Эпизод работы десантников в период Иловайской трагедии: Группа «Небо», 95 ОАЭМБр

19.08.2016 09:17

Если большинство гражданских, которые хоть как-то следят за военными событиями, спросить, что было после Иловайской трагедии и чем занимались наши войска, то они ответят: «А потом был рейд». Тот самый рейд, который затронул ещё не существующий тогда сектор М и закончился только 5 сентября после заключения Минских соглашений.

И они будут правы. Но есть дополнения. Дышавшая на ладан, линия соприкосновения тогда насыщалась десантниками, спецназовцами, нацгвардейцами, остатками боеспособной пехоты. Артиллеристы работали в три смены, вопрос «Чем туда можно достать» был самым повторяющимся у богов войны.

На примере того «броуновского движения», что творилось на передовой линии, мы расскажем о действиях одной из групп 95-й ОАЭМБр. О действиях ротной тактической группы «Небо» от 13-го ОАЭМБ 95-й ОАЭМБр в составе тактического десанта сил АТО в период с 29 августа по 3 сентября 2014 года.

Уже было понятно, что ситуация, которая складывалась к 29 августа 2014 года в указанном районе боевых действий, обречена. На дорогах у Старобешево догорала украинская техника, рассеянные и дезорганизованные группы военнослужащих выходили из окружения, скрытно или прорываясь с боем, БТГр 92-й ОМБр и рота 42-го БТрО была рассеяна не дойдя до Старобешево и её пытались снова собрать.

Хочу только сказать, что о событиях, происходящих в зоне АТО, не знали наверняка даже командиры среднего звена. Информация, которая поступала, достаточно часто носила противоречивый характер и не отображала сути, что, откровенно говоря, просто бесило бойцов, отправляющихся на боевое задание. Часть сообщений с передовой были истерическими, часть — гиперболизированными, а часть — откровенно не соответствовали ситуации. Командование всех уровней пыталось вычленить из всего того хаотичного потока истину и соответствующе отреагировать. И вот на передовую отправлялись бойцы, которые имели весьма слабое представление о происходящем там. Но был приказ, было понимание, что на территорию зашёл враг — и они шли в бой.

В 10:30 29 августа 2014 года по распоряжению командования АТО в район аэропорта Краматорск убывает РТГр «Марк» в составе 50 военнослужащих.

В 11:15 этого же дня она располагается в районе ожидания (аэродром «Краматорск»). В 11:35 туда же отправляется РТГр «Небо» в таком же количестве, прибыв в 12:20 и заняв позицию «ожидания».

12:40 – 13:20 осуществляется вылет РТГр «Марк» в район выполнения задачи и возвращение на аэродром. Причиной возвращения по косвенным признакам, скорее всего, была опасность уничтожения авиационной группы средствами ПВО противника (вертолёты неоднократно попадали в зону действия РЛС ПВО).

После уточнения обстановки в районе действий и прокладки нового маршрута в небо поднялась группа АА в составе 3 вертолётов Ми-8 с личным составом РТГр «Небо» на борту (48 в/с, тяжёлое вооружение — 1 АГС-17). Перелёт был довольно сложный, передовому вертолёту приходилось довольно часто маневрировать и, столкнувшись с действия РЛС противника, менять маршрут. В 18:32 совершил посадку передовой вертолет, высадив передовую группу, после чего поднялся в воздух и приступил к воздушному прикрытию площадки приземления.

В 18:50 высадка РТГр была закончена, вертолёты убыли на аэродром, РТГр начала выдвижение вдоль трассы Старобешево – Стыле (Т0509) на рубеж (центр – изгиб дороги 9023-6) выполнения задания. От командира РТГр личный состав узнал, что задачей группы является выдвижение на рубеж, организация системы обороны и наблюдения и ожидание дальнейших распоряжений. Выставив боевое охранение, бойцы расположились на отдых.

_1

Схема десантирования и выдвижение на рубеж выполнения задания

30 августа 2014 года в 04:00 командир группы по мобильному телефону получил распоряжение организовать временный блокпост, при этом в этом районе устанавливался режим временного прекращения огня. Движение в это время в основном осуществлялось местными торговцами в направлении Донецка.

В 05:45 утра на блокпосту остановили легковой автомобиль с вооружёнными людьми, вторая машина притормозила на расстоянии 50 м. На одном из вооружённых сепаратистов присутствовал шеврон «ОПЛОТ», на остальных опознавательных знаков не было. Они были вооружены одним пулемётом ПНМ и автоматами Калашникова различных модификаций.

С первого автомобиля выскочили все пассажиры и водитель, со второго никто не выходил. Более того, вторая машина начала медленно откатываться назад. Этнический состав первого авто был такой: трое представителей народов Кавказа и двое — со славянскими чертами. Кавказцы, скорее всего, пребывали под действием наркотиков — двое впали в ступор, один начал истерить.

Наиболее адекватным оказался «славянин» с характерным русским акцентом. Он попросил не обращать внимания на неадекватное поведение своих «коллег» и донёс, что встреча с бойцами ВСУ не входила в их планы, а сами они являются разведывательным дозором колонны, которая должна выдвигаться по этой дороге, и о прекращении огня на этом участке им известно (об этом он отмечал не единожды). На его предложение о том, что сейчас они разворачиваются без стрельбы и возвращаются к своим, а через час за нашу «безопасность» он ответственность не несёт, пришлось согласиться — никаких инструкций от высшего командования на этот случай получено не было. Пожав один другому руки, мы разошлись. На основании данной информации было принято решение организовать огневую засаду на случай движения колонны противника, а блокпост перенести на 500 метров южнее от места встречи с противником.

_2

Выход из зоны возможного поражения и организация засады

Ровно о 07:00 по старой позиции блокпоста был нанесён миномётный удар. По интенсивности огня было ясно, что работал 120-мм миномёт (ориентировочный район указан на схеме). В целом было выпущено около 10 мин с перенесением огня в глубину вдоль дороги. Выждав около часа, было принято решение в нецелесообразности дальнейшего ожидания колонны в засаде и занятия этого рубежа. Личный состав выдвинулся на рубеж лесопосадок (от. 171 – от. 185), где организовал оборону и выдвинул три наблюдательных поста.

По телефону командир РТГр получил задание войти во взаимодействие с командиром батальона 72-й ОМБр (ориентировочный район нахождения подразделения — севернее НП Родниково) и, дождавшись прибытия роты вышеназванной части, передать рубеж и убыть в пункт эвакуации (район высадки). Но на связь командир батальона 72-й ОМБр не вышел, на сутки вошёл в «радиомолчание», в дальнейшем отказался выдвигаться на рубеж и выполнял функцию логистического обеспечения РТГр и эвакуации «окруженцев».

Не получив понятных объяснений насчёт дальнейших действий, РТГр осталась на рубеже, ничем не обнаруживая своё присутствие в данном районе, организовав наблюдение за дорогой Старобешево – Стыла, будучи готовой к ведению рейдовых действий. Система наблюдения состояла из трёх постоянных и одного временного (в ночное время) наблюдательных пунктов, а также двух секретов на флангах. Дополнительным заданием была встреча военнослужащих Иловайской группировки, которая могла выходить в данном направлении.

Во время несения службы на одном из наблюдательных пунктов была замечена странная деятельность одного из местных жителей: из Старобешево он выезжал на пустой подводе, а вот возвращался уже с нагруженной. Группа, которая выдвинулась по следам местного «дельца», выявила брошенный гражданский грузовой автомобиль ГАЗ с идентификационными линиями сил АТО.

Машина оказалась на ходу, была доставлена в расположение РТГр и подготовлена к использованию для потребностей группы. Груз автомобиля состоял в основном из военной амуниции, военных палаток (две делец вывез домой), одного утеплителя, кевларовых шлемов, разгрузочных жилетов, манжет на бронежилеты, утеплённых курток и штанов, спальных мешков, резиновых сапог, средств гигиены. Также было выявлено 4 военных билеты военнослужащих 40-го БТрО.

_3

Организация системы наблюдения и обороны

После организации системы наблюдения военнослужащими 95-й ОАЭМБр и 72-й ОМБр были обнаружены, зафиксированы и переданы следующие изменения в оперативной обстановке.

  1. 30 августа — движение грузовика из российского «гумконвоя» в направлении Старобешево – Донецк.

  2. 31 августа — разгрузка 2 грузовиков «гумконвоя» в районе МТФ (9125-9).

  3. Патрулирование в ночное время НП Старобешево двумя танками.

  4. Уменьшение интенсивности движения автотранспорта по трассам Старобешево – Стыла и Старобешево – Донецк с дальнейшим её возобновлением.

  5. 31 августа – 1 сентября — обнаружены две смешанные группы военнослужащих (пятеро и двое бойцов), которые выходили из окружения, и дальнейшая их эвакуация в расположение 72-й ОМБр.

  6. Ночью 2 сентября была обнаружена колона танков, что выдвигалась в направлении Старобешево – Комсомольское. По ней был нанесён удар реактивной артиллерии совместно с артиллерийским ударом 3-й ГАБарт 55-й ОАБр.

3 сентября 2014 года с 12:00 до 13:30 — выведение РТГр «Небо» из района выполнения задания с помощью автомобильной техники.

Так завершились действия РТГр «Небо» в районе уничтожения Иловайской колонны. Обычная работа людей, выбравших себе военную специальность как смысл жизни. Обыденность российско-украинской войны. Эта РТГр была не единственная, которые собрали из последних резервов и выдвинули вперёд к месту уничтожения Иловайской колонны.

И не одна она вступила в бой. РТГры, отряды, сводные РТГры — все оставшиеся боеспособные «крохи» выбрасывали на передовую, затыкая ими дыры в линии обороны. Мобильные и стационарные. Которые сталкивались с противником, наводили артиллерию, демонстрировали военное присутствие, эвакуировали военнослужащих, выходящих из окружения, да и просто — чтобы россияне поверили, что у нас ещё кто-то там есть, что у нас ещё есть силы. И со многими из них происходили подобные диалоги, как между лётчиками и бойцам группы «Небо» перед вылетом:

– Парни, а вы хоть в курсе, куда летите?

– А нам какая разница?

– Какая разница?! Да вы еб@@тые!

Автор: Serg Marco,  petrimazepa.com