Ближний Восток не перестает удивлять: катарский кризис и опасность войны

07.06.2017 08:27

Вчера утром по киевскому времени мир взбудоражила новость о новом дипломатическом кризисе в Персидском заливе. Целью стал небольшой, но очень богатый, в том числе и газом, эмират Катар, с которым порвали связи Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет. Эта арабская «коалиция» обвинила Доху в «финансировании терроризма и провокациях с целью дестабилизации обстановки в регионе».

 Этому можно поверить, но только если не знать, что режимы в Эр-Рияде и Абу-Даби сами занимаются ровно тем же, а значит, причина разногласий лежит глубже.

Катар и соседи: старые обиды и борьба за лидерство

Историю кризиса нынешнего стоит искать в зыбучих песках Аравийской пустыни прошлого. У эмирата были и есть очень непростые отношения со своими соседями: Саудовской Аравией и ОАЭ. И первые столкновения, по мнению местных историков, начались ещё в XIX веке.

Современное же противостояние Катара, Эмиратов и Саудовской Аравии уходит корнями в 1990-е годы. В сентябре 1992 года Катар обвинил Саудовскую Аравию в атаке на пограничный блокпост и убийстве двух солдат. А в 1995 году шейх Хамад бин Халифа Аль Тани сверг своего отца шейха Халифу и стал новым правителем Катара.

Неудобный Катар

«Свергнув своего отца, шейх Хамад показал, что он не уважает ценности и традиции Персидского залива. Смещённый правитель во время визитов в Саудовскую Аравию, Бахрейн и Эмираты говорил именно об этом. Он стремился вернуть себе власть, —заметил тогда эмиратский историк доктор Абдулла аль-Табур. — Сын же отвечал, что эти страны планировали вернуть отца на трон силой».

Примерно в то же время из Дохи начал трансляцию катарский канал «Аль-Джазира», давая возможность диссидентам критиковать все арабские (и в первую очередь саудовцев) правительства, кроме, конечно, катарского. После критики королевской семьи Аль-Сауд в 2002-м Королевство отозвало из Катара своего посла и вернуло его лишь в 2008 году. Во время Арабской весны Катар активно поддерживал антиправительственные движения, в том числе знаменитых «Братьев-мусульман». Саудовская Аравия, которая поначалу в 1950–1960 гг. приютила «Братьев-мусульман» после того, как эту организацию выгнали из стран Магриба, позже стала считать её террористической и угрозой своему религиозному лидерству.

С началом войны в Сирии Доха начала финансово помогать группировке «Армия завоевания», а после её развала в январе 2017 года — связанным с «Аль-Каидой» джихадистам («Тахрир аш-Шам», «Ахрар аш-Шам», «Файлак аш-Шам»). Кроме них, «Свободной армии Идлиба», частично — «Южному фронту» и коалиции «Армия ислама» во время боёв возле Дамаска.

Через два года, в 2014-м, Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн временно отозвали своих послов из Катара. Это произошло после свержения армией президента Египта и лидера «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси, которого, как уже упоминалось, поддерживала Доха. После того как некоторые члены движения покинули страну, а другим было велено замолчать, дипломаты вернулись и три года всё было более-менее мирно. На территории эмирата осталась лишь штаб-квартира движения ХАМАС из Газы, в которой укрывался лидер террористов в изгнании Халед Машаль, пользовавшийся финансовой поддержкой Катара.

Но песчаная буря уже готовилась снова нанести удар.

Фейки, хакеры, Иран: в чём причина нового арабского конфликта

Через три дня после того, как Трамп покинул Эр-Рияд, 24 мая 2017 года, государственное информационное агентство Катара передало якобы комментарии тамошнего правителя шейха Тамима бин Хамада Аль Тани, критикующего растущие антииранские настроения в первую очередь в Саудовской Аравии, а заодно оскорбляющего другие страны залива. Чиновники быстро удалили комментарии, обвинив хакеров в их появлении и призвав всех к спокойствию, но было уже поздно.

Саудовские и эмиратские средства массовой информации начали атаку на Катар, заблокировав на своей территории вещание всех катарских СМИ, включая и «Аль-Джазиру». В условиях инфоблокады шейх Катара не нашёл ничего лучше, чем провести тёплый, даже дружеский разговор с… переизбранным президентом Ирана Хасаном Рухани, во время которого заверил Тегеран в катарской поддержке. Потепления отношений со своим главным врагом Саудиты и ОАЭ уже стерпеть не смогли.

Неудобный Катар

«Катар находится в самом центре региона, и он пытался проводить независимую внешнюю политику», — сказал Питер Слаглетт, директор Института Ближнего Востока Национального университета Сингапура.

И, наконец, вчера Саудовская Аравия, а за ней Египет, Бахрейн, Мальдивы и ОАЭ разорвали все отношения с Катаром и, закрыв общую границу, обвинили эмират в поддержке «террористических групп, направленных на дестабилизацию региона», в том числе «Братьев-мусульман», «Исламского государства» и «Аль-Каиды». Заодно Саудиты обвинили Катар в финансировании «поддерживаемых Ираном террористических групп», действующих в восточной провинции королевства, а также в Бахрейне и Йемене. Кстати, из действующей в Йемене коалиции Катар тоже был исключён.

Египетский миллиардер Нагиб Савирис призвал других египетских бизнесменов отозвать все инвестиции из Катара.

Саудовская Аравия, наряду с другими странами, дала катарским дипломатам 48 часов, чтобы покинуть страну, а обычным гражданам — 14 дней, с учётом того, что все коммуникации завтра будут остановлены, в том числе авиационное сообщение. Катар назвал такие жёсткие меры «необоснованными» и «не имеющими под собой оснований».

Нейтральную позицию пока занимают Оман и Кувейт. Это страны с мудрыми правителями, известные своими дипломатическими усилиями по разрешению нескольких кризисов. Медиацию предложили Турция и США.

Иран выдал короткий официальный комментарий Хамида Абуталеби, заместителя главы штаба президента Рухани. Чиновник отметил, что действия соседей Катара и других стран «не помогут решить конфликт на Ближнем Востоке». «Эра разрыва дипломатических отношений уже в прошлом. У стран нет другого выхода, чем начать региональный диалог», — подчеркнул Абуталеби.

Причина таких тёплых отношений с Тегераном? Обширные общие нейтральные воды и шельф, богатый газом и нефтью. Ни одна из сторон не хочет эскалации там, где обе получают выгоду.

Находясь в Австралии, госсекретарь США Рекс Тиллерсон так прокомментировал ситуацию: «Мы наблюдаем, как раздражение, которое накапливалось некоторое время, выплеснулось наружу. Я не ожидаю, что этот кризис окажет какое-то серьёзное влияние на объединённую борьбу с терроризмом в регионе и мире. Все стороны показали на саммите в Эр-Рияде, что готовы единым фронтом бороться с ИГ». Стоит вспомнить, что Катар имеет на своей территории авиабазу США Аль-Удейд с более чем 10 тыс. человек персонала, поэтому мир и стабильность в этой маленькой стране — прямой интерес Америки.

Вот только уже сейчас реальность в Катаре далеко не такая радужная, как её описывает даже катарское правительство.

Еда, банки, экономика: как блокада повлияет на жизнь в Катаре

Несмотря на то, что Катар — очень богатое государство с суверенным фондом в 335 млрд долларов, оно само практически ничего не производит, а всю еду и вовсе импортирует. Это уже вызвало очереди в супермаркеты Дохи, а также к банкам и банкоматам. Изоляция Катара может повлиять на его знаменитую авиакомпанию Qatar Airways, которой грозит потеря прибыли от десятков рейсов внутри региона. Изменение маршрутов может поколебать цены на топливо, что, в свою очередь, отразится на стоимости билетов. Время в полёте также может возрасти.

Неудобный Катар

«Если полёт в Европу, который до этого длился 6–8 часов, займёт 9 и больше из-за изменения маршрутов, то пассажиры вряд ли будут довольны и могут начать искать альтернативу», — считает Ганем Нусейбех, директор консалтинговой фирмы Cornerstone Global.

Проблема, как уже упоминалось, с едой. Обеспечение её бесперебойной поставки — ключевая задача правительства Катара прямо сейчас. К сожалению, единственный путь — через уже закрытую границу с Саудитами. Этим путём доставляли 40% всего импорта и материалов для строительства к ЧМ-2022 по футболу. С закрытием сухопутных границ Катар вынужден будет перейти на доставку по воздуху или морю. Но такой транзит осложнён запретом на навигацию в водах КСА и Бахрейна, а также на пролёты над их территориями.

«Это сразу вызовет инфляцию и повлияет на жизнь граждан Катара», — предупреждает Нусейбех.

Более бедные граждане Катара (да, там есть и средний класс) каждую неделю ездили в Саудовскую Аравию, поскольку делать покупки там значительно дешевле. Теперь же они лишены такой возможности.

На кризис отреагировали и в кредитном агентстве Moody's Investors Service. Там снизили кредитный рейтинг Катара на один уровень — до Aa3, четвёртого по величине инвестиционного уровня, сославшись на неопределённость в отношении модели экономического роста эмирата.

Сложно пока дать ответ на вопрос, сколько этот кризис может продолжаться и чего региону от него ждать. Это будет зависеть от того, сколько времени понадобится Катару и его соседям, чтобы разрулить ситуацию и уладить свои разногласия, и не приведёт ли это к ещё большей эскалации. Но стоит ожидать, что группировки, которых поддерживают арабские монархии, активизируются на разных участках ближневосточного фронта, включая Сирию, Ливию, Йемен и Ирак.

«Я жду вспышки междоусобиц в среде сирийских исламистов, а также боёв в Триполи между Правительством национального согласия и силами самопровозглашённого премьера Халифы Аль-Гвейля, которого поддерживает Катар. А ещё есть Йемен с наёмниками, которым платит Катар», — пояснил на своей страничке в Facebook аналитик Ближнего Востока Илия Куса.

Одно ясно точно: это самый серьёзный дипломатический кризис в Персидском заливе за всю историю сотрудничества этих независимых государств, и от направления его развития будет зависеть экономическое и политическое будущее этой части планеты.

Автор: Анатолий Максимов, petrimazepa.com