Продаются Наташи. На экспорт. Недорого

Количество секс-рабынь, которых ежегодно вывозят из России за границу, достигает десятков тысяч. Вот и на Дальнем Востоке накрыли международную банду, торгующую живым товаром. Но здесь, в Хабаровском крае, на оргпреступность, «копать», собственно, некому. Что ни день, то новости — следователи СКП вымогали взятку у коммерсантов. Хотя и это меркнет перед громким секс-скандалом: когда один из прокуроров районного масштаба изнасиловал трех несовершеннолетних школьниц…

СПАСИТЕ НАШУ ДАШУ!

Что? Опять про секс-рабынь? Собираясь по заданию редакции в командировку в Хабаровский край, я не совсем понимала, зачем снова про ЭТО? И разве они, эти девушки, потерпевшие? Добровольно, без гарантий и контрактов летят как бабочки к огню в дальние страны. Типа танцевать-гарцевать. Но ведь дурами надо быть, чтобы думать: пронесет мимо борделя, обойдется без секс-услуг. Значит, сами виноваты!

С этим набором штампов я приехала в Комсомольск-на-Амуре. Пройдет еще несколько дней, и сюда из ужасного плена вернется одна из таких «виноватых» — 22-летняя Даша. Ее уговорили поехать на работу в Израиль — маленькому сынишке срочно требовалась дорогущая операция. Вопрос жизни и смерти. Даше сказали: заработаешь денег и про операцию за границей разузнаешь.

Однако конечной точкой перелета оказался один из притонов Тель-Авива. За отказ «работать» с клиентами непослушную девушку изнасиловали и перепродали в Грецию. Там пустили по рукам. Потом, засунув в багажник автомобиля, вывезли в окрестности Афин и, пригрозив перерезать сухожилия, бросили в какой-то подвал.

Она не должна была вернуться. Но повезло: охранник забыл телефон. Даша позвонила домой. Спасательная операция, с блеском проведенная греческой полицией с подачи их коллег из Хабаровска, заняла сутки…

ПРИБЫЛЬНЕЕ, ЧЕМ НАРКОТИКИ

Замначальника Следственного отдела СУ СКП РФ по Комсомольску-на-Амуре Юлия Волкова занимается сегодня расследованием одного из уголовных дел по статье «торговля людьми в составе организованного транснационального преступного сообщества». И, разбивая подобными примерами штампы типа «сама виновата», стоит горой за каждую из «своих» потерпевших.

В деле таких, как Даша, — более сорока. И их количество растет день ото дня.

Трудно себе представить, что отсюда, из маленьких городков и поселков на востоке России, начинается путь в Турцию, Грецию, Израиль, Китай, Японию, Корею… Нет, не для десятков и даже не для сотен — для ТЫСЯЧ красавиц самого распрекрасного возраста (17 — 30 лет). Кто бы мог подумать, что к нищей дальневосточной глубинке десять последних лет были обращены жадные глазки крупнейших иностранных сутенеров типа Рами Сабана из Израиля и его делового партнера по имени Ави Янай, перебравшегося на жительство в Москву.

Оперативное сопровождение уголовных дел по секс-рабству ведет Главное управление МВД РФ по ДВФО. Недавно в его структуре появился даже специальный отдел по борьбе с похищением, торговлей людьми и использованием рабского труда. Кажется, что возглавляющий его подполковник милиции Андрей Мельников и сам до сих пор поражен открывшейся в ходе расследования «картине маслом», а именно — масштабу явления и его высокой организованности.

Мельников говорит, что для криминала Дальнего Востока продажа девушек в рабство сегодня уже выгоднее наркобизнеса. В отличие от разовой дозы дури использование только одной рабыни дает хозяину чистый навар от 75 до 250 тысяч долларов в год (в доле продолжают оставаться и вербовщики, которым отчисляют по 25 процентов за одну секс-услугу). Саму же девушку продают по плавающему тарифу — от тысячи до 10 — 15 тысяч долларов в зависимости от «экстерьера». Окупаемость затрат (вербовка, подделка документов, подкуп чиновников, перевозка к «месту работы») происходит в феноменально короткие сроки — от недели до месяца.

Прибыль от вывоза за рубеж секс-невольниц исчисляется только в Дальневосточном регионе миллионами долларов (мировой же оборот оценивается в миллиарды) и сравнима с экспортом природных ресурсов — нефти, газа, леса…


Волонтеры распрстраняют такие листовки, чтобы девушки не велись на обещание сладкой жизни за границей. Мало помогает.

ТОВАР — ДЕНЬГИ — БОРДЕЛЬ

По данным ГУ МВД по ДВФО, в Хабаровском крае сложилась «катастрофическая ситуация»: действуют десятки легальных фирм с лицензиями на право трудоустройства за рубежом. Кроме фирм, шакалят и просто вербовщики — с каналами выхода на иностранных сутенеров и владельцев притонов. Почему же не гасят эту волну? Потому что у сутенеров схвачено все — есть свои люди и в милиции, и в полиции, и в погранслужбе, и в турфирмах, что клепают туристические визы для будущих секс-рабынь.

А желающих уехать дурочек — немерено.

— Мы проводили обыск в одной из хабаровских фирм, — замечает Мельников, — обнаружили 85 заполненных анкет. Столько девушек должна была отправить эта фирма за рубеж в течение ближайших 2 — 3 недель. По оперативным данным, ежедневно (!) по направлению Хабаровск — Москва вылетают по 3 — 7 девочек. Плюс Владивосток, другие города. Летят, как правило, по туристическим визам, хотя требование — виза рабочая. Миграционные службы обязаны проверять такие фирмы, а фирмы должны отчитываться: кого, куда и зачем отправили. Процесс с правовой точки зрения вполне отрегулирован, но… Никто никого не проверяет.

«Ежегодно, — пишет в своей книге «Продаются Natashi» канадский журналист и писатель Виктор Маларек, — торговцы живым товаром продают за рубеж в целях сексуальной эксплуатации десятки тысяч (!) русских женщин».

«Ежегодно, — отметил в своем выступлении на недавней конференции во Владивостоке заслуженный врач РФ профессор Анатолий Беляев, — население России уменьшается на 800 тысяч человек. При такой динамике уже к середине XXI века россиян станет в два раза меньше».

В том числе и потому, что — добавим уже от себя — просто некому будет рожать.


Рами Сабан из Израиля — один из крупнейших сутенеров, поставляющих русских девочек за границу…

МЫ ЖИЛИ ПО СОСЕДСТВУ…

Международное сотрудничество в сфере сексуальной работорговли на Дальнем Востоке имеет свою пусть недолгую, но авантюрную историю.

«Мама» Аня из Хабаровска была одной из первых, кто еще в лихие 90-е всерьез заинтересовался местной неприкаянной молодежью. В целях развертывания своего опасного бизнеса в Японии «мама» хабаровских проституток вышла замуж за японца с автомобильной фамилией Хонда. Договорились: тот сбывает нашим подержанные авто, «мама» Аня японцам — дальневосточных девиц. Однако вышла осечка. Хонда очень сильно хотел быстрых денег, угрожал доносом в полицию, и его пришлось утопить. Японский суд дал «маме» за злодейство десять лет тюрьмы.

Нынче срок подходит к концу. Великую сутенершу ждут со дня на день в Хабаровске. Надо ли говорить, что ее умения и сегодня будут востребованы?

Смысл тысяч страниц, упакованных в десятки томов уголовных дел, возбуждаемых сегодня, сводится, по сути, к трем основным глаголам — «завербованы, перевезены, проданы». Это про жертв. Но что собой представляют вербовщики транснационального картеля по торговле живыми людьми? И где они «трудятся»?

Райцентр Амурск. Его еще называют город-призрак. Едешь по улице, смотришь на ряды мертвых пятиэтажек и думаешь так же, как те, кто когда-то здесь жил, да уехал: поскорее бы отсюда куда-нибудь без оглядки…


Такие дома — не редкость в маленьких городках Хабароского края — понятно почему молодоеж пытается сбежать отюда.

Средняя зарплата у жителей района — 6 тысяч рублей. За долгожданное и наконец свалившееся всем на головы счастье обогреваться сахалинским газом надо платить ежемесячно 9 тысяч. В одном из теплых и пока еще обитаемых домов города-призрака живет вербовщица, 37-летняя Жанна (по просьбе следствия имя изменено). Она проходит по делу обвиняемой, сейчас под залог на свободе. Дверь мне она не открыла. Детский голос сказал: «Где мама — не знаю…»

Жители помнят ее газетные объявления типа «В целях трудоустройства за рубежом кадровое агентство «Канкан» проводит кастинг для девушек в актовом зале средней школы №… Приходите! Это ваш шанс!» Говорят, девчонки не шли — бежали, услышав призыв.

Сегодня в уголовном деле — десятки цветных фотоснимков. Фон, как правило, один — мягкий диван и штора из блестящей органзы. Одна на всех «боевая» форма одежды — купальник, сапоги-ботфорты на шпильке.

Сутенерша работала на Израиль и Кипр, иногда на Китай. Главное — уговорить очередную дурочку. Остальное решали деньги иностранного сутенера. Фотки ему — электронной почтой. Потом — телефонный торг:

— Двух не надо. Одну беру. За тысячу долларов.

— Ладно, бери две по цене одной…

— Обычная купля-продажа, будто речь не о людях, а о мешках картошки, — морщится следователь Юлия Волкова…

Следователь дает почитать показания потерпевших. Вот еще одна из историй — детдомовки Татьяны.

Подружка вывела ее на вербовщицу. Та нарисовала райскую картинку. Бесплатная дорога, респектабельный клуб на Кипре, работа «как бы психологом»: встретить, усадить, выслушать посетителя. Ну еще станцевать, если попросит, конечно. Хочешь лететь с подружкой? Тем лучше! Всего-то и проблем, внушала Жанна, что в «Шереметьево» при досмотре надо сказать: едем как туристы. Про работу ни гу-гу.

На Кипре их встретили и тут же повезли в госпиталь Эрджана — сдавать анализы. «Зачем? — посмела спросить Таня. — Я же приехала танцевать». «Ты приехала заниматься проституцией!» — Тут уже никто никого не собирался дурачить.

Шок. Истерика: «Везите назад! Я здесь не останусь!» В ответ: «Ты должна отработать потраченные на тебя деньги».

Их отвезли прямо в бордель под вывеской ночного клуба «К-5». В наказание за «выступление», говорит Таня, заставляли работать круглые сутки, без выходных. До 50 клиентов в день, по полчаса на каждого. Времени на сон не было. В перерывах падала вмертвую, засыпала не раздеваясь.

Но как-то решилась. Попросила позвонить в полицию одну из девушек — та говорила по-турецки. Тут же примчалось два наряда.

Хозяина оштрафовали. А нашу детдомовку — о чудо! — отпустили, дав денег на дорогу.

Таня вернулась домой. Долг за квартиру за это время разбух до зловещей суммы в 100 тысяч рублей. И девушка… опять пошла к сутенерше. Перед этим пыталась найти работу, но — тщетно…

«МАМА» С СОБАЧКОЙ


Полина Ивановна, которая до сих пор сплавляет девушек заграницу.

Кроме «портфолио» секс-рабынь, в материалах уголовного дела есть особое фото: домашняя идиллия, чаепитие, уютная тетя пенсионных годов. На коленях у тети — собачка.

Никогда не подумаешь, что мадам не мать большого семейства (муж, двое детей, внучка и пр.), а акула преступного бизнеса, единственный реальный доход которой — продажа людей.

Уйдя на пенсию, торговка, официантка, барменша Полина Ивановна (имя также изменено) не собиралась отдыхать. Как установило следствие, тетя Поля — деловой партнер вербовщицы Жанны, но в отличие от нее сегодня сидит уже не на кухне, а под стражей в СИЗО.

Пенсионерка практиковала особый метод вербовки девушек — через их… мам. Так, например, завербовала Лену. Само собой, исключительно по дружбе, так как «ну нет сил смотреть», как соседка из последних сил тянет дочку и сына, одна, без мужа, на зарплату педагога. А Леночка — чудо, лауреат танцевальных конкурсов. Вот и давай, гнула свою линию Полина Ивановна, отправим ее за границу. Недалеко. Подработает в приличном клубе постановщицей танцев.

Уговорила. Полетела дочка в Корею. Встречавший ее в аэропорту сутенер плохо говорил по-русски, но «четыре клиента в день, секс-услуги» произнес внятно. Шок. Отчаянный звонок вербовщице: «Полина Ивановна, как же так?!» «Дорогая, тебе 22 года, — спокойно сказали девушке, — должна была понимать, куда едешь. Слушайся менеджера и никому ничего не говори, если хочешь вернуться домой. Иначе я всем расскажу, что ты поехала работать проституткой. В Южной Корее строгие порядки. Вякнешь — сразу арестуют, у меня там все схвачено».

Прошел месяц. Контроль был круглосуточный. И все-таки ей удалось сбежать. Охрана обнаружила пропажу не сразу. Вместо себя под одеяло Ленка догадалась положить мягкую игрушку — большого медведя.

Месяц скитаний по чужой стране и — счастливое знакомство с русскоговорящими корейцами, они-то и помогли ей вернуться назад.

Тем временем на родине наша тетя Поля терпела убытки. Дело в том, что за каждый случай побега вербовщице назначается штраф — за следующую «обработанную» девушку ей не платят.

— Но представьте себе, — говорит следователь, — даже в этой ситуации она попыталась извлечь выгоду для себя. Стала звонить Лениной маме и вымогать деньги: «Ты должна 60 тысяч, потому что твоя дочь меня подвела. Я на нее столько потратила!»

Вскоре Полина Ивановна отзвонилась корейскому хозяину:

— Все о’кей! Маму я раскатала!


…Hа фото — его очередная жертва — такими карточками привлекают клиентов

«НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ…»

Вы скажете: чему удивляться? Закон джунглей — на каждого волка найдется овца. А еще: спрос рождает предложение.

Однако когда закончится расследование по торговле людьми, судить обвиняемых будут все же не учитывая закона джунглей и рынка, а по конкретным статьям УК. И получат они приличные сроки — до 15 лет лишения свободы. Вопрос лишь в том, дойдут ли дела до суда и, если все же дойдут, сядут ли рядом с вербовщицами из глубинки на скамью подсудимых те, кто на ней непременно должен сидеть, — руководители фирм прикрытия, чиновники контролирующих ведомств из миграционной, паспортно-визовой службы, милиции?

— Комсомольск-на-Амуре, Амурск — это самое первое, начальное звено транснациональной преступной сети работорговли. За ней, этой сетью, стоит колоссальная коррупция, — сказал мне начальник отдела по борьбе с торговлей людьми ГУ МВД по ДВФО подполковник милиции Андрей Мельников. — Естественно, процесс опекают и ОПГ, и чиновники.

Дальше — без диктофона — пошел разговор из серии «не для печати», «еще не время», но «как только, так сразу».

А пока… Задержали недавно руководителя одной сомнительной хабаровской фирмы.

— Так она, эта фирма, ни на минуту не прекратила своей работы, — сокрушается Мельников. — Я с одного авиарейса одну девочку забрал — на другом партия таких же в Москву полетела.

Получится ли копнуть глубоко, до «колоссальной коррупции»? Иногда кажется, что здесь, в Хабаровском крае, копать, собственно, некому. Что ни день, то новости — следователи СКП вымогали взятку у коммерсантов. Хотя и это меркнет перед громким секс-скандалом: когда один из прокуроров районного масштаба изнасиловал трех несовершеннолетних школьниц…

В таких-то «декорациях» куда качнется нынешнее громкое расследование сверхприбыльных и поражающих своими масштабами поставок на экспорт дальневосточных секс-рабынь?

Когда была в Амурске, зашла в райотдел милиции к его руководителю, подполковнику Уткину. Спросила:

— Были ли до нынешнего расследования сигналы о фактах торговли людьми в течение десяти последних лет на территории подведомственного отделу района?

— Ни одного! Ничего о таких фактах не знаю, — похоже, даже не понял вопроса начальник.

Ни одного обращения! А потерпевших, напомню, только по уголовным делам сегодня десятки!

Одни боятся огласки и никому не верят, особенно родной милиции. Другие молчат, поскольку… становятся вербовщицами сами. Начинающие сутенерши получают по 500 долларов за «голову» завербованной подружки или соседки. Потом — все больше и больше. И если израильская спецоперация по поимке Рами Сабана и его подручных носила название «Щупальца спрута», то, похоже, этот скользкий международный уродец с многокилометровыми конечностями, протянувшимися от Ближнего Востока до Дальнего, имеет высокую способность к самовоспроизводству.

Автор: Наталья Островская; фото автора и СКП РФ по Хабаровскому краю, КП

Читайте также: