«Удобный» прокурор Виталий Щеткин

Реформирование силовых ведомств Украины никак не затронуло Генеральную прокуратуру. Которая так и осталась «отстоем» для одиозных кадров, вершивших – и ломавших – человеческие судьбы в десятилетнее правление Леонида Кучмы. Более того: кадровый «голод» нынешней власти на покорных и услужливых исполнителей способствует выдвижению на руководящие посты в ГПУ прокурорских работников, многократно скомпрометировавших себя прежде.Недопущение журналистов к судебному процессу по «делу Гонгадзе» — закономерный итог усилий нынешних власть предержащих. Стремящихся, во что бы то ни стало, похоронить правду об убийстве Гии Гонгадзе под покровом мнимой «государственной тайны». На самом деле «тайна» в этом деле, имеющем международный резонанс, одна: прокурорская следственная машина стремится выполнить заказ высокопоставленных украинских чиновников и политиков — скрыть заказчиков и организаторов убийства журналиста. Для «масс» под видом судебного процесса власть приготовила очередное шоу, роль статистов в котором отведена подозреваемым в убийстве Г.Гонгадзе.

Организация судебных шоу с участием прокурорских работников – славная советская традиция! – потребовала ловких исполнителей. А они в Украине есть – кадровый резерв «удобных» прокуроров в Украине поистине неисчерпаем…

Расскажем об одном из них:

В ноябре минувшего года дело об убийстве журналиста Г.Гонгадзе, вопреки протестов его родных и адвокатов, все же было передано для рассмотрения в Верховный Суд Украины. Дело к передаче подписал заместитель Генпрокурора Виталий Иванович Щеткин, назначенный на эту должность несколькими днями ранее. До В.Щеткина это не рискнул сделать никто – даже Святослав Пискун. Ибо всем была ясна губительная абсурдность такого шага. Как для международного авторитета государства, так и для своей карьеры. Виталий Щеткин эту черту переступил.

В суд была передана лишь часть «дела Гонгадзе», которая касается подозреваемых в непосредственном убийстве журналиста — бывших офицеров милиции Костенко и Протасова (арестованы), а также Поповича (находится на подписке о невыезде). Именно Щеткину новый Генеральный прокурор Александр Медведько поручил кураторство над прокурорским следствием в стране, которым до того занимался сам. Интересно, что прокурорское становление и мужание Щеткина, как и Медведько, проходило в Донецком регионе.

В то время, как руководство ГПУ по указке «сверху» заинтересовано в концентрации внимания общественности на исполнителях убийства журналиста, обратимся к личности Виталия Щеткина – исполнителю «госзаказов» по скорейшему «раскрытию дел».

Справка «УК»: Щеткин Виталий Иванович родился 5 сентября 1948 годау в г. Попасне Луганской области. В 1972 году закончил Харковский юридический институт.

В органах прокуратуры работает с 1974 года. Этапы карьеры:

1974 – 1976 гг. – старший следователь прокуратуры г. Мариуполь Донецкой области;

1976 – 1980 гг. – старший следователь прокуратуры Донецкой области;

1980 – 1982 гг. – прокурор-криминалист прокуратуры Донецкой области;

1982 – 1987 гг. – заместитель начальника следственного управления прокуратуры Донецкой области;

1987 – 1992 гг. – начальник следственного управления прокуратуры Донецкой области;

1992 – 1994 гг. – прокурор Донецка;

1994 – 1995 гг. – заместитель прокурора Донецкой области;

1995 – 1996 гг. – первый заместитель прокурора Донецкой области;

1996 – 1997 гг. – заместитель Генерального прокурора Украины — начальник Главного следственного управления;

1997 – 1998 гг. – заместитель Генерального прокурора Украины – начальник Главного управления надзора по соблюдению законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и досудебное следствие;

1998 – 2000 гг. – начальник Главного управления надзора по соблюдению законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и досудебное следствие ГПУ;

2000 – 2001 гг. – начальник Второго отдела ГПУ;

2001 – 2002 гг. — начальник отдела надзора по соблюдению законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и досудебное следствие Управления надзора по соблюдению законов органами внутренних дел и налоговой милиции при проведении оперативно-розыскной деятельности, дознания и досудебного следствия ГПУ;

2002 – 2003 гг. – заместитель начальника Главного управления надзора по соблюдению законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и досудебное следствие – начальник управления надзора по соблюдению законов органами внутренних дел при при проведении оперативно-розыскной деятельности, дознания и досудебного следствия;

2003 – 2004 гг. – заместитель начальника управления по расследованию особо важных дел ГПУ;

2004 – 2005 гг. – Главного управления надзора по соблюдению законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и досудебное следствие ГПУ;

С ноября 2005 года — заместитель Генерального прокурора Украины.

Член коллегии Генеральной прокуратуры Украины. Почетный работник прокуратуры. Женат, имеет сына и дочь.

«УК» специально привела полный послужной список Виталия Щеткина – ибо в нем мы и найдем объяснение его непонятным действиям в «деле Гонгадзе».

С донецким приветом!

Обратите внимание — рост прокурорской карьеры Виталия Щеткина в Донецкой области пришелся в аккурат на годы становлення и расцвета бандитского «беспредела» на этой территории. Годы, когда убийства в регионе носили массовый характер, а выяснение отношений между бандами велись с использованием гранатометов и управляемых мин.

Вот далеко не полный мартиролог жертв криминальных «разборок» тех лет:

19 марта 1994-го года в селе Писки Ясиноватского района Донецкой области совершено покушение на Ахатя Брагина, гендиректора донецкой фирмы «Люкс». Вместе с ним под обстрел киллеров попали лица из его ближайшего окружения: граждане Мальзам, Чирин, Савин, Соловей и Рубец. Последние двое — убиты.

8 мая 1994-го года произошла вторая попытка убийства того же А.Брагина – уже в самом Донецке. Что примечательно — с использованием пяти гранатометов.

30 ноября 1994-го года в Донецке убит Гайдуков, совершены неудачные для исполнителей покушения на Насомова, Светланова, Васильева, Сидорова. Почти все эти лица также имели отношения к Брагину. Использовались взрывные устройства и автоматическое огнестрельное оружие.

12 апреля 1995-го в Донецке убиты Богданов (он же «Самсон-старший»), Кациев, Васильев – все лица из ближайшего окружения А.Брагина.

10 августа 1995-го года в Донецке совершается еще одно убийство. Погибает Артур Богданов («Самсон-младший»), еще один человек ранен.

11 октября 1995-го года в Донецке убит учредитель фирмы «Свин» Гузаров и совершены покушения на Герасимова и Лобко.

15 октября 1995-го года в Донецке на стадионе «Шахтер» таки убит – с третьей попытки — гендиректор фирмы «Люкс» Ахать Брагин и пять сопровождавших его лиц. Трое ранены.

26 декабря 1995 года в Донецке убиты еще три человека, имеющие отношение к бизнесу «брагинской» группировки.

16 мая 1996-го года в Донецке убит президент акционерного общества «Данко» Александр Момот и совершено покушение на его водителя Щиголева.

3 ноября 1996-го года в аэропорту Донецка убиты Евгений Щербань, народный депутат Украины, его жена Надежда Никитина, двое работников аэропорта — Шеин и Гапчич, ранен сотрудник таможни Радченко…

В те годы прокуратура Донецкого региона не блистала успехами как в раскрытии преступлений, так и на ниве надзора за соблюдением законности. Не радовала достижениями и милиция, за действиями которой осуществлял прокурорский надзор Виталий Иванович Щеткин.

Наоборот: тотально коррумпированные прокуратура и милиция региона заняли роль пасивного наблюдателя, закрывая глаза на творившуюсю кровавую вакханалию. Более того: по роскоши прокурорские (и милицейские) особняки ни в чем не уступали строениям бандитов. И об этом «УК» много писала.

Читатели могут возразить: что, мол, мог сделать один прокурорский работник В.Щеткин в такой ситуации и при таком окружении? Ответ: а чего ожидать от В.Щеткина, пятнадцать лет безмолвно «варившегося» в таком окружении, под влиянием среды формируя и совершенствуя свои прокурорские «навыки» и мировоззрение?

Убеждены, что «донецкий этап» в биографии В.Щеткина выработал в нем особое «мировоззрение» и стиль, проявившиеся уже на работе в Генеральной прокуратуре. Помянем прошлое.

Адвокат Юрия Кравченко

Слово – коллегам. «…Все смешалось в доме №10 на улице Богомольца после того, как ради казенных надобностей его хозяина, министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко, в мае 1996 года был приобретен Мерседес… Один лишь список стандартного оборудования Мерседеса S 600 L своею длиной (разница в целых 100 миллиметров по сравнению с аналогичной, но более дешевой моделью это го же автомобиля) и респектабельностью заставляет страдать любого как цивильного, так и погононосного автолюбителя, а также мучиться тайной завистью к генерал-полковнику милиции Юрию Кравченко. Ибо в служебной машине (привожу по списку СП «Автомобильный дом Украина-Мерседес-Бенц», представительство Мерседес-Бенц АГ») среди прочего имеются столь необходимые для казенных правоохранительных надобностей: «термометр наружной температуры», «замок перчаточного ящика», «блокировка задних дверей против открывания детьми изнутри», «кожаное покрытие руля диаметром 390 мм и кожаная манжета у основания рычага КП, вставки на руле и на рычаге КП из дерева «земляной орех», «пепельница с освещением в задних дверях», «отделка салона деревом «земляной орех», «подогрев передних сидений» и многое другое. В прайс-листе СП «Автомобильный дом Украина-Мерседес-Бенц», представительство Мерседес-Бенц АГ» также указывается, что цена базовой модели «S 600 L» составляет 182 тысячи 800 немецких марок. Кравченковский Мерседес этой модели обошелся МВД Украины в 205 тысяч DM. Причем данная цена на условиях так называемой поставки СIР (то есть с доставкой товара покупателю и с его растаможиванием) включила и страховку, и индивидуальную доставку транспортного средства в Киев. Кстати, этот автомобиль, снабженный (вновь цитирую список стандартного оборудования) «радио МВ Equiisit RDS с 8 колонками», значился в накладной как «транспортное средство специального назначения для органов внутренних дел Украины» (об этом речь пойдет ниже). В качестве «спецоборудования» в комплект автомобиля вошли: радио станция, антенна, проблесковый маяк и мобильный телефон.

Но как понимать пассаж из триумфаторски опубликованного газетой «Правда Украины» официального ответа заместителя Генерального прокурора Украины Виталия Щеткина, который 18 марта сообщает председателю парламентской Комиссии по вопросам законности и правопорядка Александру Жиру: «При получении Хозяйственным управлением МВД Украины спецавтомобиля «Мерcедес-S-600-L» нарушений действующего законодательства не допущено».

Помилосердствуйте, господин Щеткин! Как это, «не допущено», когда глава МВД Юрий Кравченко, как говорится, при проведении допросов в его ведомстве собственноручно дал вышеприведенные показания о том, что Мерседес-600 «проводился» через фонд «Милосердие» исключительно для того, чтобы уменьшить налоги. Иными словами: чтобы скрыть от государства налоги, тем самым, нанеся ущерб гражданам страны, для выплаты зарплат которым в бюджете не хватает денег.

В чем не сложно убедиться, если высчитать сумму налога (если, конечно, платить ее, как говорится, по-честному) от суммы, за которую был приобретен кравченковский Мерсе дес S 600 L. А он стоил, напомню, 205 тысяч немецких марок. 3. Именно эта сумма была указана в немецкой накладной №100-22/4, копию которой удалось раздобыть «Ведомостям». Документ выписан 30 апреля 1996 года, на нем стоит украинский таможенный штамп. Для справки инспекторов ГАИ, если они, остановив на улице этот Мерседес, к примеру, решат сверить номера кузова и двигателя. Автомобиль господина министра внутренних дел имеет кузов №WDВ1400571А318203, а также двигатель №12098212003217. Впрочем, куда как более важными представляются другие сведения, имеющиеся в этой накладной. В графе «Получатель» там значится: «Украинский благотворительный фонд «Милосердие». А в графе «Назначение» записано: «В счет благотворительной помощи от ПО «Южно-Украинская АЭС». В графе «Основание» следует ссылка на «Контракт №100-22/4 от 22.04.96 г.», а в качестве «Поставщика» и «Грузоотправителя» указана некая берлинская фирма «МАIQARY IМРЕХ GmbН»…

Борец с инакомыслием

Интересно, какое моральное право подписывать направление в суд «дела Гонгадзе» имел прокурор, ранее возбуждавший уголовное дело против журналистов? Вернемся к событиям семилетней давности.

Заместителем Генерального прокурора Украины Виталием Щеткиным по требованию ряда бывших и одного нынешнего депутатов Верховной Рады в 1998 году было возбуждено уголовное дело N 50-1695 против главного редактора еженедельника «Политика» Олега Ляшко по факту публикации в газете в июне 1997 года его статей «Дурдинцовщина» и «Экономьте колючую проволоку, гражданин Дурдинец». В этих материалах автор критически оценил деятельность тогдашнего исполняющего обязанности премьер-министра Украины Василия Дурдинца, позже возглавившего Национальное бюро расследований. О.Ляшко обвинялся в распространении ложных сведений, якобы порочащих честь и достоинство В.Дурдинца. Соответствующая ст. 125 ч. 2 Уголовного кодекса Украины предусматривала наказание в виде до 3-х лет лишения свободы или до 2-х лет исправительных работ…

Где сейчас В.Дурдинец со своим «достоинством»? А вот Щеткин – уже трижды! — заместитель Генерального прокурора. «Понятлив и услужлив» — потому и удобен для любой власти… И востребован.

Случай с О.Ляшко в практике В.Щеткина – не единичный, когда прикрываясь служением закону, требовалось «долбить» политических оппонентов режима Кучмы. Например, история с «посадкой» предпринимателя Михаила Бродского, осмелившегося рассказать о коррумпированности министра МВД Ю.Кравченко. Бродского «забрили в СИЗО», возбудив против него множество уголовных дел. Расправа над бизнесменом вызвало столь нежелательный резонанс, что власти решили перевести его из столичного следственного изолятора куда подальше – В СИЗО Житомира. И тут, как всегда, пригодился Щеткин!

…17 марта 1998 года заместитель начальника УВД по Киевской области обратился с письмом на имя замминистра внутренних дел Ивана Штанько, в котором попросил изыскать возможность рассредоточить людей, находящихся в следственном изоляторе г. Киева. В письме сообщалось, что по состоянию на 1 января 1998 года в следственном изоляторе содержалось 3407 заключенных, а на 13 марта их количество возросло до 3516, что почти на тысячу превышает допустимую норму. Поэтому было принято решение о переводе для дальнейшего содержания под стражей в СИЗО Житомирской области ряда лиц, в том числе и М.Бродского. Об этом сообщил на пресс-конференции, проводившейся в Генеральной прокуратуре Украины, заместитель генпрокурора Виталий Щеткин. Интересно, какая «масса» наполненности киевского СИЗО стала бы критичной в том случае, если бы туда не угораздило попасть Михаила Бродского? Кроме того, известно, что этапирование такого рода является весьма эффективным средством давления на содержащегося под стражей.

Щеткин – наш ответ ПАСЕ!

Украина почему-то не заинтересована в показаниях экс-майора Николая Мельниченко по делу убийства журналиста Георгия Гонгадзе – об этом не так давно заявил докладчик Парламентской Ассамблеи Совета Европы Сабине Лейтхойссер-Шнарренбергер. Он считает преждевременным начало судебного процесса об убийстве Гонгадзе, поскольку в нем не фигурируют заказчики и организаторы преступления, — сообщает «Украинская правда».

Лейтхойссер-Шнарренбергер выразил уверенность, что судебный процесс в нынешнем виде – это попытка окончательно закрыть дело об убийстве журналиста.

Но не тут-то было: в противовес докладчику ПАСЕ заместитель Генерального прокурора Украины Виталий Щеткин, курирующий следствие, заявил о том, что Мельниченко — важный фигурант следствия. По его словам, у Генпрокуратуры «сложились с ним нормальные отношения» (?!). Комментируя свое высказывание, Виталий Щеткин подчеркнул: Мельниченко постоянно приходит на допросы и дает определенные пояснения. Виталий Щеткин также заверил Европу, что «дело Гонгадзе» находится «в стадии активного расследования». А материалы, направленные в суд, касаются только исполнителей убийства журналиста.

Правильно озвучено, товарищ прокурор!.. Заказчики убийства могут вздохнуть с облегчением…

(продолжение следует)

Ярослав Грушевский, «УК»

Читайте также: