Как я бросил школу и стал смертником

В начале апреля прогремел взрыв в пакистанской суфийской святыне, заполненной тысячами паломников. Погибли десятки людей. Оба смертника оказались подростками. Но один из них выжил и рассказал корреспонденту Би-би-си Алиму Макбулу о том, что толкнуло его на попытку не только покончить с собственной жизнью, но и убить других.

«Все, о чем я думал, — это что надо взорваться рядом с максимально большим количеством людей. И когда я решил, что пора, это для меня был момент счастья, — говорит 14-летний Умар Фидаи. — Я подумал, что сначала будет немного больно, но зато потом я окажусь на небесах».

Но Умар не попал в рай. Сейчас он находится под арестом в больнице.

Жилет смертника у Умара Фидаи взорвался неудачно, но на этот случай у него была припасена граната

Жилет смертника у Умара Фидаи взорвался неудачно, но на этот случай у него была припасена граната

У него оторвана левая рука; правая рука вся перебинтована; туловище тоже в бинтах. Однако он живо воспринимает происходящее, вежлив и обезоруживающе откровенен.

«План был такой: Исмаил должен был взорвать себя рядом со святыней. А я должен был дождаться, когда приедут машины скорой помощи и взорваться рядом с ними, чтобы убить еще больше людей. Перед этим у меня никаких сомнений не было», — говорит Умар.
Подростка подвело взрывное устройство, спрятанное у него в куртке: взрыв получился не той силы, как рассчитывали, но он оторвал Умару руку и оставил зияющую рану в животе.

«Он говорил, что нет смысла учиться, говорил, что нет ничего лучше рая, и что рай можно заслужить, если убивать неверующих»

Юный бомбист на время потерял сознание. Когда он пришел в себя, то попытался нащупать в кармане гранату.

«Нас учили, что если пояс не взорвался, то надо подрываться гранатой. Рядом со мной стояли трое полицейских, и я подумал, что если их убить, то я все-таки попаду на небеса», — рассказывает Умар.

Уцелевшей рукой Умар поднес гранату ко рту, чтобы вырвать чеку зубами, но полицейский это увидел и выстрелил ему в руку.

На видеокадрах, снятых на мобильный телефон, можно видеть, как полицейские принялись обезвреживать взрывчатку на теле лежащего подростка.

«Пойдем со мной — станешь смертником»

А началось все за пять месяцев до этих событий, в родном селении Умара в горах на северо-западе Пакистана, близ афганской границы.

«Там, где я ходил в школу, талибы были повсюду. Однажды один из них сказал мне: пойдем со мной — станешь смертником. Я сказал, что если он хочет убивать людей, то пусть делает это сам, а не просит детей. Но он не отставал», — вспоминает мальчик.

«Он говорил, что нет смысла учиться, говорил, что нет ничего лучше рая, и что рай можно заслужить, если убивать неверующих», — говорит Умар.

«Талибы все время молились, и я подумал, что они хорошие люди. Мое сердце велело мне идти и учиться у них», — добавляет он.

Умара и еще трех мальчиков учили обращаться с оружием и взрывчаткой. Где это происходило, он не сказать не может: на место тренировок его отвозили с завязанными глазами, а иногда и в наручниках.

Нападения исламских боевиков в последние три года стоили жизни тысячам пакистанцев. Большинство взрывов, как полагают, были совершены такими, как Умар, – детьми, обученными талибами.

Смертники нападают на самые разные объекты, но в последнее время они стали метить и в места поклонения суфийским святым. Фундаменталисты считают этот культ несовместимым с исламом.

«Мы убили детей, стариков и женщин, это очень плохо. Теперь я понимаю, что взрывы смертников не соответствуют исламу. Надеюсь, люди меня простят»
«Мы убили детей, стариков и женщин, это очень плохо. Теперь я понимаю, что взрывы смертников не соответствуют исламу. Надеюсь, люди меня простят»

«Талибы сказали нам, что мы поедем в Афганистан и будем там убивать неверных. Мы согласились, потому что благодаря этому мы бы попали в рай. Но когда мы ехали на автобусе к месту подрыва, я увидел, что мы все еще в Пакистане, и засомневался. А они сказали, что те, кто молится у этих святынь, — еще большие неверные. И я поверил», — вспоминает Умар.

«Когда подъехали к святыне, мы с Исмаилом поднялись на гору, где нас никто не видел, достали из сумок жилеты смертников и надели их. Потом попрощались и пообещали молиться друг за друга. Но нам не было грустно, потому что мы считали, что отправляемся в рай», — говорит он.

«Меня спасли от ада»

Понимание собственной неправоты, по словам Умара, пришло только когда он увидел, как полицейские обезвреживают его взрывчатку и как ухаживают за ним врачи.

«Я так благодарен: меня спасли от ада. Мне очень больно, но я знаю, что в больнице много людей с еще более тяжелыми ранениями, чем у меня, и мне очень жаль за все, что сделали мы с Исмаилом», — признает мальчик.

«Мы убили детей, стариков и женщин, это очень плохо. Теперь я понимаю, что взрывы смертников не соответствуют исламу. Надеюсь, люди меня простят», — говорит Умар.

По его словам, никто из его родственников не попытался с ним связаться, хотя «моя мать и младшие сестры в Северном Вазиристане наверняка знают, что произошло».

«Я просто хочу извиниться перед матерью. В момент, когда я подорвал себя, я не думал о семье, я думал только о том, чему меня учили талибы», — сокрушается мальчик.

Умар по-прежнему в тяжелом состоянии и неизвестно, выживет ли он.

Кроме того, он боится, что в любой момент талибы попытаются убить его за провал миссии смертника.

Источник: ВВС

Читайте также: