Дело Жуковского: пособники бандитов в суде цинично лгут

«УК» будет до конца освещать процесс над бывшим офицером Жуковским, с оружием в руках отстоявшего жизнь, честь и имущество, «положив» из ружья двух нападавших-кавказцев. Потому что уверены: пример Жуковского — отличный урок бандитствующим уродам и продажным чиновникам. А сам Олег Жуковский — настоящий гражданин и достойный пример для подражания.

 

…26 сентября свидетельские показания по делу дала гражданка Васильева, директор предприятия «Петровна», учредителем которого, по свидетельству его вдовы, был Г.Абшилава.

В связи с этим напоминаем: 16 и 17 декабря на складах предприятия «Гидромаш Лтд», принадлежавшего О. Жуковскому, происходила процедура передачи хранившихся там материалов на «ответственное хранение» ООО «Петровна».

Опустим в данном случае степень правомерности производимой операции, так как о ней шла речь в показаниях предыдущих свидетелей. Судей в этот день больше интересовало другое.

Так как в этот день вместе с Абшилавой, Васильевой и следователем налоговой милиции Гупаленко на территорию «Гидромаша» явилось полтора десятка, опять же, по свидетельству очевидцев, лиц кавказской национальности, директора «Петровны» спрашивали о том, что это были за люди? Работали ли они на предприятии?

Свидетель Васильева сказала, что несколько из них были приняты на работу буквально в тот же день. Заявления о приеме на работу в ООО «Петровна» были написаны ими «на капоте». На этот счет суд поинтересовался: а приказ о приеме их на работу был подписан тогда же? И тоже на капоте? Да, мол, приказ был. Мало того, тем, кто прибыл в тот день с Абшилавой, даже зарплату выплатить успели, за два дня…

Но после случившегося 17 декабря Васильева, по ее словам, их больше не видела. Поэтому суд решил пригласить этих граждан в качестве свидетелей на следующее заседание.

Началось оно 27 сентября с того, что судьи поинтересовались наличием в зале суда этих свидетелей. Секретарь суда уведомила, что приглашала этих свидетелей. С одним договаривалась по мобильному телефону, другой не проживает по адресу, где прописан — в каком-то селе. Адвокаты потерпевших и сами потерпевшие не смогли внести ясность в вопрос об их местопребывании. Посовещавшись с представителем обвинения, суд в конце концов постановил: подвергнуть неявившихся свидетелей принудительному приводу в зал суда.

За неимением их суд вчера рассмотрел ходатайство адвоката подсудимого и опросил главного бухгалтера ООО «Гидромаш Лтд» Татьяну Гуськову.

Она рассказала о событиях тех двух декабрьских дней — как она их видела, как воспринимала.

О повышенном интересе налоговых органов к предприятию, где трудилась, и которое она связывала именно с личностью Абшилавы, о том, как последний неоднократно являлся в офис с угрозами и криками о том, что «он здесь хозяин», как ногой открывал дверь…
Состояние Олега Жуковского, которого она знает 12 лет, в тот день было, по ее словам, критическим, ее крайне удивил курящий одну сигарету за другой директор, который не курил в принципе из-за проблем с сердцем.

Т. Гуськова была также удивлена и описью стройматериалов на складе в присутствии следователя налоговой милиции Гупаленко, а особенно — фактом передачи их «на ответственное хранение предприятию, с которым у нас никогда никаких взаимоотношений не было».

Отвечая на вопросы прокурора, Гуськова сказала, что да, имущество ПКФ «Гидромаш» находилось в тот момент под арестом (так как продолжались судебные тяжбы о принадлежности территории). Но имущество ООО «Гидромаш Лтд» — отнюдь.

Главного бухгалтера, по ее словам, так же, как и остальных работников «Гидромаша» не пускали на рабочее место, она видела в руках незваных гостей ножи и кастеты. Они угрожали Жуковскому, Абшилава ударил юриста предприятия…

Да, вызывали милицию, и не раз. Ее тоже не пускали на территорию новоявленные охранники.

Относились они к представителям правоохранительных органов, мягко говоря, безо всякого пиетета. Милиция в очередной раз составила акт и уехала.

«Мы сообщали милиционерам о холодном оружии у прибывших с Абшилавой людей. Не помню, устно или письменно. Мне было страшно находиться на своем рабочем месте. Тем более, что когда я пришла на работу, мне сказали: уходи, пока жива, мы чечены, нам терять нечего…»

Показания «рейдеров»

На очередном судебном заседании по делу Олега Жуковского в Ленинском райсуде, которое состоялось 29 сентября, были, наконец, опрошены свидетели со стороны потерпевших.
Это трое молодых людей, которых накануне убийства директор ООО «Петровна», учредителем которого был убитый, наняла на работу. И личный водитель Георгия Абшилавы.

Первым показания давал 23-летний Артур Давлатьяров, по его словам, служивший срочную во внутренних войсках и «поэтому знающий законы». Прописан парень в селе Черноморка Очаковского района. Первым делом судьи поинтересовались причинами его неоднократной неявки в суд в качестве свидетеля. Он, как «знающий законы» человек, ответил, что повесткой его не вызывали, по крайней мере, он ее не видел, а приглашение, исходящее от секретаря суда по мобильному телефону, в свете этого проигнорировал.

А.Давлатьяров пояснил суду, что охранником в ООО «Петровна» он устроился после того, как увидел объявление о приеме на работу.
То ли в газете, то ли на столбе… Вместе с ним накануне случившегося, после звонка по указанному в объявлении номеру, на территорию «Гидромаша» приехали его брат Тимур и их друг Максим Иванов. Там они вместе с еще 15-ю парнями, тоже «свеженанимаемыми», написали заявление о приеме на работу прямо на капоте машины.

Причем, не сразу, а только на следующий день, когда принесли паспорта. Он не смог удовлетворить интерес суда в плане того, почему их принимали на работу по паспортам, а не с трудовыми книжками? Заключали ли с ними трудовой договор? А. Давлатьяров подтвердил показания директора ООО «Петровна» Васильевой о том, что зарплату за два дня им выплатили.

Сколько именно — не помнит. Давно это было…

Основной их задачей как охранников, поставленной перед ними Г. Абшилавой, которого последующие свидетели отчего-то называли Георгом, была охрана печати на опечатанном складе.

Для этого и наняли такую уйму народа… Охрана производилась посменно и круглосуточно, правда, А. Давлатьяров при этом отрицал, что в ночь с 16 на 17 декабря на территории «Гидромаша» оставались люди Абшилавы.

Его товарищи так в этом не упорствовали, говоря суду, что ночная смена таки была. Хотя все они стояли на том, что только охраняли печать, разговаривали с сотрудниками «Гидромаша» исключительно вежливо: «там же все — пожилые люди», местного охранника никто не выпроваживал из сторожки, Абшилава все время повторял фразу о том, что «ваше дело — охранять склад», милиция проходила в офис беспрепятственно, физического насилия никто не применял, все было спокойно, оружия ни у кого из них не было, стрельба началась ни с того ни с сего, Жуковский, застрелив Абшилаву и его водителя, побежал за ними и стрелял по ним из винтовки (Артур, как бывший сотрудник ОВД, в этом разбирается!).

Да, и еще одно. Все трое твердят, что, когда Абшилава разбил стекло в кабинете офиса монитором, его же водитель, Артур Джанян, также впоследствии застреленный Жуковским, возмутился: зачем, мол, окно разбивать? Оно же открывается… А когда закричали женщины, зовя… охрану Абшилавы на помощь, братья Давлатьяровы и их товарищ Иванов показали, что «вывели троих женщин на двор через разбитое окно».

Вообще же все трое свидетелей активно делали упор на то, что прошло столько времени, и они почти ничего не помнят.
По этому поводу судья, не выдержав, напомнил им о том, что в столь молодом возрасте память должна быть куда крепче. А прокурор, в связи с ситуацией и противоречивостью показаний, потребовал огласить их же показания, данные на досудебном следствии следователю Ленинского РО 17 декабря. Надо ли говорить о том, что они сильно отличались от тех, которые давались 29 сентября? Тем более, что подсудимый, которого спрашивали, подтверждает ли он показания «охранников», напрочь отказался от подтверждения.

Свидетели со стороны потерпевшего делали упор на то, что им не нужны были никакие разборки, не их ума это дело. Тем не менее, на досудебном следствии они выказывали достаточную осведомленность по поводу спорной ситуации по поводу территории, возникшую между Абшилавой и Жуковским. Их, дескать, Васильева «просветила». Правда, Тимур Давлатьяров на вопрос о том, что же последовало после разбития Абшилавой стекла монитором, ответил достаточно честно: «Георг сказал, давайте сюда, ребята, он там что-то затевает». По-видимому, это относилось к запертой коммерческим директором входной двери офиса.

Личный водитель Абшилавы Матвеев, проработавший с ним полгода, показал, что 17 декабря его шеф не собирался приезжать на территорию «Гидромаша»: они планировали съездить в Одессу.
Но ему кто-то позвонил, видимо, из «ночной смены», и планы изменились. Также он показал то, что когда они приехали, Жуковский подошел к их машине и потребовал у Абшилавы, чтобы тот вышел.

«И вышел? — живо заинтересовались судьи. Конечно, нет. Он якобы сидел в машине и молчал…

Правда, подтвердить, что это происходило на самом деле, никто больше не смог. Кроме того, согласно свидетельству водителя Матвеева, Васильеву… толкнул охранник Жуковского. Директор «Гидромаш Лтд» также прострелил коробку передач на машине Абшилавы.

Вот последнего подсудимый и не отрицал, сказав об этом еще в первый день судебного заседания.

Судом в этот день был опрошен и водитель Жуковского Владимир Кувшинов. Он мало что знал, но сказал о том, что из бытовки, где он грелся, его чуть ли не выкинули, хотя он и протестовал.
Приехавшая милиция, по его словам, «прокралась в офис бочком со стороны примыкающего здания»… Насчет оружия у охранников Абшилавы он ответил так: «Оружия не видел, но, судя по их поведению, предполагал, что оно у них есть. От них исходила какая-то угроза»…

В офисе «Гидромаша» стрелял не только Жуковский
 
Вчера, 20 октября, на очередном судебном заседании в Ленинском райсуде по делу Олега Жуковского, обвиняемого в убийстве заместителя директора ГП «Дельта-лоцман» Георгия Абшилавы и его водителя Артура Джаняна, которое произошло 17 декабря 2010 года, заслушали только одного свидетеля: Светлану Дериглазову, оператора спецлинии НГУ «102».

Заседание, назначенное на 19 октября, не состоялось из-за того, что не поступила заявка на доставку подсудимого: так по крайней мере утверждали работники СИЗО. Но в этом сильно сомневаются родственники Олега Жуковского.

А опрашиваемый свидетель по причине того, что прошло уже 10 месяцев со дня трагедии, мало, что помнит о событиях того дня: даже не припоминает, в каком месяце это происходило — то ли в октябре, то ли в декабре.

С. Дериглазова — неаттестованный сотрудник, с ней на смене находился сотрудник аттестованный. На ее линию в тот день, ближе к вечеру, позвонила, похоже, женщина (было плохо слышно, но посторонние голоса в трубке присутствовали, как бы «за кадром»), которая «была взволнована, и сказала: „У нас бьют окна“, или какую-то похожую фразу». Связь после этого оборвалась. Оператор сделала запись в журнале и сообщила об этом в дежурную часть Ленинского РО. Она поняла, с какого адреса звонили, потому что в этот день на линию к другому оператору с ул. Маршала Василевского, 40/1 звонили уже 4-6 раз.

В связи с плохой памятью оператора прокурор попросил огласить ее же показания, данные в ходе досудебного следствия. Таким образом было уточнено время звонка — 17.36. В Ленинский райотдел оператор позвонила в 17.40. В предыдущих показаниях С. Дериглазова говорила о том, что на фоне звонка явственно слышались чьи-то крики и голоса, но конкретно разобрать их не было возможности. Это сейчас спецаппаратура в райотделе позволяет определять номер телефона и хорошо слышать звонящего.

Так как не явились свидетели Барабаш, Ибрагимов и Середа, суд вынес решение об их принудительном приводе на следующее заседание.

А на том, что происходило 20 октября, были рассмотрены письменные исследования материалов дела: протоколы осмотра места происшествия, заключения экспертизы, справки и иные документы, в частности, те, которые подтверждают факт того, что Жуковский боролся за свою собственность — копии договора купли-продажи и акта приема-передачи, а также — сведения о судимостях охранников ООО «Петровна», протокол с места обнаружения охотничьего карабина у магазина «Сельпо» (о чем и говорил подсудимый еще на первом заседании).

Протоколы осмотра места происшествия, протокол воспроизведения событий и экспертиза тел убитых показали: у Джаняна было три раны. Проникающее сквозное ранение в голову (теменно-височная область), ранение правого предплечья и одного пальца левой кисти. Под трупом Джаняна было обнаружено повреждение линолеума предположительно пулей калибра 7,62. По этому поводу прокурор поинтересовалась у подсудимого: сколько раз он стрелял?

Тот ответил, что был в таком состоянии, что этого не помнит. На него из угла угрожающе двинулся человек, и он автоматически выстрелил. Экспертиза сделала вывод о том, что такие ранения рук могли возникнуть как в том случае, если человек полулежал, прикрывая руками голову, так и в том, если поза его была такой, о которой говорил Жуковский, то есть, вертикальной. Но также — и в результате рикошета, что не исключают эксперты-криминалисты.

Что касается трупа Абшилавы, то у него обнаружены сквозные пулевые ранения головы и груди, несовместимые с жизнью.

Кроме того, в офисе «Гидромаша» была прострелена дверь, повреждены жалюзи на окне «комнаты № 1» и стеклопакет «комнаты № 2», где разворачивались события. Заключение экспертизы: дверь была прострелена оружием, но не калибра 7,62 (!), то же можно сказать и о повреждении жалюзи, причем, снаружи, со двора. Каким видом оружия при этом воспользовались, эксперты сказать не могут.

Но внутри офиса, кроме гильз калибра 7,62 (как в охотничьем карабине выпуска 1944 года, чьим владельцем является Олег Жуковский) была обнаружена и пластиковая пуля калибра 9 мм, выпущенная из травматического оружия. Эксперты считают, что повреждения в офисе — простреленные двери и жалюзи — могли возникнуть в результате применения оружия такого вида и калибра. У подсудимого в связи с этим спросили, не имеется ли у него пневматического оружия. Имеется. Газовый пистолет «Вальтер», запертый дома в сейфе. Им, по его словам, абсолютно никто не мог бы воспользоваться.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, на территории ООО «Гидромаш» находились несколько автомобилей. В одном из них — БМВ — лежали паспорта свидетелей по делу братьев Давлетьяровых, почему-то испорченные зубами мелких грызунов, их товарища Иванова, чей-то паспорт гражданина Грузии, удостоверения охранников ООО «Петровна». В этой связи по требованию адвоката подсудимого были зачитаны справки о судимости Артура Давлетьярова и Максима Иванова (он в свое время был осужден на 4 года лишения свободы по ч.2 ст. 186). К делу приобщена копия удостоверения А. Джаняна, в котором написано, что он также являлся охранником ООО «Петровна» (получается, что никак не водителем,- прим. ред.).

Кроме того, были оглашены итоги служебных расследований действий следователя налоговой милиции Гупаленко и сотрудников Ленинского РО, приезжавших на территорию ООО «Гидромаш» 16 и 17 декабря 2010 года.

«Фактів неналежного виконання обов\’язків не виявлено», так как «никаких посторонних лиц на территории не было». Выходит, служебные обязанности ими были выполнены наилучшим образом? Хотелось бы верить, да только наличествовавшие на этой самой территории два трупа верить в это не позволяют.

Судом была зачитана психиатрическая экспертиза О. Жуковского. Вывод: 17 декабря 2010 года подсудимый находился «в состоянии кумулятивного аффекта, вызванного длительной психотравматической ситуацией».

Суд удовлетворил ходатайство защитника потерпевших и представителя обвинения о вызове на следующее заседание психолога и психиатра, давшего это заключение. А само заседание состоится 15 ноября.

(Продолжение следует)

По материалам Mukola.Net

Подробно о «деле Жуковского» можно прочитать здесь:

Читайте также: