«Черный список» Нацбанка. Часть 4

Несмотря на то, что НБУ планирует на десять лет исключать из банковской системы страны владельцев банков, доведших свои «детища» до банкротства или ликвидации, те рано или поздно обязательно вернутся. Потому что ворованных денег у мошенников хватит не только для того, чтобы зарегистрировать на подставных лиц новый банк, но и обеспечить себе «проходное место» в списках на выборах. И за стеной депутатской неприкосновенности им не страшны ни суд, ни прокуратура. «Церковный банк»

Так уж сложилось, что за святыми названиями, скрывается махровое мошенничество . Крымский коммерческий церковный банк (г. Севастополь) был исключен из Государственного реестра банков 26 мая 2003 года. Бесславный конец этого банковского учреждения фактически совпал с поимкой его директора – Сергея Михайловича Кондратевского (Шуриги), 1965 года рождения.

Бизнесмен, кроме банка, являлся владельцем «Торгового дома братьев Кондратевских» в Севастополе и сети гостиниц «Ярд». Его ежемесячный доход будто бы составлял один миллион долларов США. В 1994 году Шуригу называли самым богатым человеком Крыма.

20 июня 2002 года Кондратевский был задержан в Москве сотрудниками международного отдела Главного управления уголовного розыска МВД России и передан украинским правоохранителям. Следственные органы подозревали крымского бизнесмена в том, что в начале 90-х годов он, работая директором «Церковного банка», мошенническим путем присвоил 14 миллионов долларов США вкладчиков.

На «прицеле» у прокуратуры С. Кондратевский (Шурига) находился давно. Впервые он был арестован 28 марта 1998 года в Киеве. Его обвиняли в совершении преступлений, предусмотренных ст. 86-1 УК Украины (кража государственного и коллективного имущества в особо крупных размерах), ст. 143 ч.2 (мошенничество), ст. 172 (должностной подлог, имеющий серьезные последствия). Однако Кондратевскому удавалось уходить от наказания благодаря депутатской неприкосновенности. В 1996-1998 годах он был депутатом Верховного Совета Крыма, а в 1998-2002 годах – народным депутатом.

Согласно материалам следствия, в начале 90-х годов, когда и создавался «Церковный банк», С. Контратевский имел тесные связи с криминальными авторитетами Крымского полуострова (интересно, кто не имел тогда таких связей?). В частности, он был близок к окружению Виктора Башмакова («Башмака»), убитого в 1994 году.

После ареста в 2002 году Кондратевский (Шурига) находился в севастопольском СИЗО, знакомился с материалами следствия. На сегодняшний день миллионер на свободе. Мера пресечения с «заключения под стражу» изменена на «подписку о невыезде» – в связи с истечением максимального срока содержания под стражей (1,5 года) на досудебном следствии. По одним сведениям, Кондратевский выехал из страны, по другим – активно готовится к крымскому фестивалю «Звездный Прибой-2006».

«Лесбанк»

Закарпатский акционерный коммерческий банк «Лесбанк» (г. Ужгород). Он был вторым по величине на Закарпатье после «Сбербанка», поэтому тысячи закарпатцев держали деньги на его счетах. В 80-х годах трест «Закрапатлес» процветал. Им руководил Иван Иванович Герц (который впоследствии возглавил и «Лесбанк», был народным депутатом и министром внешнеэкономических связей Украины).

Закарпатская область на 70% покрыта лесами. За ценными породами деревьев охотились многие зарубежные бизнесмены и фирмы Западной и Восточной Европы. Все расчеты с ними (и в валюте тоже) проводились через «Лесбанк». Но деньги в банке не задерживались, а попросту транжирились. Почему сотрудникам банковского учреждения удалось избежать ответственности? Потому что, владея монополией на торговлю лесом, получая миллионные прибыли и имея при этом серьезные знакомства в различных министерствах и госучреждениях, это было нетрудно сделать. Рука руку моет – знают все. Еще в конце 80-х в закарпатских заповедных лесах устраивались оргии с участием «важных» гостей из Москвы, Киева, Венгрии, Словакии, Румынии. Им разрешали отстреливать даже диких животных, занесенных в Красную книгу. «Нужные» люди отдыхали на Закарпатье в различных санаториях и турбазах, получая то, что не мог себе представить простой обыватель. Причем бесплатно, как подарок от «доброго дяди» из «Закарпатлеса» и «Лесбанка».

Много людских денег (пострадали 5200 вкладчиков) было проедено и пропито местными царьками и различными визитерами. Сотрудники «Закарпатлеса» рассказывали, что директор «Лесбанка» Василий Сивуля (правая рука Герца) накануне банкротства в 1995 году выплатил своим родным, близким и многим «нужным» людям все сбережения. Вкладчики пробовали жаловаться Президенту – не помогло…

Возможность вернуть деньги были, но закарпатская «братва» провернула еще одну финансово-банковскую аферу с имуществом «Лесбанка». Здания и коттеджи банка были за бесценок (за несколько сот купоно-карбованцев!) выкуплены и переданы «Приватбанку». Как писала закарпатская пресса, к этим махинациям был причастны бывший губернатор Закарпатья Сергей Устич и экс-прокурор области Владимир Лемак.

Процесс ликвидации «Лесбанка» продолжается до сегодняшнего дня.

«Премьербанк»

В 2005 году на прицеле прокуратуры Днепропетровской области оказался местный «Премьербанк». Проведенная прокурорская проверка выявила многочисленные отступления от требований закона, допущенные должностными лицами этого учреждения. Связаны они были с нарушениями минимального размера регулятивного капитала, нормативов краткосрочной ликвидности, предоставлением кредитов без получения экономических нормативов и т.п. Результат – утрата ликвидности активов. То есть банк не имел активов для удовлетворения обязательств перед кредиторами и вкладчиками. Под угрозой оказалось само существование «Премьербанка». В ходе проверки был выявлен целый ряд финансовых «художеств». Так, руководители банка составляли соглашения переуступки прав требований с использованием финансовых схем по замене ликвидных активов на заведомо безнадежную дебиторскую задолженность.

7 апреля 2005 года прокуратура города Днепропетровска возбудила уголовное дело в отношении должностных лиц Акционерного коммерческого банка «Премьербанк» по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 364 Уголовного кодекса Украины, по факту злоупотребления служебным положением. При вине должностных лиц клиентам банка (около семи тысяч физических и 50 юридических лиц) не выплачено 63,7 миллиона гривен!

7 июля 2005 года был арестован казначей АКБ «Премьербанк» Геннадий Котов. В сентябре того же года прокуратура Днепропетровской области по подозрению в злоупотреблении служебным положением при заключении соглашений уступки права требования и снятии запрета на отчуждение заложенного имущества задержала заместителя председателя правления банка Любовь Яхонтову. В августе же в отношении Яхонтовой были возбуждены два уголовных дела ч.2 ст. 364. Сейчас следственно-оперативная группа устанавливает других лиц, причастных к утрате платежеспособности банка, а также их имущество для удовлетворения требований кредиторов банка, в частности его вкладчиков.

«Волыньторгинвестбанк»

О том, что «старые» кадры непотопляемы, свидетельствует история руководителей обанкротившегося «Волыньторгинвестбанка». В сентябре 2005 года тогда еще глава Государственной таможенной службы Украины Владимир Скомаровский приехал в Луцк. Не сам. А с кандидатурой Николая Кузьмича Голева, которого хотел предложить на должность начальника Ягодинской таможни. Однако на Волыни о Голеве знали не с самой лучшей стороны. В свое время он вместе с компаньонами «сколотил» печально известный в Луцке «Волыньторгинвестбанк».

Уже через пару лет работы голевского банка – в августе 2000 года – в отчете о ликвидации КБ «Волыньторгинвестбанк» эксперты ТАСИС писали: «Наш анализ хозяйственной деятельности ВТИБ и некоторых его клиентов дает основания для привлечения участников и руководителей банка к должностной, уголовной, административной и гражданской ответственности». Тогда эксперты требовали провести уголовное расследование против Голева. В частности, того, как он требовал возмещения личных средств банком, который ликвидировался, в ущерб другим кредиторам.

В начале 1999 года «Волыньторгинвестбанк» приостановил выдачу клиентам их вложений. Оздоровить банк было уже невозможно, и НБУ решил его ликвидировать. С кем не бывает. Но изюминка заключалась в том, как именно «грохнули» «Волыньторгинвестбанк». Бендериада выглядела следующим образом. ВТИБ привлекал средства населения под очень высокие проценты и активно кредитовал фирмы, собственники которых были, как правило, участниками… банка. В разгар экономического кризиса 1998 года, когда одалживали только те, кто не дружили с головой, «Волыньторгинвестбанк» все равно выдавал кредиты «своим» фирмам под 9% годовых. Таким образом, участники банка пытались получить кредит, выданный самим себе, раньше за других кредиторов. Потом банкиры выходили из состава банка и требовали выплатить немедленно свою часть. Среди таких банкиров был и Николай Голев, который в начале 1999 года вышел из игры, а банком стал руководить Вадим Витинский.

Интересно, что такая схема оказалась действенной, потому что не противоречила законодательству. Как установил суд, «Волыньторгинвестбанк» и одна из фирм Голева совершили взаимозачет: банк не был должен Голеву его части, а Голев мог не возвращать банковский кредит. Несмотря на то, что физические вкладчики в это время оббивали пороги контролирующих органов в надежде получить депозиты. В итоге Н. Голев оказался не на скамье подсудимых, а на работе в… Государственной налоговой администрации Украины. Там он возглавлял Департамент взыскания налогового долга.

«Аллонж»

Акционерный банк «Аллонж» (г. Киев) лопнул в августе 2004 года. Менеджеры банка завлекали доверчивых клиентов (в основном – пенсионного возраста) очень высокими выплатами по вкладам в гривне – до 21% годовых. Некоторые из пожилых людей отнесли «на сохранение» в «Аллонж» практически все свои сбережения – до 50 тысяч гривен. Так как банк относился к группе небольших, то и пострадало относительно небольшое количество человек – около шестисот.

КБ «Аллонж» был создан в 1993 году. Работал с физическими лицами, привлекая их повышенными процентами по вкладам. Как в августе 2004 года объясняли сотрудники НБУ, ликвидация «Аллонжа» потребовалась в связи с нарушением банком нормативно-правовых актов Нацбанка, значительной потерей активов и доходов и наступлением признаков неплатежеспособности банка. Нацбанк назвал 14 экономических нормативов, нарушение которых стало причиной решения о ликвидации банка. Попросту говоря, суть действий руководства банка «Аллонж» заключалась в том, что они, по мнению НБУ, имея недостаточный объем собственного и привлеченного (то есть, принадлежащего вкладчикам) капитала, раздали слишком много денег под кредиты с повышенным риском невозврата. Что, в конце концов, и случилось.

Против должностных лиц банка было возбуждено уголовное дело по ст. 364 ч. 2 Уголовного кодекса Украины «Злоупотребление властью или служебным положением, повлекшие тяжкие последствия». Банкиры подозревались в незаконной выдаче крупных сумм в кредит, которые в дальнейшем не были возвращены. Однако, это дело до сих пор «висит». А руководитель банка «Аллонж» Владимир Ильич Тимченко на вопрос обманутых вкладчиков: «Где наши деньги – 11 миллионов гривен – вкладов физических лиц, 40 миллионов гривен – счета юридических лиц?», безмятежно отвечает: «Это банковская тайна».

Вячеслав Тищенко, специально для «УК»

Читайте также: