Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Вооружённая Украина

Чем дольше длятся боевые действия в Донецкой и Луганской областях Украины, тем больше внимания уделяется процессу распространения оружия в регионах, не затронутых конфликтом. Действительно, война, неконтролируемые участки государственных границ — идеальные условия для пополнения нелегальных арсеналов.

Учитывая географическую близость зоны военных действий и относительную прозрачность границ, вопросы оборота оружия актуальны и для Беларуси. Тем более интересны действия украинской власти в этом направлении.

Развенчание мифов или оружие уже есть. Первый и основной миф, который можно услышать в Беларуси — в мирных городах Украины появится оружие. И это станет источником повышенной опасности в том числе для нашей страны.

С одной стороны утверждение справедливо. Количественные оценки дадим ниже. С другой, особенно если говорить об опасности, стоит посмотреть в недавнее прошлое. Украинцы и до 2014 года были более чем неплохо вооружены. Дело в том, что согласно действующим нормативно-правовым актам, практически любой украинец может стать владельцем холодного и огнестрельного оружия. Кроме автоматического.

Нормативная база которой нет. Парадокс, но в стране нет закона об оружии. Зато существует более 80-и нормативных актов (законы, решения Кабинета Министров, ведомственные инструкции), которые регламентируют оборот холодного, травматического и огнестрельного оружия. Если кратко резюмировать все требования, то ситуация на оружейном рынке страны следующая:

Пневматическое оружие и приравненное к нему (огнестрельное под «патрон Флоббера») калибром до 4,5 мм и удельной кинетической энергией снаряда (на расстоянии метра от среза ствола) менее 0,5 дж/кв.мм находятся в свободном обороте. Их можно купить в обычном интернет-магазине.

Травматическое оружие – гладкоствольные огнестрельные пистолеты и револьверы, стреляющие зарядами не смертельного действия (резиновые пули и аналоги). Купить такое оружие могут депутаты всех уровней, члены добровольных дружин охраны общественного порядка, участники уголовных процессов (с ограничением времени разрешения), судьи, прокуроры и их родственники, журналисты.

Охотничье гладкоствольное огнестрельное оружие (в том числе помповые ружья) с длиной ствола не менее 45 см. — любой гражданин Украины, достигший возраста 21 год.

Охотничье нарезное оружие с длиной ствола не менее 20 см. — граждане Украины, достигшие возраста 25 лет.

Что касается популярного некогда «газового оружия» — в правовом поле Украины такого типа оружия не существует.

Регламентирует порядок приобретения Приказ МВД № 662 от 21.08.1998 (источник). Стоит так же оговориться, что нормативной базой не регламентируется количество «стволов», которые может купить один гражданин страны. Главное — психическое и физическое здоровье.

Таким образом в стране сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны ту же травматику купить может не каждый. А вот мощную крупнокалиберную снайперскую винтовку под патрон .338 Lapua Magnum — практически любой, кому исполнилось 25 лет.

Но даже этот список не охватывает все категории. Есть ещё как минимум две группы вооружённых украинцев:

Владельцы наградного огнестрельного оружия. Учитывая специфику страны и наличие собственных производителей нарезных пистолетов, значительная часть чиновников (не говоря уже о работниках силовых ведомств) в разное время награждалась «стволами».

Сотрудники охранных фирм и компаний. Многие подобные организации имеют целые арсеналы служебного оружия. Начиная от травматики и заканчивая автоматами (охранные компании, осуществляющие инкассацию ценностей).

Количество оружия на руках. Как уже говорилось выше, граждане Украины имеют достаточные возможности для приобретения оружия. В том числе мощных крупнокалиберных винтовок. Неудивительно, что даже по данным МВД на руках Украинцев по состоянию на конец 2013 года находилось не менее 827 тысяч единиц огнестрельного оружия. Эксперты и специалисты ассоциаций владельцев оружия приводят другие цифры — не менее 2 миллионов «стволов» в легальном обороте. Что более похоже на правду, если к цифрам МВД добавить «наградные» экземпляры, выданные «временные разрешения» (до 1 года) и арсеналы разнообразных негосударственных служб охраны. Ещё не менее 3,5 миллионов единиц по оценкам специалистов находились в нелегальном обороте (источник).

При этом не весь «нелегальный оборот» можно списывать на криминалитет. Учитывая историю партизанской войны, «бурные 90-е», близость Приднестровья и участие украинцев в других конфликтах на территории бывшего СССР, значительная часть арсеналов припасена обычными людьми «на всякий случай».

Много это или мало? Обычная арифметика: в Украине 40 миллионов жителей. И, пусть 1 млн. легальных стволов. То есть огнестрельное оружие есть у каждого 40-го (учитывая стариков и младенцев). Средняя хрущёвка на 60 квартир — это примерно 180 человек. Или как минимум 4-5 единиц огнестрельного оружия. Причём в расчёт не берутся газовые пистолеты и револьверы под патрон Флоббера.

Увеличение арсенала в 2014-15 гг. Военные действия и особенность их ведения в Украине, естественно, увеличили количество огнестрельного (и не только) оружия на руках у граждан. Российская Федерация буквально наводнила изделиями своего ВПК Донецкую и Луганскую области. Часть образцов в виде «трофеев» перешла на начальном этапе к бойцам добровольческих батальонов. Маленький пример: председатель Днепропетровской Областной государственной администрации И. Коломойский в начале 2014 года объявил награду за сепаратистов. Людей сдавали. В том числе группами. Но данных о сдаче оружия не было (источник).

С развитием конфликта, естественно, процессы вооружения пошли более активно. Простой пример: в добровольческих батальонах на июнь месяц (до их легализации) состояло не менее 5 тыс. человек. Все они были вооружены. И вооружены не из государственных арсеналов. Традиции оставлять оружие себе сохранились и позже. Причём некоторую часть арсеналов добровольцы переправляли в родные области — места формирования батальонов. Начальник штаба батальона Айдар Валентин Лихолит так прокомментировал ситуацию: «Оружие из зоны АТО попадает в город как для продажи, так и для закладок на случай чрезвычайных ситуаций. Происходит это так: бойцы связываются с посредниками, а те организовывают доставку»

Не менее активно в процесс вооружения украинцев включилась и другая сторона. Через свои каналы сепаратисты и представители российских формирований активно переправляют оружие «в Большую Украину». Основных целей три:

  1. Вооружение сторонников и формирования «закладок»

  2. Бизнес на продаже оружия

  3. Общая дестабилизация ситуации в Украине.

Милиция знает о проблеме. Но, увы, полностью перекрыть каналы поставок не может. Так, через интернет (а зачастую на рынках городов) можно достаточно спокойно купить АК за 8 000 грн (это около 280 долларов). Пистолеты идут дешевле — 150-200 долларов. А, например, граната Ф-1 — всего 10-11(источник). Примечательно, что в 2014 году тот же автомат стоил даже на 1000 гривен дороже (источник). А учитывая разницу курсов (январь 2014 — 7,7 грн за доллар, январь 2015 — 25), долларовая стоимость автомата упала почти в 4 раза — с 1,17 тыс. до 0,28 тыс. долларов.

При этом на территории, подконтрольной сепаратистам цены зачастую ещё ниже. Новейший российский АК-100 по словам переселенцев можно обменять на несколько бутылок водки.

Таким образом можно смело утверждать, что к имевшимся на руках 3-5 млн. «стволов» к концу 2015 прибавится ещё несколько сот тысяч. С той только разницей, что новое вооружение никак нельзя отнести к понятиям «охотиничье оружие» или «оружие для самообороны».

Методы противодействия — концепции украинцев. То, что только силовыми методами изъять всё незаконное оружие у населения понимают и власти и общественность. При этом украинские элиты всё больше склоняются к разработке методов «уравновешивания». Логика достаточно проста:

-большое количество оружия в нелегальном обороте увеличивает вероятность его использования в противоправных действиях;

-силовые структуры в такой ситуации не могут обеспечить эффективную защиту граждан;

-естественным выходом из такой ситуации является легализация гражданского оружия.

То есть, в Украине предлагают упорядочить нормативную базу, касающуюся приобретения, хранения, ношения и использования огнестрельного оружия. Причём новые власти не являются пионерами. До 2013 года в Верховную Раду несколько раз вносились законопроекты, которые должны были упорядочить оборот оружия в стране. Самый последний пример — одобрение кабинетом министров Азарова законопроекта о разрешении гражданам, достигшим 18-и летнего возраста приобретать и носить травматическое оружие (источник).

События, которые происходили в стране в 2014 году только усилили внимание граждан к проблемам оборота оружия. Сторонники легализации уже разработали и подали в Раду соответствующий законопроект который уже роздан депутатам для ознакомления (источник).

Документом, носящим название «закон про гражданское оружие и боеприпасы» предлагается ввести 4 типа оружия исходя из скорости и энергии снаряда (пули). Первый — пневматика, часть пистолетов под патрон Флобера и другое оружие со скоростью полёта снаряда менее 100 м./с. предлагается свободно продавать всем гражданам, достигшим 16-и летнего возраста.

Вторая категория — травматическое оружие — будет доступна уже 18-и летним украинцам. Но после прохождения подготовки, медосмотра и получения разрешения на покупку и ношение.

Третья категория — длиннноствольное огнестрельное оружие (в том числе нарезное и полуавтоматическое). Четвёртая — короткоствольное нарезное — пистолеты и револьверы.

Владельцем таких стволов могут стать (при наличии разрешения) украинцы, достигшие 21 года.

Закон чётко определяет запрещённые к свободному обороту виды оружия, вынося их за рамки понятия «гражданское». Для всех остальных видов упорядочиваются процессы хранения, ношения и употребления. В том числе вводятся прозрачные механизмы наказания за возможные нарушения норм законодательства.

В пояснительной записке авторы законопроекта ссылаются на опыт в том числе Грузии и Молдовы (источник). Страны, которые в результате вооружённых конфликтов столкнулись с той же проблемой — колоссальные объёмы нелегального рынка вооружения – решили проблему через легализацию оружия у населения. При этом появления у обычных граждан права на ношение оружия уменьшило показатели уличной преступности на 50-70% уже на следующий год после принятия закона.

Позиция противников легализации на данном этапе менее аргументирована. Ссылки на эксцессы в США или Норвегии явно проигрывают актуальным новостям появления оружия у пророссийских террористических групп на территории Украины. Единственным мощным аргументом в их руках пока что является апелляция к общественному мнению. Однако тут тоже не всё так просто – опросы проводятся по общей категории «оружие». И, естественно, дают негативные результаты. Особенно в Южных и Восточных областях — там, где вооружиться легче всего (источник). Комплексных же исследований общественного мнения касательно именно гражданского оружия (и различных его категорий) за последний год не проводилось.

Таким образом, вероятность легализации гражданского оружия на территории Украины уже в 2015 году достаточно велика.

Выводы для Беларуси. Упорядочивание рынка оружия в Украине является безусловно положительным для Беларуси процессом. С одной стороны это опыт решения проблемы, актуальной и для нашей страны. С другой — уменьшение возможных проблем от трафика вооружений через границу.

Тем не менее сама проблема распространения оружия (в первую очередь боевого) как никогда актуальна для «нейтрального государства в центре Европы». Участники войны на Донбассе везут вооружение не только и не столько в Украину. Учитывая прозрачность границы в части Луганской и Донецкой областей (называемых ДНР и ЛНР) можно утверждать, что не меньший поток оружия направляется и на территорию РФ. А уже оттуда вполне спокойно автоматы, гранатомёты и боеприпасы могут попасть в Беларусь. Увы, но на границе «союзных государств» эффективный пограничный контроль отсутствует как явление.

Таким образом наша страна уже в ближайшее время ощутит все прелести роста «нелегальных арсеналов». И если этот фактор не будет использован в (или после) предстоящих электоральных кампаний, проблема не исчезнет. Это потребует реакции в том числе на законодательном уровне. И тут опыт Украины может оказаться пусть и не полностью применимым, но как минимум полезным.

АвторИгорь Тышкевич, Belarus Security Blog 

Читайте также: