеденты, когда решение судьи не совпадает с вердиктом присяжных?

— В случае возникновения споров, мнение присяжных является решающим. Есть только одни вариант: судья просто снимает обвинение. По нашему законодательству, это возможно лишь в том случае, когда он согласен, что все аргументы против обвиняемого, однако взвешенно аргументирует, что данное деяние не является уголовно-наказуемым преступлением по американскому законодательству.

— А если оно наказуемо по украинскому?

— А это не есть юрисдикция американского суда.

— И, в конце — концов, какое решение вы ожидаете после рассмотрения апелляции адвокатов Лазаренко?

— Безоговорочно оправдательное.

— Давайте все же вернемся к нашему экс-премьеру. Все-таки, что вы, как его адвокат, намерены делать, если и судья поддержит обвинительный вердикт присяжных, и присудит даже больше, чем вы предполагаете в качестве пессимистичного варианта?

— Мы будем бороться. Если понадобится, то дойдем и до суда 9-й инстанции (Верховный суд США). Мы знаем куда стучаться.

Есть у нас один человек. Я даже имя его не намерен от вас скрывать. Его зовут Алекс Козинский – он птица очень высокого полета. Уж он прекрасно осведомлен о прелестях политических гонений. Он с семьей сумели выбраться из Румынии Чаушеску. И мне очень приятно, что эмигрант из бывшего советского блока сейчас занимает такой высокий пост — во много крат выше моего. И, смею вас уверить, он все поймет

Сергей Дегтяренко, специально для «УК»

Читайте также: