Туркменбаши поддаст газку! Увы, не нам?

К последним событиям парламентской борьбы украинцы относятся по-разному. Одни откровенно устали от всеобщих махинаций. Другие не следили за ними изначально. А третьи (непримиримые) у экранов своих телевизоров болеют за реванш. Причем вариантов реванша накопилось, пожалуй, больше, чем депутатов в Верховной Раде. А депутаты, тем временем, и парламентскую борьбу почти довели до апофеоза, и украинцев буквально ошарашили. То ли еще будет: на носу новая газовая война практически при любом коалиционном раскладе… Сапармурату Ниязову, официальному Отцу Всех Туркмен, надоело быть разменной монетой в игре славянских народов – бывших братьев по стране. Ниязов решил сам стать игроком. Да еще таким, какой играет основную партию. И выигрывает главный приз. Ведь не может «живой Бог» играть иначе.

Все о деньгах

В свете недавнего украино-российского газового противостояния у европейских журналистов уже почти хорошим тоном стало задаваться вопросом о надежности России как основного поставщика газа в государства Европейского Союза. Мол, единственный раз за всю историю поставок зима 2005-2006 годов стала временем, когда перебои с газом в Западной Европе – не вымысел, а реальность.

Российские официальные лица за полгода с момента окончания того противостояния не устают повторять, что Россия была, есть и будет надежным поставщиком. Но за государства-транзитеры они не отвечают и не могут отвечать. Пока заветная «труба» им неподконтрольна.

Но европейских журналистов подобные заверения почему-то не устраивают. Вот и на недавней интернет-конференции президента Российской Федерации Владимира Путина вопрос о надежности таки прозвучал. Что вызвало крайне жесткую реакцию главы российского государства.

Британская журналистка в очередной раз напомнила Путину, что в начале этого года «Газпром» прекратил поставку газа Украине. И связала это с началом председательства президента РФ в «Большой восьмерке». Она спросила, как может Запад рассчитывать на надежность России в газовых поставках.

Путин повел себя энергично. Тут же поинтересовавшись у журналистки о цене ее ожерелья. Та, не привыкнув к подобным поворотам в официальных мероприятиях, уходила от ответа как могла. Но не тут-то было: Путин дожал журналистку до витиеватого признания о цене в «несколько сотен фунтов» за ожерелье. А вопрос российского президента о том, не продаст ли журналистка ему свое украшение за 5 копеек или рубль, окончательно смял ситуацию.

Путин не откликнулся на шутливое замечание журналистки, что ему, как президенту России, она может сделать исключение. Зато умело перевел разговор на политику: «Но так вот человеку с улицы вряд ли вы отдадите это за бесценок. Почему Россия должна за бесценок отдавать свое имущество и свои природные ресурсы другим партнерам, равным нам на международной арене?»

«Если вы хотите, чтобы мы поставляли по дешевым бросовым ценам наш газ в Украину, вы же должны понимать, что этим самым вы создаете с нашей помощью неконкурентную среду для отдельных отраслей экономики в Европе… Между прочим, Евросоюз подталкивает к тому, чтобы мы внутри страны повышали цены на газ для наших производителей, что мы и делаем. Почему же мы не должны делать это для наших соседей?» — продолжил глава российского государства.

Но, применяя такой стандарт для российских поставщиков газа, Владимир Путин не препятствует применению противоположного стандарта в отношении туркменских поставщиков такого же газа.

И пока «Газпром» продает свой газ Украине по цене в 230 долларов за тысячу кубометров, пока для Белоруссии предлагается цена в 200 долларов за тысячу кубометров, а Молдова уже договорилась о поставках по цене в 160 долларов за тысячу кубометров, туркменам, как только возможно, препятствуют поднимать цену на экспорт своего газа. И удивительно, что Сапармурат Ниязов хочет не так уж и много в сравнении с ценами «Газпрома» для государств Европы и СНГ. Туркмения запланировала повышение цен до уровня всего лишь в 100 долларов за тысячу кубометров. Но эти 100 долларов ломают все.

Газовая уния

Туркменские 100 долларов за тысячу кубометров могут разрушить или украинскую экономику, или всю энергетическую политику России как в отношении бывших братьев по стране – нынешних государств СНГ, так и в отношении государств Западной Европы. Тут уж все зависит от политической ловкости.

Цена в 100 долларов за тысячу кубометров туркменского газа – не только неподъемный уровень для Украины. Но эта цена ставит под вопрос рентабельность поставок этого газа и к нам, и в Россию. Но поскольку именно газ – основной источник дохода Туркмении, российские и украинские переговорщики надеются убедить Сапармурата Ниязова цены не трогать. Впрочем, пока безуспешно.

Туркмения угрожает полностью прекратить поставки газа в случае несогласия России и Украины на повышение цены. Учитывая, что большая часть потребляемого Украиной газа – туркменская, а также то, что Россия даже при желании не сможет покрыть газовый дефицит в Украине за счет дополнительных источников, — «несанкционированный отбор» из «трубы» в Европу станет неизбежным.

Между тем, пока туркмены на компромисс не идут, эксперты советуют украинцам заключить с РФ своеобразную унию для эффективного давления на Туркмению. Правда, так уж исторически сложилось, что унии в Украине приводят лишь к печальным результатам, а восточные диктаторы очень болезненно реагируют на давление со стороны. Так во что же играет Сапармурат Ниязов?

Кто на свете всех хитрее?

Российские и украинские переговорщики с туркменами исходят из того, что Туркмения не пойдет на полное прекращение поставок газа по той причине, что именно газ – основной источник доходов для этого государства. Но Туркмения однажды уже оказывалась на грани экономической катастрофы как раз по причине конфликта с «Газпромом», когда российским монополистом руководил Рем Вяхирев.

Тогда, после полутора лет газовой блокады, когда все контракты с Туркменией были разорваны, экономика этой страны была на грани краха. И, если бы не было принято решение прекратить блокаду на уровне политического руководства России, то с Туркменией произошло бы то, что Рем Вяхирев называл словами «клиент дозрел». Тогда политические резоны возобладали над экономическими.

Сейчас же Туркмения находится в совершенно ином положении. Во-первых, у нее есть газопровод в Иран. Да, этот газопровод маломощный. Максимум, который он способен прокачать, составляет около 80 миллиардов кубометров. Что является довольно оптимистичным взглядом на его мощность.

Но, во-вторых, у Туркмении есть под боком Китай. С которым хоть и нет прямых географических границ. Но который развивается очень динамично и требует стабильно возрастающих объемов поставок энергетических ресурсов. В том числе, и газа.

В связи с этим весной 2006 года между Туркменией и Китаем было заключено соглашение о том, что Китай с 2009 года будет на протяжении 30 лет закупать у Туркмении 30 миллиардов кубометров газа в год. За три года с момента заключения соглашения планируется построить и ввести в эксплуатацию соответствующий газопровод Туркмения-Китай. Для обеспечения сырьевой базы этого газопровода обе стороны согласились «совместно заниматься разведкой и разработкой всех месторождений и площадей правобережья реки Амударьи на условиях Соглашения о разделе продукции».

Вопросом обеспечения непосредственно поставок газа через территорию третьих стран займется непосредственно Китай. Который взял на себя обязательство провести консультации с правительствами «транзитных стран» по вопросу о «взаимовыгодных условиях» транзита газа через их территории.

Но главное: Туркмения также проявила готовность при необходимости гарантировать поставки газа из других газовых месторождений. А необходимость, как известно, существует всегда. Ну а другие газовые месторождения вполне могут дать дополнительные объемы уже в ближайшее время – если все-таки Туркмения сдержит свое обещание прекратить поставки в Россию и Украину в случае непринятия новых туркменских ценовых условий. Вопрос лишь в газопроводе.

Кроме того, Туркмения давно пытается переориентироваться в своей внешней политике с бывших братьев по Советскому Союзу на страны мусульманского мира и Китай. Указанный пример сотрудничества с Китаем далеко не единственный. А уж к своим братьям по вере Сапармурат Ниязов всегда относился с неподдельным интересом. И именно мусульманские страны Туркмения выбирает для презентации своих, так сказать, наиболее амбициозных проектов.

Так, недавно сын президента Туркмении Сапармурата Ниязова Мурад впервые провел переговоры от имени туркменского руководства. Участие Ниязова-младшего в качестве «главного переговорщика» в межправительственных переговорах породило слухи о том, что Туркменбаши готовит его в преемники на посту президента. Переговоры состоялись в Дубаи и были посвящены вопросам торгово-экономического сотрудничества между Объединенными Арабскими Эмиратами и Туркменией.

Таким образом, Сапармурат Ниязов вполне мог рассудить, что раз уж Россия в лице «Газпрома» один раз поставила Туркмению на грань экономической катастрофы, то где гарантия, что это не может повториться? А если уж россияне (а с ними и украинцы заодно) сами торгуют газом по 200 долларов, а в то же время ему – Ниязову – запрещают поднимать цену даже до 100 долларов, то не лучше ли продать туркменский газ, к примеру, тем же китайцам?

Мороз в голове

Пока в Центральной Азии грозно намечались кардинальные изменения геополитического газового расклада, в Украине беспокоились только о вопросе дележа портфелей. Красивая патетика власти о том, что на повестке дня лишь согласие и общие демократические принципы, а не банальный дерибан постов и денежных потоков, — патетика шумно разбилась о кресло председателя Верховной Рады. И какое уж тут согласие! Не мытьем, так катаньем «Наша Украина» продвигала на этот пост Порошенко, пока лидер СПУ практически в последний момент взял инициативу в свои руки. Ценой возможного раскола своей партии, он, возможно, предотвратил окончательный раскол Украины. Но так и не уберег страну от потрясений.

В независимости от того, кто же теперь станет премьер-министром: Николай Азаров или кто-либо иной, — Украина столкнется с очередным газовым противостоянием. Правда, на этот раз Украина вполне может оказаться по одну сторону баррикад с «Газпромом». С другой стороны будет находиться президент маленькой, но гордой Туркмении. Которой надоело быть разменной монетой большой игре.

А любому формату украинской парламентской коалиции в сотрудничестве с Виктором Ющенко придется решать главный вопрос нашей с вами современности. И это, как ни странно, не вопрос усиления демократических реформ, вступления в НАТО или увеличения количества государственных языков. Это вопрос эффективного потребления Украиной энергии. Которая с каждым днем дорожает.

Дмитрий Фомичев, специально для «УК», по материалам http://www.regnum.ru/

Читайте также: