«Деревянное» право. Почему белорусам запрещено увольняться

  Чтобы спасти белорусскую экономику и удержать рабочих на небогатой родине, президент Александр Лукашенко ввёл «крепостное право» на госпредприятиях и хочет заставить школьников укладывать тротуарную плитку.

 Белорусский дизайнер мебели 37-летний Олег уехал в Москву в 2005 году. На родине он работал на одном из деревообрабатывающих предприятий, рисовал эскизы для новых диванов за $300 в месяц. Сразу после переезда в Россию, где он освоил дизайн интерьера квартир, и его доход вырос в пять с половиной раз. Своему своевременному переезду Олег, всё ещё опасающийся афишировать свою фамилию, рад как никогда: «Вовремя я оттуда сбежал. Сейчас бы по закону уже не смог».

Бацька может. Александр Лукашенко решил остановить отток соотечественников из страны, прикрепив их к рабочим местам  Фото: AP

Бацька может. Александр Лукашенко решил остановить отток соотечественников из страны, прикрепив их к рабочим местам  Фото: AP

Декрет, о котором говорит дизайнер, президент Белоруссии Александр Лукашенко подписал 7 декабря. Документ запрещает работникам деревообрабатывающей промышленности увольняться с предприятий по собственному желанию. Единственная возможность уйти — получить согласие директора завода или, в исключительных случаях, губернатора области. И это только начало масштабной программы по наполнению госбюджета. Ради экономии расходов власть также планирует использовать дешёвый детский труд там, где раньше это было запрещено.

Завод невозврата. После визита на запущенный завод по производству мебели «Борисовдрев» Лукашенко решил запретить работникам отросли увольняться с предприятий

Завод невозврата. После визита на запущенный завод по производству мебели «Борисовдрев» Лукашенко решил запретить работникам отросли увольняться с предприятий

Без права перехода

Скандальный декрет Лукашенко, который в стране уже окрестили «крепостным правом», нужен власти для того, чтобы закрепить специалистов за фабриками, где те получают по $150–250 в месяц. В последние годы, после резкой девальвации белорусского рубля, работники стали активно уезжать на заработки в Россию: попасть туда белорусы могут беспрепятственно, и рынок труда соседней страны для них открыт так же, как для самих россиян.

37-летний Владимир Додонов работает на госпредприятии «Борисовдрев», производящем мебель, бумагу и спички, за $140 в месяц. Бросить всё и сбежать в Россию он не может потому, что должен ухаживать за больной матерью. После подписания скандального закона Додонов фактически превратился в раба, но изменить ситуацию ни он, ни ещё 13 000 работников девяти деревообрабатывающих заводов и тысячи строителей, участвующих в их модернизации, не могут.

По словам источников Фокуса, близких к администрации президента Лукашенко, идея «крепостного декрета» родилась случайно во время спонтанного визита на «Борисовдрев». Там президента никто не ждал, поэтому Лукашенко увидел предприятие в его обычном полурабочем состоянии, без искусственного лоска. Увиденным глава государства остался недоволен: новым оборудованием, закупленным за бюджетные деньги, никто не пользовался — специалистов, способных на нём работать, нет, уехали в Россию. И так повсюду в отрасли.

Общая мобилизация. Белорусский республиканский союз молодёжи предлагает решать экономические проблемы страны с помощью детского труда

Общая мобилизация. Белорусский республиканский союз молодёжи предлагает решать экономические проблемы страны с помощью детского труда

Президент отреагировал оперативно: декрет не только сделал невозможным смену работы, но и чётко регламентировал наказание для нарушителей: за «самовольное увольнение» работников отрасли будет отлавливать милиция и направлять на неоплачиваемые «исправительные работы» на то же самое предприятие. Те же, кто захотят уволиться до истечения контракта, должны будут возместить работодателю всю выплаченную им заработную плату с момента подписания договора. И хотя пока жёсткие правила касаются только предприятий деревообработки, белорусы боятся, что вскоре «крепостное право» распространится на весь госсектор.

Председатель белорусского Профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Геннадий Федынич считает президентский декрет «грубейшим нарушением прав человека». «По этому закону отказ нанимателя в расторжении контракта может быть обжалован только председателем облисполкома. При чём тут губернатор, если есть суды? Лукашенко своим декретом поставил крест на судах, и решать всё будут местные царьки?», — возмущается эксперт.

Впрочем, для него и миллионов других белорусов декрет шоком не стал. Власть давно применяет административный ресурс для удержания специалистов в стране. Сразу после окончания вуза каждый студент-бюджетник обязан два года отработать в госорганизации, куда его направят по распределению. Когда срок «отработки» заканчивается и молодой специалист хочет уволиться, руководство предприятия угрожает уволить его «по статье», а мэрия и облисполком вызывают на профилактические беседы его родителей.

Помогает не всегда: чиновники из Совета министров жалуются, что из страны бегут инженеры, архитекторы, врачи, специалисты нефтяной промышленности, дизайнеры, маркетологи. По оценкам Федерации профсоюзов Белоруссии, с начала последнего кризиса 2010 года из страны на заработки за рубеж уехало порядка 20–25% трудоспособного населения, а число людей, занятых в экономике, продолжает снижаться и сейчас составляет всего 4,57 млн человек из общего количества граждан в 9,5 млн.

У «белых воротничков» даже появился любимый корпоративный анекдот: «Последнему уезжающему из страны просьба выключить свет». Впрочем, скоро им будет не до смеха. Лукашенко планирует увеличить срок работы по распределению выпускников вузов, пока, правда, только медицинских, до 15 лет.

На инициативы белорусских властей уже отреагировали в ЕС. Директор департамента по правам человека Международной конфедерации профсоюзов Стивен Бенедикт заявил, что отказ Лукашенко выполнять основные пункты Международной конвенции труда, скорее всего, приведёт к введению против него и правительства новых санкций, в том числе экономических.

Даёшь молодёжь

Но санкций и без того давно изолированный Европой президент, похоже, не боится. Полностью контролируемый им Белорусский республиканский союз молодёжи (БРСМ), выполняющий в стране функции комсомола, решил пойти ещё дальше и предложил организовывать школьников в стройотряды для укладки тротуарной плитки. Простых рабочих такой труд не интересует: работа тяжёлая, а платят копейки. В той же России физический труд оплачивается примерно в пять раз выше.

БРСМ предлагает расширить перечень так называемых лёгких (то есть неквалифицированных) видов работ, которые могут выполнять ребята 14–16 лет, добавить в список укладку тротуарной плитки, оклейку обоями, покраску поверхностей, уход за животным и т. д. Всего предлагается перечень из 39 пунктов.

Смелую инициативу в БРСМ объясняют коротко: современные подростки достаточно хорошо физически развиты, поэтому способны выполнять другие виды работ, которые выше оплачиваются. Но родители потенциальных несовершеннолетних разнорабочих думают иначе. 37-летний менеджер иностранной компании из Бреста Андрей, который отказался называть свою фамилию, в детстве сам ездил с белорусскими стройотрядами в Крым собирать бахчу.

Сегодня он говорит, что своих детей на госработу, да ещё и такую тяжёлую, ни за что не отправит. «Детей же просто обманывают. Платят копейки, работать заставляют много, дети потом больше болеют, чем радуются заработанному. Это современное рабство», — рассказывает он, добавляя, что инициатива БРСМ понравится разве что малообеспеченным семьям.

Остальным придётся изворачиваться, ведь, по словам Андрея, если дети не вступают в союз молодёжи, их начинают гнобить учителя, а родителей песочат на собраниях. «То же самое может быть и в случае отказа отпустить ребёнка на летние работы», — говорит он. Если учесть, что минувшим летом в студенческих отрядах работали около 20 000 школьников, правительство вполне может рассчитывать на небольшую армию чернорабочих. Дешёвых и не способных отстоять свои права.

Автор: Олег Лабудько, Фокус

Читайте также: