Дождемся ли мы когда-нибудь последнего скандала с некачественным питанием украинских военных?

14.08.2017 09:32

Питание солдат – это такая же важная составляющая обеспечения боеспособности армии, как и вооружение, боеприпасы, огневая, физическая и тактическая подготовка военнослужащих, и тому подобное. И именно поэтому (тысячу раз прав министр обороны!) «за организацию питания персональную ответственность должен нести командир». Командир не может ни в коем случае допустить, чтобы солдатам выдали плохую еду.

Как отмечает Укринформ 9 августа пресс-служба министерства обороны Украины сообщила со слов начальника Главного управления развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ полковника Дмитрия Марченко (цитируем самые важные, по нашему мнению, отрывки): «В 2017 году... осуществлено 93 выезда в воинские части с целью проверки организации питания. ...Подано 44 претензии, которыми выставлены штрафные санкции к поставщикам на общую сумму свыше 2,8 млн. грн...

Министерство обороны... постоянно отслеживает информацию относительно фактов неудовлетворительного питания военнослужащих ВСУ... Представители Министерства обороны готовы вместе с волонтерами, СМИ и общественными деятелями выезжать в связи с жалобами с целью контроля качества продовольственного обеспечения военнослужащих. С этой целью функционирует «Горячая линия», номер которой размещен в каждой столовой, где питаются военнослужащие».

Дмитро Марченко

Дмитрий Марченко

Это сообщение следует рассматривать в том числе и как реакцию на распространение в последние дни в социальных сетях информации о новом случае некачественного питания солдат в зоне АТО. Речь идет о том, что солдатам выдали мясные консервы такого качества, которые обычные люди не едят. Солдаты сообщили об этом волонтерам, а те подняли шум в соцсетях. Затем – экспертиза легко установила: в консервах не говяжье мясо, а его отходы, которые обычно перерабатывают только на корм для животных.

Вот еще одно сообщение пресс-службы минобороны, но давнее, от 29 октября 2016 года: «— После проведения проверок в определенном количестве военных частей был выявлен ряд нарушений. Это касается и учета личного состава, и качества продуктов питания, а также качества самой услуги по питанию. Это недопустимо. Поэтому я принял жесткие решения в отношении тех лиц, действия которых привели к таким последствиям.

Я не вижу карьерного роста для командира, который безразлично относится к своим подчиненным. За организацию питания персональную ответственность должен нести командир,— отметил Министр обороны Украины Степан Полторак. Всего за некачественную организацию питания к дисциплинарной ответственности привлечены 23 человека. Среди них два руководителя уволены с должности, 5 получили предупреждение о неполном служебном соответствии, 2 понижены в должности, 3 получили строгий выговор, 8 человек получили выговор».

1

Наконец, вот что писал тогда же, 29 октября прошлого года советник президента Украины Юрий Бирюков на своей странице в Facebook: Решением министра обороны были наказаны несколько десятков человек, «на уровне начпродов и заместителей по тылу воинских частей»... В 2016 году было зафиксировано только 9 актов от командиров воинских частей с замечаниями относительно качества питания личного состава, все остальные акты подписаны без замечаний.

Как видим, министерство обороны проводит масштабную работу, чтобы наши солдаты имели достойное продовольствие: 93 выезда, 44 претензии, 2,8 миллиона гривен, 23 человека наказаны и телефон в каждой солдатской столовой. Это не ирония, это – картинка масштабности зла, которое министерство пытается побороть.

«Снять пробу»

Теперь попробуем обобщить все эти длинные цитаты, и сначала отметим то, чего там нет.

Там нет самого первого и самого главного, что нам, гражданским, следовало бы знать: если какие-то коммерсанты поставили в армию некачественное продовольствие, то солдат даже не должен его видеть, а не то, что потреблять. Потому как все должно было бы происходить, если руководствоваться уставами – законами, по которым живет армия?

Перед каждым «приемом пищи», выражаясь армейским термином, должно быть разрешение командира или дежурного по части офицера на это. То есть, командир (дежурный) каждый раз дает личное разрешение выдавать личному составу еду, предварительно лично убедившись в ее надлежащем качестве. Кстати, именно отсюда происходит известное выражение «снять пробу». Если еда качественная, то проблем нет. А если нет?

Тогда возникает чрезвычайное событие, надлежащая реакция на которое расписана в уставах. Представим, что дежурный офицер по батальону, прибыв на кухню, обнаружил, что мясо в виде, скажем, консервы к употреблению непригодно. Тогда он, во-первых, запрещает выдавать обед и, во-вторых, немедленно информирует командира батальона о ситуации.

Командир отдает приказ выдать обед другими продуктами из НЗ (неприкосновенного запаса), проще – выдать солдатам «сухой паек», и немедленно подает рапорт вышестоящему командиру (к примеру, бригады) о своем решении. Возможно, некоторые детали этого процесса мы и путаем (возможно, дежурный имеет право распорядиться выдать НЗ, лучше приводить пример не батальона, а меньшего подразделения), но суть именно такая: выдавать солдатам некачественную еду нельзя ни при каких обстоятельствах.

Далее - вспыхивает скандал в хорошем смысле, чрезвычайное событие: военному подразделению грозило снижение боеспособности, угроза предотвращена благодаря чрезвычайным мерам (использованием неприкосновенного запаса), высокие военные начальники откладывают в сторону текущие дела и принимают немедленные меры для исправления ситуации, а именно:

1) немедленно проверяют качество всего запаса продуктов или хотя бы мясных консервов, и не только в данном подразделении;

2) выясняют, действия или бездействие каких командиров и начальников привели к чрезвычайному происшествию;

3) немедленно отстраняют их от выполнения служебных обязанностей как минимум до окончания служебного расследования;

4) наказывают виновных настолько сильно, чтобы сделать невозможными новые случаи попадания в армию некачественного продовольствия;

5) пополняют неприкосновенный запас.

Это уже потом можно разобраться с недобросовестными коммерсантами, начислить им штрафы, расторгнуть договоры, подать в суд, и тому подобное. Разговор с поставщиками – процесс длительный, а устранять угрозу снижения боеспособности надо как можно быстрее.

Командир – всему голова

Питание солдат – это такая же важная составляющая обеспечения боеспособности армии, как и вооружение, боеприпасы, огневая, физическая и тактическая подготовка военнослужащих, и тому подобное. И именно поэтому (тысячу раз прав министр обороны!) «за организацию питания персональную ответственность должен нести командир». Командир не может ни в коем случае допустить, чтобы солдатам выдали плохую еду. Итак, если солдаты обнаружили некачественные консервы (которые продемонстрировали волонтерам), это означает, что командир или дежурный офицер грубо нарушили военный устав, за что должны были бы быть немедленно отстранены от службы. Это уже произошло? Мы этого не знаем.

Как раз это должно нас больше всего беспокоить: в нашей армии за некачественную еду солдат не наказывают командиров, а людей «уровня начпродов и заместителей по тылу воинских частей» (Бирюков). Начпроды и заместители по тылу воинских частей - это не командиры, это – начальники.

Гражданские могут не видеть разницы, но военные прекрасно знают, что разница есть, причем принципиальная. Командир – это тот единственный, кто полностью и без всяких оговорок отвечает за боеспособность подразделения, то есть – отвечает за все, что на эту боеспособность влияет, а разные там начальники и заместители – это всего лишь его подчиненные с ограниченной, если сравнивать с командиром, ответственностью. Еще раз приведем слова Бирюкова: «зафиксировано только 9 актов от командиров воинских частей». В корень смотрит Бирюков, он понимает, что главное – позиция командира.

Такого не должно быть НИКОГДА

Наконец, главный вывод из приведенных цитат: если после того, как десять месяцев назад министр обороны наказал 23 человека, появляются новые «23 человека» (или те же?), которых следует наказывать за такие же нарушения (служебные преступления?), а дерьмо в консервах обнаруживает не командир, не начпрод, не зам по тылу, не дежурный офицер, а солдат за обеденным столом, то, значит, реакция министра десять месяцев назад не была полностью адекватной, то есть - слишком мягкой, недостаточной, чтобы покончить с явлением, которое снижает боеспособность армии.

Министерство обороны почему-то не информирует нас о наказании командиров, а делает упор на миллионных претензиях к коммерсантам. Впрочем, сделаем оговорку, что, возможно, не дело министра обороны наказывать увольнением командиров воинских частей. Возможно, прежде всего это право и обязанность самого высокого в ВСУ командира, который является главным ответственным (а не министр обороны) за боеспособность армии – начальника Генерального Штаба, он же – Главнокомандующий ВСУ.

Общество может себе позволить не вникать в особенности военных уставов относительно наказания их нарушителей и в нюансы распределения служебных полномочий между министром и Главнокомандующим. Обществу по большому счету все равно, что для какого-то командира батальона министр обороны не видит перспективы стать командиром бригады. Но обществу не все равно снова и снова слышать информацию о том, какой некачественной едой кормят наших солдат.

Оно, общество, прекрасно понимает, что масштабность таких чрезвычайных событий, как некачественное продовольствие для солдат – следствие коррупции, т. е. воровства в армии, мародерства, к тому же во время войны. И оно просто хочет, чтобы такого не было НИКОГДА! По крайней мере, чтобы не более одного раза. Общество, которое, собственно, и содержит армию, командиров, начальников, министра и начальника Генштаба, имеет на это полное и законное право.

Автор: Юрий Сандул. Киев, Укринформ