ОДЕССКИЕ НАРКОБАРОНЫ

В Украине, а особенно в Одессе силовые структуры взвалили на себя «тяжкую» обязанность защищать распространение и производство наркотиков, в некоторых случаях даже взялись за производство и распростанение зелья, имея контрольный пакет, получая огромные сверхдоходы от уничтожения своего же населения.

Наркокурьерами зачастую работают именно сотрудники силовых структур, а иногда и прокуратуры. Львиная доля «тяжелых» наркотиков доставляется в Одессу, через порт, большей частью на «пассажирах». Объем ведь небольшой- один человек может провести в маленьком кейсе «марочки» ЛСД на миллион долларов. То же касается кокаина и героина. Поехал человек в отпуск за рубеж, а на обратном пути прихватил еще один чемоданчик, либо пакет. Выгодно и удобно.

«Имеет ли право людоед говорить от имени съеденых?»

Станислав Лем.

Одесско-украинская методика борьбы с наркомафией

Причин, по которым человек начинается увлекаться, а затем и попадает в полную зависимость от наркотиков достаточно много: от любопытства к новым ощущениям, подростково-юношеского желания выделиться из общей массы, до желания забыться, иметь возможность хоть ненадолго уйти из этого жестокого мира, перестать ощущать и физическую боль, и, что много страшнее, свою полную ненужность. О НЕНУЖНОСТИ, особенно в Украине, необходимо упомянуть особо.

На момент распада СССР Украина была наиболее мощной и развитой республикой, имеющей технологическую и научную базу. Правда по многим параметрам ощущалось отставание от западных технологий на пять-десять лет, но на общем советском фоне мы выглядели выигрышно. Поэтому казалось, что именно Украина из всех постсоветских республик наиболее безболезненно войдет в Европейское сообщество. К 1993 году оказалось, что две трети населения страны стали просто не нужны. Из всех сфер нормальной человеческой деятельности осталась только одна – торговля. Только в ней человек мог заработать (иногда солидно), и добиться обеспеченной жизни

Но не каждый рожден купцом. У Человека множество предназначений: кто для производства, кто для науки, искусства… Такое ненормальное, неестественное состояние общества привело к мощнейшей психологической травме, причем не только у оставшихся не у дел. Я знаю много «раскрутившихся» бывших инженеров, музыкантов, научных сотрудников, которые с радостью расстались бы со своим бизнесом, имей они возможность вновь вернуться к прежней любимой профессии, естественно при более-менее нормальном заработке, пусть даже менее высоком, чем сейчас. Благодаря этим причинам Украина и стала великолепным рынком наркобизнеса.

В целом существует два подхода в борьбе с этим злом: репрессии и контроль, либо контроль и помощь.

В СССР применялась репрессивная методика и она приносила неплохие результаты: угроза попасть даже на «химию», то есть быть приговоренным к принудработам за одну папиросу с гашишем многих останавливала. А за изготовление и торговлю ждал лагерь. Обнаруженные плантации мака, конопли сжигались. Конечно, наркомания присутствовала, но в меньших размерах, и большей частью в среднеазиатских республиках, где, скажем, курение индийской конопли, употребление терьяка и наса – многовековая традиция. По крайней мере шприцевой наркомании в Украине почти не было, не говоря о таких экзотах, как кокаин, ЛСД, экстази… Сейчас репрессивная методика успешно применяется в Китайской народной республике. Там наркопроизводителя, либо наркодиллера попросту расстреливают и даже демонстрируют казнь по телевидению. Это антигуманно, но эффективно. И госслужащих, особенно сотрудников силовых структур, если выясняется их пособничество наркобизнесу, ждет такая же жестокая кара.

Европа и ряд штатов США, прибегли к другому методу: контролю и снижению вреда. Наркозависимый человек становится на учет, его бесплатно снабжают стерильными шприцами, зачастую (с его согласия) переводят на почти не разрушающий организм и главное мозг, метадон, лечат, помогают. Максимально использует эту методику Голландия, где имеются ряд специализированных аптек-магазинов для наркозависимых, официальные клубы, бары и пр. Полиция способствует этому процессу, выявляя наркозависимых, а репрессивные меры применяет только к теневым наркопроизводителям и распространителям.

В Украине, а особенно в Одессе придумали третью методику: силовые структуры взвалили на себя «тяжкую» обязанность защищать распространение и производство наркотиков, и, в некоторых случаях, даже сами взялись за производство и распростанение зелья, имея контрольный пакет, получая огромные сверхдоходы от уничтожения своего же населения.

Забыть «Палермо»

Расположенный на северной окраине Одессы поселок Шевченко приобрел огромную известность в Одессе и Украине, впрочем и в других республиках, став крупнейшим оплотом украинского наркопроизводства. Сергей Доренко, известный ведущий одной из популярнейших телепрограмм, делал телепередачу о «Палермо», как прозвала его народная молва. «Палермо» начало функционировать с конца восьмидесятых. Тайно, в небольших маштабах. А с середины девяностых, по странному совпадению с момента назначения Ивана Григоренко начальником Одесской областной милиции «Палермо» расцвело, приобрело международную известность, приняло на обслуживание несколько тысяч наркозависимых в сутки, не считая поставок изготовленного зелья в регионы области, в соседние области и даже в Белоруссию. В «Палермо» функционировали более десятка заводов-лабораторий по изготовлению производных опия, а также гашиша, различных психотропных веществ, в Одессе расположилась серия «точек», где можно было не только приобрести, но и употребить. «Точки» охранялись милицией, причем платили им не наркодиллеры, а потребители наркотиков — две гривни за вход.

В это же время в своих немногочисленных интервью руководство МВД обьясняло такое положение изощреной хитростью наркопроизводителей, мол изготовляют и продают зелье беспаспортные наркозависимые, а на истинных хозяев никак компромат собрать не получается.

Весьма интересная статистика: с 1996 по 2001год около двух тысяч сотрудников милиции(или их близкие родственники), вселились в квартиры ранее принадлежащие наркозависимым. Некоторые граждане могут сказать: ну и что, мол наркоман социально опасен, наверное воровал, грабил, ну и сел или умер от передозировки, вот квартира и освободилась. Но было не так, было совсем по-другому. В паспортные столы поступала информация. Скажем о том, что восемнадцатилетняя девушка осталась одна, круглая сирота, а квартира в центре, весьма неплохой планировки и метража. К девушке подсылалась «утешительница», задача которой — войти в доверие, утешить и… посадить на иглу. Дальше просто — «накручивался» долг, квартира продавалась за гроши. Если человек оказывался достаточно недоверчивым, то производился обыск, в ходе которого обнаруживали небольшую, но вполне достаточную для судебного приговора дозу наркотика.

Именно при помощи милиции втягивались в наркоманию сотни и тысячи молодых людей. Очень выгодно. Наркоман существо незащищенное, с него можно и нужно выколачивать не только деньги, либо квартиру, но и информацию. На него можно списать любое преступление, причем даже бить не нужно, достаточно показать бьющемуся в «ломке» существу вожделенный шприц и раскрываемость все повышается и повышается. Кроме того, благодаря наркотикам была создана армия проституток, которые опять же вынуждены платить сотрудникам милиции. Практически на всех рынках Одессы до недавнего времени наполненные «баяны» продавали открыто, как картошку. В газетах «ЮГ», «Порто-Франко», «Слово» не раз публиковались разоблачительные материалы, даже в прямую называли имена наркодиллеров, рассказывалось о джипах, регулярно поставляющих сырье в «Палермо», развозивших готовую продукцию по точкам, приводились адреса наркопритонов. В ответ было молчание со стороны правоохранительных органов и мэрии. А после нашумевшей передачи Доренко, руководство МВД области не нашло ничего лучшего как заявить, что и в Москве наркотиками торгуют вовсю, и в Нью-Йорке, и в Париже. Обещание Доренко продолжить материал и рассказать кому же выгодна торговля смертью в Одессе, так и осталось обещанием. Руководство области и Боделан побеспокоилось закрыть рот неугомонному российскому журналисту. Кучма в беседе с бывшим министром МВД Кравченко анализируют передачу Сергея Доренко. Отрывок транскрипта взят с сайта >«Пятый Элемент»

Кравченко: Леонід Данилович, наскільки все перепутано і перев»язано. Я не знаю, чи ви дивилися останній репортаж Доренко [Dorenko], попався вам чи ні. Я жду продовження, але сказав губернатору: «Чим це обумовлено?» Значить, шоб ви знали, шо останнім рішенням обласного суда знову поновлений Малов на роботі. Це той, що звільнив я іще, ну, пам»ятаєте, який бігав з усими політиками, цим попом там все грає. Значить, знову поновлений, я послав Онуфрієва знову, значить, ми його звільняємо тепер. Ну, я просто якось, шоб його не поновили. Мені кажуть, шо це Малишева зв»зок, так, Гурвіца [Gurvits]. І ця була інформація, зараз я групу послав туда. Вони взяли циганський [слово незрозуміло]. Доренко чогось віщає по Україні, і показали, що ось 3-4 человєка взяли інтерв»ю, значить, шо от «употрєбляєте наркотики?» «Да, употрєбляєм наркотики.» А вот ето дома, ето построєни за сльози і горє етіх людєй, коториє потрєбляют наркотіки. Ето циганскій наркобарон. Ну, дійсно, в кожній циганській общині проблема єсть. Я тут можу чесно і відверто вам говорити.

Кучма: А чого вдруг Доренко лізе туди.

Кравченко: Чого Доренко? Ну, вони кажуть так, шо тут, вроді, простір перекритий, шо вони не знайшли, хто може кинути, але в кінці фраза була така скажем шо [переходить на російську]: «Мы не только об Украине говорим, в России тоже много проблем, но продолжение следует. Такое положение может быть при тесной смычке местной власти и милиции.» Шо, значить, бездєйствіє і так далєє. Я поговорив з губернатором і з Боделаном [Bodelan], переговорив, відкіля. Ну, вони все-таки проводять оцю лінію. Побачу, шо воно зараз, група там працює, подивимся оце відпрацювання. Я подивлюсь на Григоренко…

Автору известно, что по крайней мере несколько сотен сотрудников как одесского горуправления МВД, так и областных райотделов и облуправления одновременно являются платными сотрудниками наркокартеля. Как и то, что именно под их охранной выращивается, транспортируется, перерабатывается сырье, а затем развозится по крупным «точкам» сбыта. Как и то, что и тут в действии властная вертикаль: каждый участковый, каждый обноновец причастный к наркобизнесу вносил часть прибыли своему непосредственному руководителю, который, в свою очередь «отстегивал» наверх… В конце концов солидная сумма поступала милицейскому руководству. Естественно, часть денег шла в Киев, прокуратуре и руководству города.

Григоренко сняли и «Палермо» поутихло: кого-то «закрыли» (но почти всех скоро освободили «за недоказаностью»). Снизилось количество и изготовляемых в Одессе наркотиков, причем резко. Совпадение? Вряд ли.

Какое-то время на слуху был поселок Петровка Одесской области. Торговля наркотиками, организованная переселившимися цыганами привела к убийствам, массовым протестам жителей (но не активизации милиции), поджогами домов и бегством наркодельцов.

Борьба интересов

Как уже было сказано, МВД контролировало и получало доход с основной группы наркопроизводителей и наркодиллеров, продукция которой недорога и доступна. Но не секрет, что в Одессу уже давно завозятся и дорогостоящие наркотики, изготовленные за рубежом: героин, кокаин, ЛСД, мескалин, экстази (амфитамин) и пр. Распространяются они в ночных клубах, ВУЗах (примечательна здесь Юракадемия), среди «золотой молодежи», потребителями являются многие бизнесмены и «продвинутые», имеющие достачно средств, представители интеллигенции.

Галлюциногены типа ЛСД и его ослабленной версии «экстази», то есть производные лизергированной кислоты весьма популярны на дискотеках, без нее, как говорят молодые люди: «Не оттянуться по-взрослому». Кто и как поставляет их в Одессу? И в Украину, так как именно через наш город идет основная поставка. Кто сей увлекательный и крайне прибыльный бизнес контролирует? Наше доблестное МВД, СБУ и, в какой-то мере, облпрокуратура. И руководство одесского порта. Быть может, ответ можно получить, проводя некоторые параллели. Существуют документы и записи, касающиеся транспортировки через порт Героя Украины Павлюка оружия и боеприпасов в арабские страны.

Львиная доля «тяжелых» наркотиков доставляется в Одессу (и транспортируется дальше — около 80%, либо закупается на месте -20%), через порт, большей частью на «пассажирах». Обьем ведь небольшой, в отличие от маковой соломки — один человек может провести в маленьком кейсе тех же «марочек» ЛСД на миллион долларов США . То же касается и кокаина, и героина. Причем наркокурьерами зачастую работают именно сотрудники силовых структур, а иногда и прокуратуры. Поехал человек в отпуск за рубеж, на ту же Пальма де Майорка, а на обратном пути прихватил еще один чемоданчик, либо пакет. Выгодно и удобно.

МВД — имеется в виду ОБНОН и «шестое» управление, неоднократно пыталось принудить «смежников» поделиться и этим рынком. Несколько раз задерживали эсбеушников с поличным, прямо на территории порта. Но следовали ответные акции и происходил «обмен пленными и компроматом», все затихало. Имеется информация, что смерть полковника СБУ Задорожного напрямую связана с этими подковерными битвами. А так же таинственные исчезновения некоторых экс-сотрудников СБУ в Одесской области.

Как бы то ни было, но если сегодня и снижается рост наркозависимых по группе недорогих наркотиков: растворы опия и так называемые «винт» и «ширка», то количество поставляемых в Украину «тяжелых» наркотиков, как и их потребителей растает. В Одессе за последние семь лет «прокручено», как минимум, полмиллиарда долларов США наркоденег, за которыми смерть тысяч, будущая смерть от СПИДа десятков тысяч человек, плюс смерти от передозировки, застреленные, зарезанные, забитые…

Нина Клинович-Эштергази, Одесса, специально для «УК»

Читайте также: