Как Крым превращается в казарму

16.08.2017 09:40

В одной юмористической сценке героиня, приехавшая в Крым после аннексии, упрекает своего мужа в том, что отдыхать на курорте совершенно невозможно, ведь прямо на пляже стоит БТР. Как оказалось, гротескная история только немного отличается от реальности, в которую угодили крымчане после весны 2014 года. Активная милитаризация полуострова продолжается и сегодня.

Как курорт превращается в казарму

То, что Крым как здравница не нужен России, было ясно давно. Одним из тезисов весны 2014 года, обсуждаемых в российских СМИ, была мысль: если бы не Россия, в Крыму обязательно появились бы военные базы США и НАТО. Позже, комментируя аннексию Крыма, Путин уверял, что после присоединения к альянсу, на полуострове могло появиться «все, что угодно» — системы противоракетной обороны и новые базы, а если потребуется – и новый ударный комплекс. Об этом глава Российской Федерации заявил в интервью в фильме Оливера Стоуна «Украина в огне». В это время на крымских военных базах уже появилось «все, что угодно», но уже под российским флагом.

Например, по данным пресс-службы Южного военного округа РФ, в декабре 2016 года в Крыму заработал полковой комплект зенитного ракетного комплекса С-400 «Триумф», а с 1 января 2017 года на боевое дежурство заступил зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С». В феврале 2017-го российское издание «Известия» сообщило о том, что Военно-морской флот РФ планирует развернуть на полуострове самоходные зенитно-ракетные комплексы «Бук». По словам издания, ЗРК будет защищать корабли, подводные лодки и суда Черноморского флота от самолетов, беспилотников и крылатых ракет. И это только недавние «ласточки» военных нововведений в Крыму.

«Непотопляемый авианосец в Черном море»

О более ранней милитаризации полуострова рассказывает лидер крымскотатарского народа, нардеп Мустафа Джемилев. «Милитаризация там действительно до предела. Во-первых, они там как только зашли, начали реставрировать ядерное хранилище, которое было нами ликвидировано, закрыто, после того как мы отказались от ядерного оружия в 1994 году. Они его интенсивно реставрировали, хотя наша контрразведка и НАТОвские службы говорят, что у них нет точных сведений, но наши службы, службы Меджлиса сообщают, что там уже есть 6 ядерных боеголовок».

Директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский полагает, что размещённые в Крыму «Буки» — это не главная проблема Украины. Поскольку этот зенитный комплекс рассчитан на поражение маневрирующих аэродинамических целей, для украинских самолетов он станет опасным, если они туда полетят. По словам Сунгуровского, пока это не планируется.

«Сложно оценить степень милитаризации Крыма просто потому, что невозможно оценить степень милитаризации военной базы. А полуостров уже давно превратился в военную базу — огромную и самообеспечиваемую. Ведь в Крыму находится больше десятка предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые уже включены в ОПК России. А если учесть еще и поставки такого плана из России, то можно утверждать, что Крым сегодня — это мощная военная база, непотопляемый авианосец в Черном море», — рассказывает директор военных программ.

Игорь Романенко, военный эксперт, экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ, комментируя развертывание «Буков» в Крыму, называет этот процесс «игрой мускулами» перед Западом и, прежде всего, Украиной.

«Сейчас Россия наращивает военные силы в Крыму, чтобы при благоприятной и подходящей возможности можно было решать вопросы с Украиной. Кроме того, Путин рассматривает Крым как крепость и непотопляемый авианосец. Москва из Крыма делает форпост на южном направлении якобы в ответ на действия НАТО в Восточной Европе, в том числе размещение системы противоракетной обороны в Польше, Румынии и т.д.», — отмечает Игорь Романенко.

Специалист полагает, что в дальнейшем милитаризация Крыма будет продолжаться.

А вот председатель совета Всеукраинского объединения «Союз участников миротворческих операций» Сергей Грабский, оценивая вероятность полномасштабного вторжения России со стороны Крыма, назвал такой сценарий маловероятным.

«География крымского полуострова не позволяет проводить широкомасштабные наступательные операции на континент с полуострова. Накопление военной техники – это создание картинки для внутренного, российского потребителя с целью показать ему готовность защитить «неприкасаемые российские границы» и запугать Украину», — объясняет Грабский.

При этом специалист не отрицает, что наращивание военной силы в Крыму действительно происходит. Но при этом реальную опасность оно может нести только расположенным недалеко странам. Преимущественно это – члены НАТО, открыто высказывать агрессию против которых Россия вряд ли рискнет.

О стратегическом значении Крыма

Если целенаправленно перечислять наименования всего российского вооружения, появившегося в Крыму после аннексии, создается впечатление, что Путин создает на полуострове стратегически важный и необходимый военный комплекс. Однако чем же так уникален полуостров с военной точки зрения?

У России есть территории, расположенные западнее и южнее Крыма. Размещать на них системы раннего обнаружения ракет было бы эффективнее. В эпоху спутников, фиксирующих малейшую военную активность, наземные базы слежения теряют свое первоочередное значение. Контролировать воздушное пространство со стороны Турции? Но сейчас эта страна скорее союзник России, нежели враг №1.

В Крыму располагается база Черноморского флота, позволяющая контролировать его акваторию. Однако полуостров – не уникальное место для выполнения этой задачи. У России еще до 2014 года был Новороссийск. Что дешевле: построить новую военную базу там или терпеть убытки от санкций – вопрос спорный.

Если же вернуться к тезису, что свято место пусто не бывает, и в Крыму могла появиться военная база НАТО, то сразу возникает вопрос: как ее защищать, если она находится в зоне поражения российского вооружения? Или как снабжать, если симпатизирующая России Турция перекроет проливы? Что могут противопоставить НАТОвские корабли стране, которая способна обстрелять их с суши ракетами малой и средней дальности?

Напрашивается вывод, что Крым нужен России не как полноценная военная база, а как только один из плацдармов ведения полномасштабной агрессии. То есть, если будут наступать, то не только из Крыма. Российско-белорусские учения «Запад-2017» как раз напоминают о том, что угрозы можно ждать не только с юга.

При всей мрачности картины не стоит забывать, что сейчас украинцы готовы видеть контингент НАТО не только на учениях, но и на военных базах, например, в Одессе или в Харькове. Те же учения «Си-Бриз» в Черном море в контексте оккупации Крыма приобретают совсем другой смысл. В этом году целью учений стало «проведение многонациональной операции по безопасности в кризисном регионе». Кто именно создает в регионе кризис, лишний раз напоминать не нужно.

P.S. В военном параде, который пройдет в Киеве в День Независимости 24 августа, впервые в истории Украины примут участие представители армий стран-участниц НАТО. Об этом заявил в интервью украинским телеканалам министр обороны Степан Полторак. Было бы возможным такое развитие событий, не наращивай Россия военный потенциал в Крыму и на востоке Украины – вопрос спорный. История не терпит сослагательного наклонения.

Автор: Кира Молчанова, РГ/ ЦИАКР