Эффект мафии: Почему Италия до сих пор не пострадала от исламистского терроризма

10.10.2017 08:43

Колоритное объяснение итальянского феномена - это то, что тамошние мафиозные кланы негласно не позволяют джихадистам закрепиться в стране. Слабое место такой версии, по словам научного сотрудника Института международных политических исследований (IIPS) в Милане Артуро Варвелли в том, что итальянские мафиози имеют большее влияние на юге, а подавляющее большинство мусульман Италии живет на севере.

 Изображения молодого парня со спины, который держит в руке большой нож. Рядом белоснежными печатными буквами итальянские слова Devi combatterli ( «С ними надо воевать»). Этот фотомонтаж, который распространяли в конце августа в сети Telegram, любимом социальном медиа «Исламского государства» ( «ИГ») - открытый призыв к «волкам-одиночкам» убивать итальянцев. Он появился на сайте организации SITE Intelligence Group, которая следит за деятельностью джихадистов в социальных сетях, через несколько дней после появления в интернете видео, на котором боевики связанного с «ИГ» группировки в масках громили римско-католическую церковь и рвали портрет Папы Франциска.

«Ты кафир [неверный]. Запомни это, - говорит фигура в маске, нацелив палец на камеру. - Мы будем в Риме, иншалла». Его угроза за 10 тыс. км может показаться преувеличенной. Но привлекательность атаки на столицу западного христианства для джихадистов такой отнюдь не назовешь. Поэтому очень странно, что Италия еще не потерпела ни одной смертоносной джихадистской атаки, тогда как Великобритания, Франция, Германия и Испания уже не раз становились мишенями не в последнюю очередь потому, что это подрывает аргумент о связи между нелегальной миграцией и терроризмом (в первой половине 2017 года на Италию приходилось 82% самопроизвольных иммигрантов в Европу).

Колоритное объяснение итальянского феномена - это то, что тамошние мафиозные кланы негласно не позволяют джихадистам закрепиться в стране. Слабое место такой версии, по словам научного сотрудника Института международных политических исследований (IIPS) в Милане Артуро Варвелли в том, что итальянские мафиози имеют большее влияние на юге, а подавляющее большинство мусульман Италии живет на севере.

«Во многом это мафия, - говорит высокопоставленный полицейский чиновник. - Но не так, как думает большинство людей ». Борьба против чрезвычайно организованных итальянских преступников обогатила полицию страны опытом слежения за тесно сплоченными целевыми группами. Кроме того, помогла кампания по подавлению левых и правых террористов, которые сеяли смерть в Италии в 1970-1980-х годах. Определенным образом организованная преступность и терроризм побуждают судей энергичнее, чем в других странах Европы, выдавать ордера на прослушивание, в частности на электронное слежение за разговорами подозреваемых. Новейшая история Италии может также служить объяснением ее жесткого подхода к апологетам терроризма.

24 сентября, когда из аэропорта Болоньи в Тирану вылетел Boeing-737, на борту был уже 209-й высланный из Италии от начала 2015 года. Основание для депортации - «религиозный экстремизм». 22-летнего мусульманина выпустили из тюрьмы за день до того - после ареста за попытку убедить верующих не ходить в церковь. Он находился под постоянным наблюдением полиции еще от своего первого задержания в 2016-м.

Но итальянские правоохранители сразу же признают, что у них меньше подозреваемых для слежения, чем у их французских или британских коллег, и это лишь частично объясняется массовостью депортаций. Количество иностранных боевиков «ИГ» в каждой европейской стране дает ключ к представлению о масштабах радикализации. Исследование Американского национального бюро экономических исследований на основе статистики за 2014-2015 годы выявило лишь 87 иностранных боевиков из Италии. Для сравнения: из Британии таких было 760, а из Франции - более 2,5 тыс. (Население всех трех стран примерно одинаковое). По мнению Варвелли, есть два объяснения этого.

Во-первых, очень мало итальянских иммигрантов-мусульман относятся ко второму поколению, наиболее восприимчивого к радикализации (их всего 0,3% населения Италии из-за пределов ЕС, тогда как в Великобритании и Франции таких соответственно 3% и 3,9%) .

Во-вторых, в Италии нет мусульманских гетто, как во французских пригородах.

Микеле Гроппи, преподаватель Академии Министерства обороны Соединенного Королевства, указывает на третий важный фактор: свидетельство того, что, когда «Аль-Каида» была основной силой джихадистского мира, она использовала Италию в роли логистической базы в Европе.

«Вот что уберегло нас: мы были им нужны», - говорит он. С тех пор ситуация изменилась: несколько джихадистов, которые стали известными в последнее время, связаны с Италией. Среди них Юссеф Захба, итальянец марокканского происхождения и один из трех террористов, которые врезались на грузовике в толпу и напали с ножами на людей на Лондонском мосту 3 июня, когда их жертвами стали восемь человек. Гроппи боится, что если следующим театром джихадистской партизанщины будет Ливия, то главными мишенями могут стать Италия и Ватикан.

Источник: "Тиждень"

Оригинал статьи опубликован на www.economist.com