15 лет нет ответа — без вести пропавшие в Беларуси

16 сентября исполняется 15 лет с момента исчезновения в Беларуси политика Виктора Гончара и его друга бизнесмена Анатолия Красовского. Дело официально не раскрыто, как и дела об исчезновении при невыясненных обстоятельствах экс-главы МВД Юрия Захаренко, журналиста Дмитрия Завадского. Друзья политика Геннадия Карпенко сомневаются в его естественной смерти.

 С портретами пропавших в Беларуси выходят на акции, которые проходят все реже и реже. Почему это происходит, и есть ли перспектива довести до суда дела о пропавших без вести политических противниках режима?

Анатолий Лебедько с портретом Анатолия Красовского и Гарри Погоняйло с портретом пропавшего журналиста Дмитрия Завадского. © Deutsche Welle

Анатолий Лебедько с портретом Анатолия Красовского и Гарри Погоняйло с портретом пропавшего журналиста Дмитрия Завадского. © Deutsche Welle

Накануне исчезновения Гончара и Красовского

В апреле 1999 года в недрах КГБ и Совбеза был подготовлен документ по борьбе с радикальной оппозицией (к которой причисляли главу ЦИК Виктора Гончара) — абсолютно антиконституционный, под грифом "совершенно секретно", но тем не менее ставший достоянием гласности, вспоминает обстоятельства, предшествовашие исчезновению оппонентов режима, юрист Гарри Погоняйло.

Он представлял в суде интересы жен пропавших — Зинаиды Гончар и Ирины Красовской. "Я не исключаю, что в документе шла речь о физическом устранении оппонентов режима", — говорит Погоняйло. Далее события развивались по сценарию, подтверждавшему предположения о содержании плана. 6 апреля умирает Геннадий Карпенко, на которого оппозиция возлагала большие надежды как на реального соперника Лукашенко. Вдова Карпенко Людмила не раз заявляла: "Не верю, что муж умер своей смертью".

В мае 1999 без вести пропал Юрий Захаренко, который, как уверен политический обозреватель Роман Яковлевский, напугал власти, создав Союз офицеров, куда вошли люди с боевым опытом. В том же месяце Гончар выступил одним из инициаторов альтернативных выборов главы государства. Итоги референдума, состоявшегося двумя годами ранее и продлившего президентские полномочия Лукашенко, политик не признавал.

«Спусковой крючок»

Последний раз живыми Виктора Гончара и его друга бизнесмена Анатолия Красовского видели вечером 16 сентября 1999 года, когда оба они садились в джип Красовского. По данным следствия, недалеко от этого места были найдены осколки фар, следы от шин и кровь, которая с большой долей вероятности была кровью Гончара.

"Спусковым крючком" исчезновения Гончара, по мнению его соратника Василия Шлындикова, было намерение провести через три дня — 19 сентября — расширенное заседание разогнанного к тому моменту Верховного совета 13-го созыва с участием независимых профсоюзов и оппозиционных активистов. Как вспоминает Погоняйло, на этом заседании собирались принять решение о национальной кампании по отстранению Лукашенко от власти на основании собранных доказательств нарушений президентом законов РБ.

Как вспоминает лидер Объединенной гражданской партии (ОГП) Анатолий Лебедько, входивший в рабочую группу по подготовке соответствующих документов, власть не была тогда столь сильной и уверенной в себе и преданности силовых структур, как сегодня. Близко знавший Гончара Шлындиков свидетельствуют, что политика пытались купить, договориться, но поняли, что это нереально: "Гончар был харизматик, трибун и потому опасен".

Расследование в руках подозреваемых

Следствие по делам об исчезновении Захаренко, Гончара и Красовского продолжаются, отмечает Гарри Погоняйло. Подтверждение тому — некоторые следственные действия, которые по процедуре проводятся только в рамках расследования. По его словам, дела о насильственном похищении людей с последующим их исчезновением не могут быть сданы в архив в связи с истечением срока давности. Юрист поясняет: в таких случаях необходимо либо установить виновных, либо найти тело или самого человека, если он жив. Но ни одна из этих задач органами следствия не выполнена.

Вместе с тем, рассказывает Погоняйло, в делах Захаренко, Гончара и Красовского то и дело меняются следователи, реального же расследования по установлению виновных не ведется. Однако, по его словам, власти, видимо, боятся даже приостановить расследование, так как в этом случае необходимо представить потерпевшим развернутые документы – о наработанных версиях и причинах приостановления дела, что повлечет нежелательную для власти огласку замалчиваемых фактов.

Но главное — в какой-то момент расследование оказалось в руках подозреваемых, указывает Гарри Погоняйло. Шансы довести его до конца оппозиция связывает исключительно с переменой власти в стране.

Почему сворачиваются акции памяти?

Если раньше цепи неравнодушных людей выстраивались вдоль главного проспекта Минска с портретами исчезнувших, пикеты в людных местах собирали до ста и более участников, то теперь те же портреты появляются лишь на редких нынче акциях оппозиции.

Для поколения молодых оппозиционеров — это уже история, говорит ответственный секретарь оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия" Денис Садовский. Об этом можно почитать в архивах СМИ и правозащитных организаций, но на эту тему пишут все реже, она не на плаву, последующие события в стране заслонили ее. Вместе с тем, Садовский говорит, что оппозиционная молодежь готова выступать, и задает вопрос старшему поколению: "Скажите, что и как делать?".

Однако на главную причину указывает Роман Яковлевский. Многие из организаторов и участников акций уехали из страны, кто в связи с репрессиями после президентских выборов в 2010 году, а кто и раньше. Нынешние сводки о задержании активистов свидетельствуют об усилении пресса репрессий, и сегодня невозможны даже одиночные пикеты, не говоря уже о многолюдных мероприятиях. Последняя более-менее массовая акция, вспоминает Лебедько, прошла в 2009 году.

Автор: Елена Данейко, Минск   Deutsche Welle

Читайте также: