АЛЛО, МЫ ИЩЕМ СВИДЕТЕЛЕЙ!

Киевский национальный университет и лично декан его юридического факультета Андрейцев решили засудить руководителя «УК» Ельцова. Поводом стала наша заметка, в которой живописалось задержание Андрейцева в момент получения взятки. В 12-страничном тексте искового заявления содержится требование всех возможных и невозможных кар, включая наложение ареста на квартиру. Но уже первое судебное заседание вызвало подозрение в том, что истцы неадекватно воспринимают действительность. В частности, относительно имиджа университета, а также декана ее юридического факультета. Зато инициаторы процесса, очевидно, пребывают в полной уверенности, что все вопросы «порешали», вооружившись ответами тех, кто собственно и задерживал Андрейцева. Очевидно, все же решены не все вопросы. Ведь остались свидетели и участники скандального действа. Например заместитель начальника ГУ МВД в г.Киеве, а ныне – начальник ГУ МВД в Харьковской области Анатолий Слипченко – одна из ключевых фигур скандального действа.Итак, события, описанные в заметке «Какие люди – и в наручинках», случились в разгар абитуриентского сезона – 12 июня. Академика Андрейцева «хлопнули» в его рабочем кабинете в момент получения взятки сотрудники 4 отдела УБЭП города Киева. Когда трое правоохранителей выводили Андрейцева из его кабинета, это наблюдали немало сторонних людей, а также работников факультета: методистки, студенты и как минимум один профессор. Когда Андрейцева, находящегося в крайней степени возбуждения, вывели под исторические красные колонны центрального корпуса, руководителю операции позвонили. И тут произошло необъяснимое, то есть необъяснимое для нормальной — правовой страны: Андрейцева отпустили. Телефонное право сработало на все сто. И немудрено, ибо фамилия «ходатая» была уж очень грозной. Но ее мы пока называть не станем. Сообщим лишь, что счастливое «решение вопроса» стало возможным благодаря неким служебно-родственным связям прославленного академика. Но об этом – как-нибудь в другой раз.

Сегодня же нас интересует иная фамилия: человека, с подачи которого собственно и была проведена операция. Генерал Слипченко, на то время — заместитель начальника ГУ МВД Украины в Киеве. Вскоре после скандала он вдруг был назначен начальником милицейского главка в Харьковской области. Это было наградой за молчание или следствием высокого профессионализма Анатолия Евгеньевича? Мы теряемся в догадках. Автор, он же ответчик, Олег Ельцов предпринял попытку связаться с генералом. Вначале я подробно изложит суть дела его помощнику. Тот обещал сообщить генералу мою просьбу и передать номера телефонов. Вскоре мне позвонил некто безымянный. Он сообщил, что работает со Слипченко десять лет и сказал, что генерал сейчас чрезвычайно занят. Тогда я попытался объяснить, что сегодня меня обвиняют в том, что я выдумал сам момент уличения Андрейцева во взяточничестве и что по моему скромному мнению дело офицерской чести генерала Слипченко любым возможным способом подтвердить, что подобный факт имел место.

В ответ собеседник лишь обещал передать мою просьбу генералу. Я до сих пор жду его звонка. Вернее, теперь я жду встречи с ним в зале суда. Одно дело – как школьник прятаться от человека, которого обвиняют во всех смертных грехах из-за твоих действий. Совсем другое – лгать открыто в суде. Ни кто не знает, что за документы еще всплывут в ходе судебных заседаний. Тут нужно быть на чеку: дашь «не те показания» и потом можешь попасть под статью о лжесвидетельстве. Повторяться об офицерской чести, думаю, уже нет смысла.

А на заседании, назначенном на сегодня должны появиться представители «Группы граждан» – учредителя сайта «Обком». Дело в том, что декан Андрейцев и ректор Скопенко царским жестом отдали во владение Ельцову этот Интернет-ресурс. Такой вот медиа-магнат Олег Ельцов клевещет на честное имя университета и его отдельных функционеров. Причем, если для подачи иска и выяснения принадлежности сайта «УК» Андрейцев обратился за получением информации к моему провайдеру, то с «Обкомом» обошелся вообще фривольно, голословно внеся его в список имущества Ельцова. Повнимательнее надо, господа юристы, такие заявления могут быть расценены как нанесение морального и иного вреда уважаемому изданию.

Кстати, о вреде доброму имени. Истцы считают, что своей публикацией Ельцов нанес их имени ощутимый урон. Представитель истца так аргументировал наличие этого имени: Киевский национальный университет значится в международных рейтингах вузов на лидирующих местах, упоминание фамилии профессора Андрейцева также можно отыскать в авторитетных рейтингах. Мы не поверили на слово и решили убедиться в этом самостоятельно. Мы посетили один из наиболее авторитетных международных рейтингов http://www.isinet.com/isi/products/citation/sci/ (доступ – по паролю, который имеют научные сотрудники и преподаватели серьезных учебных заведений. В данном случае нам помогли ученые Йельскогоуниверситета. Каково же было наше удивление, когда мы не отыскали этих славных имен не только в топ-листах, но напрочь не нашли даже упоминания ни о киевском университете ни об Андрейцеве. Отсюда вывод: не следует присваивать себе то, чего нет в принципе и, соответственно, что нельзя опозорить, то есть ту самую «ділову репутацію відомого своїми освітянськими досягненнями, визнаного в світі національного навчального закладу».





Таких курьезов в тексте искового заявления, составленного «визначним вченим-правотворцем» и пр. с избытком. Наконец, просто водевильным выглядит требование опровергнуть фразу, указывающую на то, что в киевском университете имеет место быть взяточничество за поступление. Представитель истца так ответил в суде на этот вопрос: мол, процессуально закрепленных фактов взяточничества нет. То есть, не пойман – не вор? А как же прискорбное событие, приключившееся с деканом юрфака 12 июня сего года? Декану хватило совести или уверенности в том, что этот факт не удастся доказать и потому он подал иск в суд? Что ж, мы займемся доказательством, к чему он нас подталкивает. Скажите, а конкурс на вечернее отделение юрфака в 1,33 человека на место (в соответствие с данными, которые истец приложил к своему заявлению, содержащемуся в судебном деле) – это как можно объяснить? Возможно непристижностью факультета или все-таки пониманием абитуриентами того, что знания при поступлении уже практически ничего не решают? Хочется знать правду.

Впрочем, не станем далее утомлять читателя своей повестью о порядках на юрфаке киевского университета – тема настолько широкая, что ее не объять в одной статье. Если же кто-то считает, что располагает информацией, без которой картина будет не полной – шлите нам ее на адрес электронной почты, назначайте встречи: хочется изобразить картину во всей красе. Особая надежда на тех, кто сможет пролить дополнительные лучики света на события, случившиеся на юрфаке 12 июня сего года. Свидетели, отзовитесь! Мы также надеемся, что остались еще в органах внутренних дел и прочих весьма информированных структурах люди, для которых словосочетание «офицерская честь» не пустой звук. Нам нужна ваша помощь и ваша информация о том «берет» Андрейцев или не «берет», солгала «УК» написав о поимке декана юрфака на взятке или нет?

(продолжение следует)

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: