КРАВЧЕНКО НЕТ – ДЫШИТЕ СПОКОЙНО…

…В декабре 2001 года лидер “Нашей Украины” Виктор Ющенко назвал Кравченко “человеком офицерской чести”. “Я могу сказать о Кравченко, как о министре своего правительства – я был очень доволен тем, что это был не криминальный министр”, — заявил Виктор Андреевич.Генерал Кравченко мертв – и многие могут вздохнуть спокойно. Как ни кощунственно это звучит, гибель экс-министра внутренних дел оказалась выгодна очень многим людям. Как из окружения нового Президента, так и представителям «старой гвардии». О них Кравченко знал если не все, то почти все. И многое в этом “всем” носило печать банального криминала. Ибо период накопления первоначального капитала видными деятелями украинского государства оставил несмываемые пятна на биографиях и репутации этих людей.

Если предположить, что Генеральной прокуратуре все же удалось бы осуществить допрос Ю.Кравченко по делу об убийстве Георгия Гонгадзе, то что она ожидала услышать? Чистосердечные признания генерала о своей роли в деле убийства журналиста? Крайне маловероятно…

Зато вполне прогнозируемым было желание Ю.Кравченко защитить себя, требуя возбуждения уголовных дел известным ему фактам преступной деятельности десятков представителей «старой и новой» власти. В этом случае штат Генеральной прокуратуры пришлось бы утроить и увеличить количество мест лишения свободы.

Говорящий Кравченко был никому не нужен, как и ворох пленок майора Мельниченко …

В генерале многие видели не реальную фигуру, а сконструированный СМИ образ «вернейшего из верных» людей Леонида Кучмы. За суровым и надменным лицом в «пиночетовских» очках стоял имидж «хозяина украинской таможни», «диктатора МВД», «чистильщика СБУ», «кардинала ГНАУ», «убийцы Гонгадзе»…

Журналисты не имели оснований особо любить Юрия Кравченко:

Владимир Фесенко, Бюро политического консалтинга «Пента»:

— Если проанализировать прошлую биографию Ю.Кравченко, то можно отметить полярные точки в его отношениях со СМИ – от любви до ненависти. Юрий Федорович, судя по всему, весьма тщеславный человек и в бытность министра внутренних дел он любил мелькать на экранах ТВ и страницах газет и журналов. Но если его кто-то больно задевал, то война шла до победного конца. Вспомним эпопею с «Киевскими ведомостями».(«Телекритика», 11 января 2005 года)

Кроме иска, едва не разорившего «Киевские Ведомости», журналисты помнят и закрытие в 2000 году перспективного и оригинального еженедельника «Итоги»:

…украинская газета ‘Итоги’ подробно рассказала о карьере Кравченко и о том, как министр создавал свою ‘империю’ в 600 тыс. подчиненных. Газета предположила, что украинская милиция в последние годы усилилась не столько как правоохранительная организация, сколько в качестве политической силы, способной диктовать власти и бизнесу свои правила. Спустя три недели после этой публикации газета была закрыта. Некоторые источники утверждают, что президент и раньше ‘получал сигналы’ о том, что Юрий Кравченко всерьез готовится к борьбе за власть. Впрочем, министр оставался на своем посту.(«Независимая газета», 20 марта 2001 года)

На публике Юрий Кравченко отвергал всякие версии насчет своих политических амбиций:

— А как вы относитесь к тому, что еще задолго до выборов вас называют одним из кандидатов на пост президента…

.— Это полнейший абсурд, абсолютный. Ни своим поведением, ни высказываниями я нигде не демонстрировал этого и никогда не продемонстрирую. Я знаю свое дело, я карьерный милиционер, полицейский, прошел эту дорогу от рядового и знаю, как это делать.(«Зеркало недели», 12 марта 2000 года)

Может, и журналистам вздохнуть свободнее после смерти бывшего «гонителя»? Нет, не получается. Во-первых, покойный вызывал при всем при том глубокое уважение железной волей, организаторскими способностями. Не забывается то, что именно он на посту министра МВД сумел обуздать разгул уличной преступности. Об иных, не очень известных сторонах его натуры свидетельствует и этот фрагмент письма посетителя форума херсонской газеты «Репортер»:

Личность Юрия Кравченко заслуживает особого разговора. И не потому, что память о делах его еще свежа в памяти народной. А потому, что это действительно был руководитель, которого доселе в Херсоне не было. При совсем не голливудских внешних данных — любимец женщин. Вопреки милицейской биографии — приятный в общении, умный и обаятельный. Даром что генерал — никого не заставлял ходить строем. Наоборот — руководители сами выстраивались за Ним. Именно при Кравченко херсонцы ощутили, что «возрастающее благосостояние народа» — это не только статистические выкладки, а, скажем, отремонтированная ограда в парке, зеленые газоны возле магазина и убранные мусорники в центральной части города. Особых оснований, с точки зрения простых херсонцев, лишать их такого губернатора, не было. Разве что, во имя высших интересов государства. Остается подождать и увидеть, в каком месте государству потребовались неординарные организаторские способности Юрия Федоровича. По поводу вновь назначенного губернатора Анатолия Юрченко впору воскликнуть: «Ба, знакомые все лица!» (при Вербицком он был замом по сельскому хозяйству). Да практика показывает, что порой самые знакомые лица, оказываются ох, какими незнакомцами. Поживем — увидим! В херсонском «Белом доме» существует галерея портретов всех губернаторов области. Дань уважения ко всем своим предшественникам — это тоже инициатива Юрия Кравченко. Продолжит ли эту галерею, а вместе с ней и другие столичные нововведения бывшего губернатора Анатолий Юрченко? (Херсонская газета «Репортер», форум, 23 мая 2002 года)

Когда-то скульптор Эрнст Неизвестный поставил на Новодевичьем кладбище в Москве черно-белый памятник Никите Хрущеву. Который символизировал единство светлого и темного начал в человеческой душе. Наверное, такой же памятник стоило бы поставить и Юрию Кравченко.

Глеб Степняк, Вячеслав Павленко, специально для «УК»

Читайте также: