О том, что общего у Донбасса и Приднестровья

05.04.2015 08:58

Умные учатся на чужих ошибках, дураки — на своих. Чтобы понять, как быть с Донбассом, Украине стоит изучить опыт Приднестровья. Двадцать пять лет назад начался конфликт в Приднестровье. Поводом послужила «защита русскоязычного населения». Регион считал себя полностью самодостаточным: значительная часть молдавской индустрии была именно там – по левый берег Днестра. Это — очень похоже на конфликт в Донецкой и Луганской областях. Только ставки выше и количество жертв уже в разы больше, чем во время войны в Приднестровье.

В издании Hubs спросили у молдавских экспертов, которые давно изучают вопрос Приднестровья, какие уроки Украина должна вынести из истории непризнанной республики.

Леонид Литра, эксперт украинского Института мировой политики (специалист по вопросам Молдовы)

Леонид Литра, эксперт украинского Института мировой политики (специалист по вопросам Молдовы)

Ситуация на Востоке Украины очень напоминает приднестровский сценарий: «добровольцы», поставки оружия, российская пропаганда, «нас там нет». Приднестровье и Восток Украины похожи индустриальным потенциалом. Кроме того, оба региона – резервации «совка»: люди никуда особо не ездили и считали, что они живут лучше всего.

Но есть и различия. Во-первых, площадь территории и охват населения. В Приднестровье на момент войны было 750 000 жителей, сейчас – 300 000. На оккупированной территории Донбасса проживают около 3 млн. Во-вторых, у Приднестровья нет прямой границы с Россией в отличие от Востока Украины, а значит, Россия может поставлять туда абсолютно все.

Официально в 1992 году в Приднестровье языковой вопрос использовался как предлог. Когда в Украине начали говорить о намерениях изменить закон о региональных языках, то сразу появились и заявления о притеснении русскоговорящих.

В начале 90-х в Приднестровье обещали построить Швейцарию. Что-то подобное обещают и на Востоке Украины.

Приднестровский троллейбус

Приднестровский троллейбус

Цели России в Молдове, Грузии, Украине аналогичны: не дать приближаться к Западу и создать якорь, который всегда будет сдерживать интеграцию в ЕС, НАТО – в случае Грузии и Украины.

Но это не значит, что Украина, Молдова и Грузия не должны делать все для интеграции. Если страны покажут, что стали сильнее и идут по пути экономического развития, то в определенный момент начнется и реинтеграция. У России уже слишком много территорий, которые нужно спонсировать: Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Крым, Восток Украины. Они не дают ничего, это полностью дотационные территории.

Если бы Молдова была сильней, то Приднестровье бы по-другому на нее смотрело. То же самое и с Украиной. Россия виновата в том, что развязала войну на Востоке Украины, что посылает войска и военную технику, но Украина малопривлекательна для этого региона. Достаточно вспомнить, что происходило с экономикой Украины в последние несколько лет.

Сценарий объединения Приднестровья с оккупированными украинскими территориями сейчас нереален. В южных регионах Украины есть очень много украинских патриотов и сопротивление таким идеям. Если будет какая-то эскалация на украинском Юге, то это будет третья мировая.

Влияние России очень сильно чувствуется в Молдове и сейчас. В 2013 году Россия ввела эмбарго на разные молдавские продукты, которые экспортировались в Россию, сейчас это эмбарго отменено для производителей из Гагаузии. Этим показывают, что нужно быть с Россией, тогда не будет экономических проблем. Но создать конфликт там будет сложнее, чем в 1992 году в Приднестровье. Люди уже увидели, как живут в Приднестровье и Донбассе после прихода «русского мира». В прошлом году в Приднестровье в три раза вырос запрос на молдавские биометрические паспорта. Это важный показатель.

К сожалению, завершение конфликта на Востоке Украины во многом зависит от желания России. Решить конфликт быстро невозможно. Есть большая вероятность, что конфликт будет просто заморожен, что Украина лишится контроля за границей России по периметру оккупированных территорий.

Мариан Чепой, независимый эксперт по международным отношениям (в прошлом – эксперт Института демократических и социальных инициатив Viitorul)

Мариан Чепой, независимый эксперт по международным отношениям (в прошлом – эксперт Института демократических и социальных инициатив Viitorul)

Украина должна усвоить ошибки Приднестровского конфликта. Молдова фактически отказалась от своих граждан на Левобережье Днестра. Здесь практически не существует плана реинтеграции потерянных территорий, не думают над тем, какой диалог нужен. Никто даже не знает, к кому в Кишиневе можно обратиться людям, которых преследуют в Приднестровье. У нас нет институтов, способных решать такие проблемы. Вопросы борьбы против коррупции и независимости правосудия в Молдове сейчас актуальнее, чем решение Приднестровского вопроса.

В 90-е годы в Приднестровье так же поднимался языковой вопрос, как и сейчас на Востоке Украины. Тогда поводом был страх перед объединением с Румынией и преследованием русскоговорящих. В 2000-х появился новый механизм российской пропаганды: страх евроинтеграции. Рассказывали, что из-за Европы будет запрещен русский язык и разрушатся стратегические связи с Россией. Еще один миф: молдавские и приднестровские товары востребованы только в России. Поднимался вопрос религиозных и сексуальных меньшинств. Это распространялось через все виды СМИ. Сегодня молдавские каналы в Приднестровье блокируются.

Если Россия попробует объединить Крым, Одессу, Приднестровье, Гагаузию и Донбасс, то это будет означать третью мировую войну. Более реалистично, что Россия захочет обменять официальное признание Крыма на Донбасс, но с условием, что именно Украина должна будет его восстановить. Хотя, думаю, что украинский конфликт продлится дольше, чем мы надеемся. Он может затянуться на 5-7 лет, пока Россия не развалит свою внутреннюю экономику. Если США и ЕС усилят экономическое давление, то это произойдет быстрее. Главное, чтобы за это время Украина не потеряла связь с оккупированными территориями, как это было в Приднестровье. Это важно, потому что 5-7 лет достаточно, чтобы общество там стало каким угодно, только не украинским.

Ион Маноле, исполнительный директор правозащитной ассоциации Promo-LEX

Ион Маноле, исполнительный директор правозащитной ассоциации Promo-LEX

Украина повторяет судьбу Молдовы спустя более чем 20 лет. Конфликт масштабнее, но и Украина намного больше Молдовы. Разница в том, что Молдова была в конфликте практически одна, а сегодня на стороне Украины практически весь мир, об этой войне говорят во всех международных структурах.

На Востоке Украины, как и в Приднестровье, сосредоточен промышленный потенциал. После подписания соглашения о прекращении огня 21 июля 1992 года в Молдове говорили о потере большей части промышленности. Это делает регионы похожими. А общая граница с Россией будет только способствовать превращению оккупированного Донбасса в украинское Приднестровье.

Идея объединения востока Украины, Крыма, южноукраинских областей и Приднестровья уже не настолько популярна, но до сих пор звучит. Это зависит главным образом от того, сможет ли Украина выстоять и избежать большей конфронтации.

У Молдовы должна быть политическая воля, чтобы решить вопрос с Приднестровьем. Однако сейчас популярна идея отказа от Приднестровья в обмен на стабильность и возможность интегрироваться в Европу. А вот конфликт на Востоке Украины, скорей всего, не будет заморожен по приднестровскому сценарию. Если в Украину будет отправлена миротворческая миссия ООН, то этого не произойдет.

Корнелия Козонак, директор Центра журналистских расследований

Корнелия Козонак, директор Центра журналистских расследований

Самые большие молдавские фабрики и заводы во время Советского Союза строились в Приднестровье. Этим регион напоминает Восток Украины. Россия и там, и там пыталась создать конфликт на национальной почве, хотя реальной проблемы не было.

Сложно сказать, что именно послужило поводом к конфликту в Приднестровье. Говорили о том, что там больше русских, чем молдаван. Хотя это правдиво только в отношении Тирасполя. Конфликт был искусственно создан, когда в Молдове началось национальное движение за выход из СССР.

Главной темой, которой пугали народ в Приднестровье, – желание Молдовы присоединиться к Румынии. За более чем двадцать три года «страшилка» не изменилась. На Донбассе Россия рассказывает, что на стороне Украины воюют НАТО, американцы, их вооружение. Это мы видим по российским каналам.

В Приднестровье сейчас работают несколько заводов. Они даже экспортируют свою продукцию, но от имени Молдовы. Причем, Кишиневу от этого никакой выгоды: бюджет не получает прибыли от такого экспорта. На отдельных территориях в Молдове, например, Гагаузии, очень хорошо работают российские спецслужбы и они хотят, чтобы у нас были постоянные проблемы.

Не думаю, что евроинтеграция Молдовы возможна с сохранением статуса Приднестровья. Есть какие-то стратегии воссоединения, ведутся переговоры, но до сих пор ничего не изменилось. Заявления, которые делают сейчас по этому вопросу, делали и 10, и 15 лет назад.

В Приднестровье памятники Ленину в почете

В Приднестровье памятники Ленину в почете

В Молдове сейчас появляется информация о том, что Приднестровье готовит наемников для войны на Донбассе. На днях врач из «скорой помощи» в Кишиневе мне рассказывал, что летом к ним поступила девушка с огнестрельным ранением в ногу. Она говорила, что ее ранили на дискотеке в Тирасполе, но врач заметил мозоли на указательном пальце правой руки. Приднестровье все эти годы было зоной повышенной криминальности. Молдавские власти не смогли найти многих преступников: они просто прятались в Молдове. Кроме того, конфликт всегда тормозил все реформы.

В Приднестровье рассказывают, что Россия их больше не поддерживает, что направляет все силы на Украину. На самом деле даже в самой Молдове наверняка есть политики, которые тайно работают на Россию.

Пока конфликт на Востоке Украины развивается почти по такому же сценарию, что и приднестровский. Думаю, что в России рассчитывают на объединение Приднестровья, Крыма и Востока Украины. Уже ведь были попытки дестабилизировать ситуацию в Одессе. А от Приднестровья до Одессы меньше 40 километров. Не думаю, что Украина и Россия могут решить конфликт одни. Россия не остановится так просто.

Автор: Алексей Коваленко, Hubs