Может ли привести добыча космических ископаемых к войне на Земле?

02.08.2017 08:46

1 августа 2017 года, вступила в силу закон о промышленном освоении астероидов, открывающий частным компаниям страны ресурсы космоса. Не приведет ли перспективная идея к борьбе за ресурсы в будущем и как она согласуется с договором о космосе — другим знаковым юридическим документом, которому в этом году исполняется 50 лет?

Карликовый Люксембург встал в авангарде зарождающейся сферы космической добычи ископаемых. Принятый в стране закон — второй подобный в мире после принятия США Акта о космической конкурентоспособности в 2015 году и первый в Европе. Однако происходящие перемены в космической отрасли могут сказаться на отношениях между государством и частными структурами, а также на будущем космического права, которое, по мнению ряда экспертов, нарушают подобные проекты.

Военные истоки

Суть проблемы в том, что договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (известен также как Договор о космосе), под которым подписалось уже более ста государств, действует по сей день. В нем оговорено мирное исследование и использование космоса, но не предполагается наличие бизнес-интересов в космосе. Наоборот, прямо говорится, что права собственности в космосе могут быть наложены только на рукотворные объекты.

Истоки документа уходят в годы холодной войны, когда вместо экономического соперничества отрасль двигали интересы престижа, «мягкой силы» и в первую очередь соображения национальной безопасности СССР и США. Именно поэтому договор в основной своей части специализируется на вопросах разоружения и предотвращения милитаризации космического пространства.

В частности, запрещается размещение на орбите ядерного оружия и оружия массового уничтожения, сооружение военных баз на Луне и небесных телах, в тексте объявляется полная ответственность государства за действия на орбите и рассмотрены вопросы юрисдикции над космическими объектами. Несмотря на это, договор всецело поощряет исследовательскую деятельность и признаёт право каждой нации на развитие собственных космических программ. Все эти пункты были более чем актуальными для 1967 года, когда соглашение вступило в силу.

Но можем ли мы сказать, что написанный 50 лет назад текст по-прежнему актуален в свете развития технологий и успехов нетрадиционных игроков индустрии в лице компаний SpaceX, Blue Origin и прочих частных структур, перехвативших инициативу у государств?

Бизнес на орбите

На сегодняшний день все большее количество голосов из частных и государственных структур призывают к изменению существующего законодательства или замещению более всеобъемлющими нормами. Военных волнуют испытания другими странами противоспутникового оружия (в частности, программа КНР), аппараты двойного назначения (например, корабль ВВС США X-37B), способный проводить на орбите более 700 суток, а также проекты по выводу на орбиту лазерного или кинетического оружия. Бизнес-элиты обеспокоены отсутствием в договоре полувековой давности понятия частной космической компании, следовательно, законность тех или иных проектов, что может помешать развивать бизнес за пределами Земли.

Потенциально самый крупный бизнес в космическом пространстве — промышленное освоение небесных тел. Астероиды, помимо распространенных на Земле железа или никеля, в ряде случаев содержит также платину, золото, серебро и редкоземельные металлы. Например, ядро пролетевшего два года назад в непосредственной близости от нашей планеты астероида UW158 содержало более 90 млн тонн платины, а в сумме стоимость его недр, по некоторым оценкам, могла составлять $5,4 трлн. Это объясняет стремление молодых компаний Planetary resources и Deep Space Industries осуществить промышленную разработку небесных тел.

Именно на начальном этапе, что характерно для большинства глобальных проектов частных компаний, интересы бизнеса сталкиваются с политикой и возникает вопрос о законности и ограничениях, налагаемых на деятельность за пределами Земли Договором о космосе. Согласно ему, все без исключения космические объекты защищены от присвоения.

Право собственности на добытые в результате деятельности на этих объектах ресурсы остаётся туманным из-за специфики времени подписания договора. В 1960-х годах страны еще были не способны к промышленному освоению космоса, а о частных космических компаниях не могло быть и речи. Несмотря на неопределенный международный статус космических тел, национальные правительства начинают оказывать поддержку новой индустрии.

Примерами служат акт Акт о космической конкурентоспособности в США и вступающий в силу с текущего дня закон Люксембурга. Для Америки это актуально, так как в этой стране созданы первые стартапы, наиболее плотно занимающиеся вопросами добычи ресурсов на метеоритах, лидеры зарождающейся отрасли — Planetary Resources и Deep Space industries. Мотивы Люксембурга можно только предполагать, возможно, страна надеется на имиджевую и экономическую отдачу, служа космическим офшором или предоставляя свой флаг и обеспечивая юридическое сопровождение для последующих космических стартапов.

Между коммерцией и политикой

Интересы бизнеса на орбите сильно взаимосвязаны с космической политикой. Зачастую космос выступает полем для продолжения борьбы. Например, ухудшение взаимоотношений между Россией и США привело последних к плану по отказу от двигателей РД-180, использующихся на ракетах NASA. Экономически этот шаг невыгоден для Соединенных Штатов, но является важной демонстрацией независимости в политическом плане.

Это же справедливо и для всей космической сферы, где бизнес всё чаще сотрудничает с государством, в том числе и в военных проектах. Например, компания Илона Маска Space X не только планирует достичь Марса, но и имеет контракт с Пентагоном на вывод на орбиту военных спутников. Так укрепляются контакты между частными компаниями и государством, которое затем оказывает бизнесменам поддержку на международной арене.

Государство, заинтересованное в развитии космической отрасли и законодательно закрепившее право своих компаний на добычу и обладание природными ресурсами, рискует стать участником будущих конфликтов, которые могут, при негативном сценарии, привести к войне уже на Земле. Сейчас богатые углеводородами просторы Южно-Китайского моря стали причиной раздора между Китаем и соседями.

Отличной аналогией космической добыче являются притязания на Антарктику со стороны Австралии, Аргентины и Чили: полвека назад они были слишком слабы, чтобы спорить с США и СССР, а сейчас набрали и технологий, и осознали потенциальные размеры ресурсов, которыми можно воспользоваться за Южным полярным кругом.

Точно так же добыча ресурсов на метеоритах способна вызвать протесты со стороны новых игроков космической политики в лице Бразилии, Ирана или, в меньшей степени, КНР, если они смогут разработать необходимые для космической добычи технологии после того, как лидеры в лице США используют самые подходящие. Полагаю, что современная дипломатия должна приступить к пересмотру существующих договоренностей, имея в виду аналогичные эпизоды истории, закончившиеся плачевно.

Подумать на 50 лет вперед

50 лет назад мир стоял на пороге войны, и основная задача заключалась в поиске компромисса, позволяющего обеспечить мирный и свободный от политики космос, что этап за этапом привело сначала к символичной стыковке кораблей «Союз» и «Аполлон», а затем к созданию МКС, объединяющей ведущие национальные космические агентства. Благодаря Договору о Космосе человечество смогло углубить исследования и выйти на уровень, когда средства связи, навигации и доставки грузов управляются частными компаниями, сотрудничающими на равных с государственными структурами.

Дальнейшее же развитие индустрии в целом, как показывает земной опыт, невозможно без решения вопросов справедливого доступа к ресурсам. Поэтому все большее и большее количество экспертов и политиков указывает на необходимость внесения изменений или принятие нового договора, который будет способен стимулировать развитие добычи ископаемых в космосе и нивелировать риски. Его принятие будет сравнимо по важности для космической отрасли с правилами дорожного движения для автоиндустрии — он даст свободу двигаться вперед, которая станет доступной даже такой маленькой стране, как Люксембург.

Автор: Роман Босиков, FORBES