Закон об оккупированном Донбассе: что предлагает СНБО

15.07.2017 09:08

10 июля на заседании СНБО должен был рассматриваться проект закона об оккупированных территориях в нашей стране. Документ подготовлен самим СНБО и касается прежде всего занятых российскими боевиками районов Донецкой и Луганской областей. Рассмотрение законопроекта в итоге было отложено до согласования с зарубежными партнерами.

Однако в Интернет попала копия документа, по которой можно судить, что предлагает СНБО.

10 июля на заседании СНБО должен был рассматриваться законопроект «Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированной территорией Донецкой и Луганской областей Украины». Идеологом этого документа является секретарь СНБО Александр Турчинов, который месяц назад заявил, что военные действия на Донбассе по своему масштабу давно переросли рамки АТО и настало время перейти к новым методам защиты страны, которые отвечали бы гибридному формату российской военной агрессии.

Прежде всего, по словам Турчинова, новым вызовам не отвечает действующее законодательство Украины, поэтому пришло время принять новые законы, которые признавали бы оккупированными отдельные районы Донецкой и Луганской областей, а также позволяли бы применять войска для их освобождения. Очевидно, что вынесенный на рассмотрение СНБО 10 июля документ как раз и является законопроектом, о котором говорил господин Турчинов. Впрочем, в понедельник его рассматривать не стали. Как пояснил Александр Турчинов, из-за того, что он нуждается в дополнительном согласовании с представителями Германии, Франции и США.

Тем не менее в распоряжении СМИ оказалась копия этого документа, которая два дня назад попала в Интернет. Она позволяет судить о том, что предлагает СНБО.

Во-первых, предлагается создать так называемый Объединенный штаб, который будет руководить всеми силами, привлеченными для ведения боевых действий. Это позволит улучшить мобильность войск и передаст функции по освобождению занятых противником земель из юрисдикции СБУ (как и должно быть в рамках АТО) в распоряжение военных (как сейчас и происходит).

Во-вторых, в случае принятия этого документа Украина юридически признает неподконтрольные районы Донецкой и Луганской областей оккупированными Российской Федерацией. Это позволит нашей стране снять с себя ответственность за все, что происходит на территориях, занятых пророссийскими сепаратистами, и возложить ее на оккупанта. При этом любые органы власти, сформированные на этих территориях вразрез с требованиями Конституции Украины, а также любые распоряжения и документы, принятые этими «властями», признаются нашей страной недействительными.

В-третьих, в документе декларируется приоритетность соблюдения Минских соглашений как политико-дипломатического метода восстановления территориальной целостности страны. В то же время за весь период действия этого документа президенту Украины разрешено применять войска и другие законные вооруженные формирования для отражения агрессии со стороны РФ, охраны государственной границы и линии разграничения, а также для восстановления территориальной целостности.

Поскольку рассмотрение этого документа 10 июля было отложено, то совершенно ясно, что раньше осени он в сессионный зал Верховной Рады не попадет, поскольку депутаты уже уходят на каникулы. Однако если он все-таки будет принят, что же это будет означать для Украины?

Сразу же нужно сделать оговорку, что попавшие в Интернет материалы могут быть всего лишь рабочей копией или одним из нескольких вариантов одного и того же документа. В него еще может быть внесено множество изменений или же партнеры из Франции, Германии и США вообще потребуют его полностью переработать. Однако если изложенные в проекте закона «Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированной территорией Донецкой и Луганской областей Украины» пункты хотя бы в целом верны, то напрашиваются несколько выводов.

Юридически, признавая ОРДЛО оккупированными территориями, Украина, как уже было сказано, перекладывает всю ответственность за них на плечи России (подобная практика соответствует нормам международного права). Делая так, украинская сторона убивает сразу двух зайцев: вынуждает международное сообщество признать Россию стороной конфликта, а не наблюдателем или посредником, а также лишает российских идеологов почвы для обвинений в том, что мы отказываемся обеспечивать население оккупированных районов социальными выплатами. Кроме того, блокируются все попытки России в рамках выполнения Минских соглашений впихнуть «ДНР» и «ЛНР» в состав Украины, чтобы создать пророссийские анклавы, способные влиять на внешнюю и внутреннюю политику нашей страны.

Однако если с юридической и политической точек зрения все правильно, то населению ОРДЛО при этом не позавидуешь. Эти территории уже находятся в рублевой зоне, но Россия не собирается ни признавать эти образования, ни, тем более, включать их в свой состав, чтобы не спровоцировать новый виток санкций. А поскольку Украина не торопится забирать разрушенные войной регионы обратно, то ОРДЛО на неопределенное время уготована роль «серой зоны». Украина признает, что пока не может вернуть захваченные территории военным путем, но и не собирается этого делать по российским правилам, поэтому консервирует конфликт, но уже на собственных условиях.

Следует, правда, отметить, что и этот формат не решает проблему Донбасса, а всего лишь отдаляет это решение во времени. Само же решение этой проблемы имеет всего два варианта: либо отказываться, либо попытаться вернуть обратно.

Автор: Денис Попович, «Слово и Дело»